© Thom Browne, 2018. Фото: Emma Louise Swanson

Lifestyle

Как «Стеклянный дом» Филипа Джонсона вдохновляет ваших любимых дизайнеров

Рассказываем о новой биографии почившего архитектора, за вдохновением к которому не раз обращались Миучча Прада, Том Браун, Вирджил Абло и многие другие

Немногие могут похвастаться столь масштабным вкладом в американскую архитектуру, как Филип Джонсон и некоторые его современники — скажем, Фрэнк Ллойд Райт и Людвиг Мис ван дер Роэ. Сони-билдинг и Липстик-билдинг в Нью-Йорке, площадь Благодарения в Далласе, Хрустальный собор в Калифорнии — вот лишь несколько монументальных строений из послужного списка Джонсона. Все они запечатлены в новой книге издательства Phaidon под названием Philip Johnson: A Visual Biography.

Филип Джонсон (1906–2005) был вхож и в мир светской публики, и в мир интеллигентов. Он дружил с Джеки Онассис, снимался у Роберта Мэпплторпа, а Энди Уорхол увековечил его на одной из своих шелкографий. Модернистско-постмодернистское портфолио архитектора между тем вдохновляет многих современных дизайнеров. В 2016-м всеми любимый ресторан отеля Four Seasons в нью-йоркском Сигрем-билдинг — совместное творение Джонсона и Людвига Мис ван дер Роэ — подвергли сомнительной реновации. А Миучча Прада выкупила некоторые предметы мебели работы Джонсона из интерьера 1958 года и обставила ими ресторан Torre в миланском Fondazione Prada. 

Филип Джонсон, 1966

© New York Daily News

«Дневник эксцентричного архитектора»

Среди проектов Джонсона есть один, который повлиял на мир моды сильнее других — речь о его Стеклянном доме, расположенном неподалеку от города Нью-Канаан, штат Коннектикут. Строительство завершилось в 1948 году, а в 1979-м дом принес Джонсону престижную Притцкеровскую премию. Это сооружение выделяется среди других причудливых конструкций и пространств, созданных архитектором, и до сих пор остается венцом его карьеры. Цилиндрическая ванная с кирпичными стенами — единственная «закрытая» комната в доме, все остальное видно сквозь стекло: обшитый панелями из ореха, будто «парящий» кухонный остров, а также гостиную зону с ковром, креслами и кушеткой из сета Barcelona работы вышеупомянутого Мис ван дер Роэ. Изначально среди элементов декора присутствовала картина Николы Пуссена, которая, как говорят, стала отправной точкой для ландшафтного дизайна вокруг, еще тут была фигуративная скульптура Альберто Джакометти, она красовалась на кофейном столике. «Когда я оказываюсь в Стеклянном доме, всегда отмечаю блестящую работу Филипа с формой параллелепипеда, с прямыми гранями, и то, как все это противопоставлено природе», — говорит художник и кинорежиссер Джулиан Шнабель, которому Джонсон помогал на ранних этапах карьеры.

Джонсон называл свое жилище в Нью-Канаане «дневником эксцентричного архитектора». Это такой хорошо продуманный план, учитывающий его социальную принадлежность к Нью-Йорку и к Далласу. Именно сюда Филип сбегал, здесь принимал гостей, здесь, вдали от городского шума, проводил выходные вместе со своим партнером Дэвидом Уитни. Из стекла строили и до Джонсона — например, в 1932 году в Париже появился Maison de Verre Пьера Шаро, — но именно его дом обрел такую скандальную известность, архитектор проникся своим замыслом, он не просто жил в этом здании, он превратил его в загадочную достопримечательность. 

Филип Джонсон, 1966

© New York Daily News

Жильцы стеклянных домов способны не только на славные вечеринки

В 1967 году Vogue лично убедился в том, что у Джонсона и его Стеклянного дома (на тот момент уже довольно известного) богатый культурный потенциал — прямо на его лужайке и в соседнем подземном музее в самый разгар лета прошло благотворительное шоу ансамбля прославленного хореографа Мерса Каннингема. Сам Филип и коллекционер предметов искусства Джон де Менил выступили в качестве организаторов. Гости этого «пикника» с божоле-нуво насладились современным танцевальным представлением в исполнении труппы Каннингема, да еще и послушали живое выступление тогда никому не знакомой группы The Velvet Underground (любимцев Уорхола, который, кстати, частенько бывал у Джонсона).

Сегодня Стеклянный дом — не просто декорация для модных съемок. Ежегодно тут проходит грандиозная летняя вечеринка — важнейшее событие в светском календаре. Еще сюда привозят временные выставки известных на весь мир художников — Яёи Кусаму сменяет Роберт Индиана и так далее. Это место напоминает о гламурной тусовке восточного побережья середины прошлого века, в которой, как в хорошем «Грязном мартини», смешалось все — архитектура, искусство, музыка, танцы и дизайн. «Впервые я услышал о Стеклянном доме, когда учился в колледже», — рассказывает Том Браун, в 2018-м снявший тут сюрреалистичный лукбук одной из своих коллекций. Кадры отсылают нас к съемке Дэвида Маккейба с Энди Уорхолом, которая в 1964 году проходила здесь же. «Я до конца не понимал, почему мне так хочется увидеть этот дом вживую, он просто очень мне нравился… Лаконичность и сдержанность до сих пор меня вдохновляют».

Стеклянный дом, Vogue 1964

© Horst P. Horst

Креативный директор мужской линии Louis Vuitton Вирджил Абло тоже совершал паломничество в Стеклянный дом. Впервые, когда изучал архитектуру в Технологическом институте Иллинойса, учеба и пробудила любопытство. «Джонсон не просто задался целью построить дом. Сначала он нашел участок земли, и только потом родилась концепция. Думаю, это многое говорит о его методах проектирования, об умении работать с тем, что попало тебе в руки, и создавать нечто идеально вписанное в ландшафт». В 2017 году Абло нашел этому пространству хорошее применение — снял тут лукбук первой мужской pre-fall-коллекции Off-White под названием House Hunting. Модели позировали в самом доме и около него, в галерее скульптур, у павильона на озере и у круглого бассейна.

Что до недавних событий — дизайнеры Oscar de la Renta Лора Ким и Фернандо Гарсия не устояли и приехали в Коннектикут снимать нежные японские жаккарды в цветок, шелковые платья с узорами омбре и костюмы с элементами милитари из своей коллекции resort 2020. Безупречные газоны и белоснежные перегородки стеклянного потолка галереи скульптур послужили чудесным фоном. «Мы с Лорой вдохновлялись эпохой Мэйдзи в японской истории — это середина XIX века, время, когда Япония всерьез начала взаимодействовать с Западом, — поясняет Гарсия. — Умиротворенные сады, разбитые у Стеклянного дома, вкупе со строгостью его архитектуры — все это показалось нам идеальной локацией».

Thom Browne, Golf Capsule Collection 2018

Вечно актуальный источник вдохновения

Что именно в Стеклянном доме вдохновляет дизайнеров со столь разными эстетическими воззрениями, будь то Прада, Абло, Браун или Ким и Гарсия из Oscar de la Renta? Сама идея жилища, построенного преимущественно из стекла, не дает покоя воображению многих еще со времен королевы Виктории — именно тогда в стеклянных оранжереях с определенным температурным режимом принялись выращивать экзотические растения. Прозрачность, почти невидимость стекла позволяет зданию отразить всю мимолетную красоту природы. И дело не только в дневном свете, который, в зависимости от времени суток, задает цвета в интерьере и вообще влияет на его восприятие. Дело еще и в стирании границы между внешним и внутренним. Как в заключение сказал Вирджил Абло, «не могу вообразить ничего современнее векового концепта стеклянного дома. Я зачарован этой метафорой, можно провести столько параллелей».

Джеки Онассис и Филип Джонсон, 1977

© New York Post Archives

Книга Philip Johnson: A Visual Biography выходит в издательстве Phaidon

Читайте также

Мода

Пример для подражания: Энди Макдауэлл

Мода

Редкие снимки Вивьен Вествуд к 79-летию дизайнера