Lifestyle

История успеха дрянной девчонки Фиби Уоллер-Бридж

Рассказываем, в чем секрет успеха актрисы, какие у Фиби планы на будущее и как англичане справляются с оглушительным успехом

Туалетная комната — чем не место для интервью? Одна из самых сильных сцен сериала «Дрянь» также происходит в уборной ресторана: героиня Фиби Уоллер-Бридж (она и сценаристка, и исполнительница главной роли) отпускает перед зеркалом едкие шутки про месячные, в то время как в туалетной кабинке у ее сес­т­­ры случается выкидыш. За стеной, в пустом и элегантном зале ресторана, остальные члены семьи переживают один из самых кошмарных ужинов в своей жизни.

Санузел — это и святилище, и убежище одновременно, место, где правда и кровь льются рекой. Поэтому когда в финале нашего обеда Уоллер-Бридж захотела составить мне компанию в уборной («Мы можем сходить пописать вместе!»), я забеспокоилась. Впрочем, переживала я напрасно. «Ты все еще записываешь наш разговор?» — пошутила Уоллер-Бридж из соседней кабинки. Конечно, я не записывала, хотя это было бы абсолютно в стиле ее героини: немного пошлой, очень забавной, с ­небрежением ­относящейся к любым преградам, будь то актерская «четвертая стена» (Фиби любит обращаться напрямую к зрителю) или перегородка в туалете. «Что-нибудь спеть или рассказать?» — продолжает она, намыливая руки. Мне наконец удается вытащить Уоллер-Бридж и ее неуемное чувство юмора из ванной комнаты. «Я выхожу, выхожу, а что если я притворюсь, но не выйду?» — шикарным, бархатным голосом напевает она по пути.

Платье Balenciaga, кольцо Cartier

Сериал «Дрянь» начинался как моно­спектакль в 2013 го­ду. Премьера состоялась в Эдинбурге на ежегодном фестивале «Фриндж». Если пытаться обрисовать сюжет в общих чертах, то это история о женщине чуть за двадцать, знакомые называют ее Дрянь. У нее свой бизнес: вместе с подругой Бу она владеет тематическим кафе, посвященным морским свинкам, они же являются его основными посети­телями. Однако скоро управлять бизнесом, а заодно и разбираться с чувством вины Дряни приходится самостоятельно: подруга умирает в результате трагичного несчастного случая, а главная героиня чувствует себя причастной к ее гибели. Теат­раль­ная версия «Дряни» (этой зимой ее показывали в российских кинотеатрах в формате TheatreHD. — Прим. Vogue) мрачнее и острее телевизионной. Несколько месяцев назад в Лондоне я наблюдала, как Уоллер-Бридж заставляет толпу зрителей визжать от восторга, разыгрывая по-настоящему развратную сцену, в которой задействованы парикмахер и сэндвич. А изображая похожего на грызуна поклонника, она настолько менялась в лице, что мне до сих пор сложно поверить, что такое возможно без удаления куска челюсти.

«Дрянь» принесла Фиби прошлой осенью две статуэтки «Эмми»: за лучший комедийный сериал и лучшую женскую роль. А написанный ею триллер «Убивая Еву» (его сюжет можно описать четырьмя словами: убийство, убийство, хорошая укладка) отметился в четырех номинациях. «Это становится нелепым!» — сказала Уоллер-Бридж, выходя на сцену, чтобы забрать очередную награду. «Фиби чествует женщин, изображая их во всем многообразии. Мне кажется, она показывает нам, что правил не существует или, по крайней мере, что следовать им не обязательно», — говорит актриса Джоди Комер, победившая в номинации «Лучшая актриса в драматическом сериале» за роль бесчувственной серийной убийцы Вилланель в «Убивая Еву».

Топ, джинсы, юбка, сапоги, все Dries Van Noten

Монохромные, почти мужские костюмы и минималистичные шелковые платья — весенняя коллекция Max Mara вдохновлена Вилланель и Уоллер-Бридж. Последняя, по словам дизайнера Яна Гриффитса, «взяла старый жанр и сделала его современным». Уоллер-Бридж интересуется модой, это видно и по ее персонажам: героиня шпионского триллера носит пышное розовое платье из тюля. «Нет ничего приятнее, чем найти одежду, которая тебе нравится, например синий бархатный костюм Bella Freud, — говорит Фиби. — Но я хотела бы оставить за собой право выходить из дома в пижаме и выглядеть черт-те как». Сегодня на ней футболка с дятлом Вуди Вудпекером, карамельного цвета брюки и кроссовки. На спинке ее кресла висит жакет Harris Tweed. «Процесс выбора одежды — это стресс, каждый день приходится принимать решения. А хочется, как Стив Джобс, всегда ходить в одном и том же».

Я спрашиваю, что делают англичане, когда на них обрушивается невероятный успех: «Устраивают вечеринку с литрами джин-тоника и друзьями, которые не дадут им зазнаться». Вечеринки вообще ее конек. Уоллер-Бридж выросла в Илинге, спокойном и богатом пригороде Лондона, среди ее родни сплошь аристократы и члены британского парламента. И никакой чопорности. «В нашем доме всегда было — и остается — много гостей, веселья, музыки, смеха и разговоров с родителями и друзьями», — говорит старшая сестра Фиби, Изобель. Их отец Майкл работал на фондовой бирже, занимался венчурными инвестициями, а после нашел себя в роли фотографа-портретиста. Мать Фиби Тереза работает в The Ironmongers’ Company («Почтенной компании торговцев скобяными изделиями»), история которой насчитывает более 700 лет. Родители Уоллер-Бридж развелись, когда ей было около двадцати, но она всегда очень дружила со своей семьей, особенно c младшим братом Джаспером и сестрой. Изобель — композитор, она написала музыку к «Дряни» и не так давно сочинила саундтрек для показа Alexander McQueen. «Мы много болтаем обо всем на свете, разговариваем, пока ждем автобус, ходим за покупками, пьем чай, — говорит Изобель. — Обычная жизнь, но в ней бывают моменты, когда мы, просто разговаривая, будто проваливаемся в кроличью нору и спустя часы выныриваем с новыми идеями».

Я всегда старалась угодить, понравиться, играть правильно. А мне стоило помнить, что нужно оставаться свободной

После окончания Королевской шко­лы драматического искусства Уоллер-­Бридж, как и ее героиня, держала кафе с морскими ­свинками, а еще ходила на кастинги, снималась в массовке и не получала ролей. «Я считала, что нет ничего важнее того, как я выгляжу. Вообще, 20 лет — это возраст, когда все думают: «Нужно зарабатывать на своей внешности сейчас, а то потом будет поздно». Укладка имела огромное значение, — говорит Фиби. — Я всегда старалась угодить, понравиться, играть правильно. А мне стоило помнить, что нужно оставаться свободной».

Пытаясь найти себя, Уоллер-Бридж стала писать в паре со своей лучшей подругой, писательницей и режиссером Вики Джонс. Они основали теат­ральную компанию DryWrite. «Наша идея заключалась в том, чтобы пи­сате­ли могли публиковать свои работы анонимно, это позволило бы им быть смелее». Сейчас Уоллер-Бридж продюсирует написанный Вики комедийный триллер «Бег» на HBO и снимается в нем.

Платье Marc Jacobs, кольцо A La Vieille Russie

«Думаю, что первую половину жизни люди проводят в поисках, экспериментируют и все время пробуют новое, чтобы вылепить себя, как скульп­туру. А потом, когда статуя почти готова, они начинают говорить себе: «Не занимайся ничем, что может изменить тебя», — рассуждает тридцати­четырехлетняя Фиби о взрослой жизни. «Но ведь с такой позиции трудно познавать мир?» — спрашиваю я. «Да, кто-то может запросто отколоть скульптуре нос. Хотя я была бы не против укоротить свой на пару сантиметров», — смеется Фиби.

Теперь в ее послужном списке есть «Эмми», роль в культовой франшизе «Хан Соло: Звездные войны. Истории» и тот факт, что Дэниел Крейг лично предложил ей присоединиться к команде сценаристов новой серии бондианы «Не время умирать», которая выходит на экраны этой весной. Когда я спрашиваю о равной оплате труда — больном вопросе для голливудских актрис, — она отвечает: «Мои агенты рьяно борются за это, ведь они знают, что эта тема для меня очень важна. Так что да, все эти разговоры имеют место». Сейчас Фиби пишет сценарий полнометражного фильма, который собирается режиссировать сама. Идея фильма пришла ей в голову однажды утром, как «гром среди ясного неба», сразу после того, как она закончила «Дрянь». О чем именно будет идти речь — большой секрет, но Уоллер-Бридж намекает, что фильм будет создаваться в тесном сотрудничестве с ее сестрой.

Если у тебя нет желания пойти и слегка встряхнуть этот мир, тогда какой во всем этом смысл?

Режиссер «Дряни» Гарри Брэдбир говорит, что Уоллер-Бридж использует в своей работе принцип «шутка, еще 148 шуток, пощечина»: расслаб­ляет зрителей смехом, а затем бросает им в лицо что-то шокирующее. И хотя Фиби прославилась комедией на интимные темы, ее шутки часто имеют политический подтекст. Через две недели после «Эмми» она заявила на Saturday Night Live, что женщины сейчас откровеннее и раскрепощеннее в своей сексуальной жизни, чем когда-либо. «Гетеросексуальным мужчинам в наши дни разрешена только одна фантазия, — сказала она, грозя пальцем на манер школьной учительницы. — Если вам хочется чего-то, кроме секса с тридцатилетней женщиной в миссионерской позе, вы — извращенец». Упрек в сторону эпохи после #MeToo. Уоллер-Бридж кусает руку обществу, которое подняло ее на вершину. «Когда я понимаю, что нужно выразиться политкорректно, мне сразу хочется взбунтоваться, — говорит Фиби и добавляет: — Если у тебя нет желания пойти и слегка встряхнуть этот мир, тогда какой во всем этом смысл?»

Пиджак, платье, босоножки, все Alexander McQueen

Фото: Ethan James Green. Стиль: Tonne Goodman. Прическа: Orlando Рita. Макияж: Aaron de Mey. Сет-дизайнер: Julia Wagner. Продюсер: Alexis Рiqueras for AP Studio.