© Кадр из сериала «Бриджертоны»

Lifestyle

Координаторы постельных сцен в кино — одна из самых востребованных профессий в Голливуде прямо сейчас

Новая этика и популярность сериалов для взрослых подарили миру новую профессию. Ждем бума вакансий

«Я не включаю фильмы и сериалы, если знаю, что актеру было некомфортно на площадке. Странно смотреть на абьюз для развлечения», — делится Лиззи Тэлбот, британский координатор постельных сцен сериала Netflix «Бриджертоны». До того как взяться за хореографию пенетрации, мастурбации и родов, Тэлбот ставила драки в кино. Говорит, что не сильно отличается. Экранный секс, как и трюки, хорош только тогда, когда он заранее обсужден, отрепетирован и техничен. Это дает чувство безопасности и спокойствия. Вот только для сцен, где героя пронзают мечом, всегда зовут постановщиков, а, казалось бы, что сложного в том, чтобы изобразить страсть? Большинство режиссеров до последнего считали, что актерам для этого не нужна помощь, и звезды справлялись как могли. Дженнифер ­Лоуренс призналась в эфире шоу «Поздней ночью с ­Сетом ­Майерсом», что накануне своей первой секс-сцены в «Пассажирах», чтобы преодолеть смущение, выпила бутылку виски. Кира Найтли в интервью The Hollywood Reporter сказала, что после откровенных съемок в «Опасном методе» налила бокал шампанского и поклялась себе в подобном больше не участвовать. А ­Дакота Джонсон поделилась с Glamour, что во время работы над «50 оттенками серого» спрашивала совета у мамы. Мелани Гриффит, конечно, плохого не посоветует, но сейчас за рисунок движений, предсказуемость съемочного процесса и психологический комфорт актеров все чаще отвечают координаторы.

Кадр из сериала «Бриджертоны»

Профессия совсем новая, но стремительно набирает популярность. «MeToo случился в 2017-м, а годом позже нас стали уже активнее звать на съемки. История с Вайнштейном стала фундаментом нашего дела», — говорит координатор интимных сцен в «Эйфории» Аманда Блюменталь. Пионерами выступили HBO. Студия живо откликнулась на просьбу Эмили Мид, игравшей порноактрису в сериале «Двойка», пригласить кого-нибудь, кто поможет ей справиться со сценой минета, — вроде сопровождающего, который всегда есть на площадке у детей-акте­ров и животных. HBO пригласили Алисию Родис, ранее работавшую с каскадерами. Теперь она у них в штате, на правах пионера интимно-координаторского дела обучает коллег. И на новых проектах студии актеров без профессионального присмотра больше не раздевают.

Тэлбот говорит, что у 90 % актеров, с которыми она работала, был негативный опыт съемок секс-сцен и что 100 % актеров знают кого‑то, у кого он есть. Сейчас многие студии вслед за HBO вводят внутренние стандарты для сцен с обнаженными телами и интимной близостью, плюс в США этой темой заинтересовался проф­союз SAG-AFTRA.

Экранный секс, как и трюки, хорош только тогда, когда он заранее обсужден, отрепетирован и техничен

Работа координатора начинается задолго до съемок. Поначалу переговоры — с режиссером, чтобы понять, как он визуализирует фразу «и они занялись бурным сексом»; потом — с режиссером и актерами, чтобы на берегу договориться, что из задуманного получится воплотить (это также прописывается в контракте актера и в специальном nudity rider); затем — только с артистами. Если они не хотят что-то показывать — удаленную во время операции левую грудь или смешную старую татуировку, — это их шанс сказать об этом. Кроме того, актеры предупреждают, где и в какой момент партнеры могут их трогать. Эйми Лу Вуд, сыгравшая в «Половом воспитании» Эйми Гиббс, говорит в интервью Digital Spy, что проработка сцен с координатором Итой О’Брайен позволяла расслабиться и не думать хотя бы о том, убедительно ли ты играешь: «Тебе говорят: «Сейчас мы отрепетируем это в одежде: восемь толчков, рука сюда, потом сюда. Да, так о'кей!» Ее коллега по площадке Эмма Макки добавляет, что очень помогает четкий тайминг: условно семь секунд на объятия, три на поцелуй. «Мы заучивали секс-сцены, как танец». В «Бриджертонах» на съемку одного поцелуя могло требоваться по два часа, а на репетиции и съемки деталей медового месяца Дафны и герцога Гастингса ушел реальный месяц.

Кадр из сериала «Половое воспитание»

Лиззи Тэлбот говорит, что координаторы должны хорошо знать язык тела и без слов считывать, если актерам становится некомфортно. В таком случае Тэлбот может прервать съемку — актеры освобождаются от необходимости сказать «нет» режиссеру. Также они следят за тем, чтобы на площадке не было лишних людей и чтобы мониторы были закрыты, предлагают мятные леденцы, раздают телесные пластыри на тело, наклейки на соски, подушечки и специальное белье, в котором партнершу не смущает эрекция у мужчины. Аманда Блюменталь говорит, что настоящих пенисов в возбужденном состоянии не показывают в кадре, это всегда накладки — из уважения ко всем присутствующим. Поэтому порыв Эрика Дэйна, который, играя извращенца в «Эйфории», предлагал явить миру собственное достоинство, пришлось загасить. А вот неэрегированные гениталии можно показывать как есть. Если сценарий предполагает особую откровенность, а актер на такое не согласен, приглашают дублера (иногда разных — для крупных планов попы, груди и ног), и потом к его телу с помощью компьютерной графики подставляют лицо актера. Так делали в «Игре престолов».

У растущей популярности профессии есть и обратная сторона — проходимцы. Скетч на эту тему даже сделали «Субботним вечером в прямом эфире». Блюменталь и Тэлбот работают над тем, чтобы поддерживать добрую репутацию координаторов, растят новых специалистов и мечтают, чтобы абсолютно на всех ­проектах с эротическими сценами их присутствие стало обязательным. Ведь новости о харассменте на съемках продолжают появляться и в 2021 году. Например, этой весной 20 женщин обвинили британского актера, режиссера, сценариста и продюсера Ноэля Кларка в злоупотреблении властью на площадке в период с 2004 по 2019 год (он все отрицает). Кларк делал постельные сцены настолько откровенными и длинными, что участники съемочной команды недоумевали, что потом с этими кадрами будут делать — ­вой­ти в фильм они просто не смогут. А еще он обещал звездам, что они смогут остаться перед камерой в белье, а потом устраи­вал из‑за этого истерики. Тэлбот говорит, что эти обвинения ее фрустрируют: «Я смотрю на даты и понимаю, что уже тогда координаторы рассылали имейлы с предложениями помочь, но нас игнорировали. А ведь мы могли бы уберечь актеров от этих кошмаров! Очень жаль, что первое время нас не воспринимали всерьез».

Кадр из сериала «Эйфория»