© На Юлдус: топ Acne Studios; кокошник Uldus Design for Royal Opera House. Фото: Masha Mel. Стиль: Tess Yopp. Vogue Россия, апрель 2020

Lifestyle

Как художница из Петербурга прославляет русские кокошники в Европе 

Юлдус Бахтиозина рассказала о начале творческого пути и своем первом полнометражном фильме 

В 2014 году Юлдус Бахтиозина вышла на главную сцену конференции TED в кокошнике — выступление первого на этом форуме российского спикера о том, как фотография ломает стереотипы о нации, собрало полтора миллиона просмотров. С тех пор художница стала неофициальным амбассадором славянской эстетики в Европе: ее царевны в фантазийных кокошниках мелькали на страницах итальянского Voguе, а в январе ожили в перформансе-сказке про сестер-иммигранток «Аиша и Абхая» на сцене лондонского Royal Opera House. «Ко мне пришел режиссер с мудбордом, состоявшим из моих фотографий, — рассказывает 33-летняя Юлдус. — Он поставил передо мной задачу создать образы для его сказки, привнеся свой стиль повсюду: от костюма до макияжа».

Юлдус училась фотографии и дизайну в Англии, ее бельгийские выставки устраивает Джоанна де Вос, директор и куратор выставок Яна Фабра и Марины Абрамович. Но работает художница в родном Петербурге. Там же весной пройдет закрытый показ ее первого полнометражного фильма «Дочь рыбака» — истории о девушке, которая попадает в мир царевен и в конце обретает себя. По версии Юлдус, царевны обитают в волшебных, но пропитанных бюрократией учреждениях — с картотеками и очередями. В роли сказочного проводника — модель агентства Oldushka Валентина Ясень. Бахтиозина отдает дань уважения классическим советским киносказкам по-своему: вместо леса и бутафорских избушек, как в фильме «Морозко» Александра Роу, — интерьеры советских бассейнов и присутственных мест. Кажется, после «Русских вопросов» Владислава Мамышева-Монро никому еще не удавалось так ловко смешивать традиции и иронизировать над стереотипами о российской культуре. При этом «Дочь рыбака» — не видео-арт, не сюр без начала и конца, а вполне жанровый фильм, с четким сюжетом, с завязкой и кульминацией — но для визуально восприимчивого зрителя.

Кадр из фильма «Дочь рыбака»

Мы встречаемся с Юлдус в галерее Anna Nova, где в скором откроется камерная выставка «Восемь Степеней Царевности»: художница покажет фотоработы, кокошники и другие головные уборы из своих проектов за последние два года, а посетителям предложат тест на «царевность». Интерес к фольклору у нас вообще на подъеме: к успеху «Сказок Пушкина» в постановке Роберта Уилсона добавляется открывшаяся в марте выставка-исследование Третьяковской галереи «Русская сказка. От Васнецова до сих пор», где есть и работы Бахтиозиной. «Для себя я выбрала не реконструкцию исторических уборов, какой мастерски занимается мой друг Юханн Никадимус, — хотя я изучала каноны, книги, коллекции Русского музея и Оружейной палаты, — говорит Юлдус. — Я создаю свое — не штамповку из магазина «Народные промыслы», а арт-объект. Очень люблю внедрять графические элементы ар-нуво, хотя на первый взгляд — это славянская вышивка».

«Дарите Царевнам только дорогие кольца, их они вам никогда не вернут обратно». Аналоговая фотография.

Ремеслу Юлдус обучалась в школе церковных вышивальщиц — год осваивала секреты древнерусских золотошвеек и работу с жемчугом. На каждый кокошник уходит два-три месяца работы и немало драгоценных материалов: серебряные нити и бисер, перламутр, жемчуг и антикварные пайетки. В Лондоне художницу сначала называли сумасшедшей — вместо ручной вышивки декораторы обходятся обычным клеевым пистолетом, — а потом прониклись и приносили ей винтажную металлизированную тесьму, которую в России уже очень сложно найти.

«Когда ты и Царь, и Девица, песне нужно сложиться». Аналоговая фотография.

«Русская Синди Шерман», как называли художницу в начале карьеры за страсть к перевоплощениям перед своей же камерой, отлично чувствует себя в спортивном костюме, бейсболке и без макияжа. Похожим образом (за исключением бейсболки) одет ее пес Феодосий Чатриен Бахтиозин — времени шить для него бархатные костюмчики с жемчугом у Юлдус пока нет. «Знакомься, это кастинг-директор моего фильма. Если ему кто-то не нравился, я отказывалась от сотрудничества с этим человеком. Я не шучу». Работать с Бахтиозиной сложно даже тем, кто понравился Феодосию, — она строга к своей команде так же, как к себе: фотосессия может затянуться на 10 часов, а съемочная смена — на все 20. Художница, а теперь и режиссер, предпочитает работать с российской командой — говорит, что четкости, работоспособности и самоотдачи у нее больше, чем у лондонских коллег. «У меня не было ни дня, чтобы я не работала». А как же она отдыхает? «Занимаюсь спортом. В студенческие годы даже работала инструктором по йоге, потом пару лет была gym-фриком — занималась в зале каждый день. Сейчас пришла к балансу — хожу на фитнес три-четыре раза в неделю, чтобы поддерживать себя в форме».

«Снова завидная невеста (автопортрет)», 2019. Аналоговая фотография.

Дочерью рыбака Юлдус называет себя — ее отец увлекался рыбалкой, и именно ему посвящен фильм. «Когда мама узнала о моей идее, она заставила меня послушать песню Владимира Высоцкого «Здесь вам не равнина», потому что папа очень ее любил. Я ее прослушала триллиард раз, и она косвенно присутствует в последней сцене «Дочери рыбака». Там есть строчка «другие придут... пройдут тобой не пройденный маршрут». Это стало для меня импульсом взяться за работу над фильмом — даже если тебе суждено умереть в горах, нужно следовать своему пути, пытаться и пробовать». 

Кадр из фильма «Дочь рыбака»

Фото: Masha Mel, архив Vogue; стиль: Tess Yopp; макияж: Marisol Stewart/Stellacreativeartists; модель: Uldus Bakhtiozina/Anna Nova Gallery; продюсер: Alina Kumantsova; ассистент продюсера: Danil Belobraga. Редакция выражает благодарность Royal Opera House за помощь в проведении съемки.

Читайте также

Мода

Как 19-летняя художница из России стала новой музой Марка Джейкобса

Дизайн

Чем дизайнер Алиса Волчкова полюбилась в Европе и какие работы стоит знать