Иван Дорн и Constantine представляют клип на песню «Мозоль»

Премьера на Vogue.ru
Constantine
Timofey Kolesnikov

Расскажите про работу над песней. Всегда интересно, когда два артиста работают в одной связке, как вы находите компромисс, когда дело касается творческого процесса?

Иван: Песню написали мы вместе с Костей. Был попсовый мотив, который хранился у меня в рекордере на телефоне. Я показал ее на подкасте у Сережи Мезенцева — скролил разные аудио и наткнулся на эту. После того как отрывок прозвучал в подкасте, много людей начали писать мне и Сереже, чтоб я сделал эту песню. Я примерял ее на себя, но она мне показалась не совсем моей. Поэтому я предложил ее Косте. Мы начали делать аранжировку вместе, но ему не нравилась его самостоятельность в треке. В итоге мы сошлись на том, что прекрасно сочетаемся в этом треке вместе. И это сочетание настолько прикольное, что люди даже не могли отличить, кто из нас и какие части поет. Абсолютная путаница произошла у всех, кто слушал этот трек. Работа над «Мозоль» происходила в таком едином потоке, в котором даже не приходилось спорить и искать компромиссы. 

Костя: В моем EP «Симпатичен» мы работали над тремя песнями вместе — «Неоновая ночь», «Симпатичен так» и «Мозоль». Конечно, было волнительно работать на студии вдвоем. Для меня Ваня — гений и профессионал своего дела. Я переживал, чтоб соответствовать его уровню, и боялся, что мы будем спорить. Но мы отлично друг друга дополняем. У нас бывают моменты, когда мы очень яростно отстаиваем свое мнение. И на эти случаи у нас есть стоп-слово. Но во время работы над этим EP его использовать не пришлось. 

Timofey Kolesnikov
Timofey Kolesnikov

Клип получился огонь! Кто выступил режиссером? Чья была идея переместить действия в Америку, смешать ковбойский стиль с модным Нью-Йорком? Расскажите про хореографию, кто помогал с ней?

Иван: Режиссером выступил Тарас Голубков. От Кости изначально были вводные, что это должен быть клип в ковбойском стиле. Он сейчас себя видит так, ему это очень близко. Я поддержал, потому что это прикольно — ковбоем я еще не был, потому why not? Все плясало от Тараса и от того, что он наслаивал на эту ковбойскую историю. Ограбление банка — это самая логичная история, которая приходит в голову по поводу вестернов. Мы крутились вокруг этой, скажем так, традиционной темы, но сделали ее со сценарным поворотом. С хореографией нам помогал Артем — это великий мультижанровый танцор. Он может найти движение под любую мелодию и атмосферу. Мы очень благодарны тому, что он сделал — это одновременно просто и эффектно. Он нашел баланс между движениями и эмоциями, необходимыми, чтоб передать сценарную линию.

Кадр из клипа «Мозоль»

Костя: Да, ковбойский стиль пришел ко мне в раздумьях над своим образом. Я хотел, чтобы меня могли узнать по силуэту. Когда вы видите фото Джексона или Меркьюри — вы по одному очертанию понимаете, что это они. Также я думал про себя. В тот период я болел американскими 1970-ми — клеш, короткие рубашки. Я играл в игру, где главные герои — ковбои в стиле вестерн. И подумал, почему бы мне не поискать шляпу и не примерить ее на себя. Нашел, примерил, и она мне идеально подошла, дополнила образ 1970-х. И все заиграло. В этом образе легко фантазировать и сочетать разные стили. Мы артисты, которые несут праздник, особенно это слышно в EP «Симпатичен». Нам нравится все, что отражает свет и несет позитивные вибрации. 

Кадр из клипа «Мозоль»

Ретро — кажется, вообще главный тренд сейчас, и он пока не надоедает. В чем, думаете, секрет? 

Иван: Мне кажется, мы всегда переиначиваем то, что было сделано уже до нас. Это является источником вдохновения для всех нас. Я думаю, все новое — это синтез чего-то старого с чем-то еще более или менее старым. Даже мы когда-то станем ретро. Я бы хотел, чтоб нас тоже переиначивали и синтезировали с какими-то другими жанрами. Почему нет? Секрет популярности заключается именно в том, что это основа основ. 

Костя: Секрет популярности ретро — атмосферность и возможность перенестись обратно во времени. Потому ретро всегда будет актуально. 

Клип получился супермодным, мы как Vogue сразу обратили на это внимание. Кто помогал вам подбирать образы? Ну и не можем не спросить, что за невероятные джинсы со стразами у Константина?

Иван: Спасибо, для нас такой отзыв от редакции Vogue очень много значит. Думаю, особенно много он значит для Насти Велегуру, которая была стилистом этого клипа, частично шила костюмы и превратила нас в прекрасных ковбоев. Я в восторге от всех образов в клипе «Мозоль».

Костя: Настя «мой» стилист и отлично чувствует меня, берет самые смелые идеи и воплощает их. Я пришел к ней с идеей «хочу быть модным ковбоем», и она помогла это воплотить. На мне лук от Ксении Шнайдер, а для Ивана образы шили. Шляпы — Руслан Багинский. 

Какие у вас отношения с модой — не в кадре, а именно в жизни? 

Иван: У меня отношения с модой складываются тогда, когда это необходимо — в моменты моей публичности. В любое другое время это просто удобная и моя любимая одежда, с которой иногда связаны ностальгические воспоминания или истории о моем прошлом. Это могут быть даже дырявые вещи или те, что мне не по размеру. Но они дороги для меня, потому что мне их кто-то подарил, я надевал их во время важных событий, писал в них какие-то знаковые треки. Например, сейчас я работаю над четвертым студийным альбомом, и, думаю, несколько образов тоже подсознательно станут для меня «близкими и историческими». История — вот что связывает меня с вещами, которые я надеваю в моменты моей непубличности. Я не знаю, как описать свой стиль на публике… Это то, что может подчеркнуть мою персону, то, что будет сочетаться с моим характером и даже, наверное, с моим цветом волос, с моими глазами, будет позволять мне двигаться так, как я бы хотел на этом мероприятии. А мой стиль вне — это просто свобода, комфорт.

Костя: Я обожаю моду и отношусь к ней как к искусству. Это то, где ты можешь творить и фантазировать. Как и в музыке, мода — это то, где ты можешь создавать настроение. В жизни я одеваюсь по случаю, мне удобен спорт. Но когда я иду на вечеринку и появляюсь в шляпе — all eyes on me, этот образ удался.

И вообще я обожаю экспериментировать. Если понаблюдать за моим стилем, каждый раз, каждый релиз — это новый Constantine. То, как я выгляжу, отражает мое состояние в данный период. В первом альбоме я был спокойным аристократом с викторианским вайбом. В альбоме «90» — брутальный вампир. В «Поп меньшинства» был бунт против серости. Я был максимально ярким, пестрым и очень смело экспериментировал с образами. Мне нравится с этим играть. А в образе ковбоя я задержусь подольше.