Марион Котийяр о природе, кино и Chanel 

Как защитница океанов, актриса, мать и лицо культового аромата успевает все
ok
На Марион: платье, серьги и пояса Chanel. Фото: Lachlan Bailey. Стиль: Emmanuelle Alt. Vogue Россия, май 2020

«Природе нужно время, чтобы восстановиться, думаю, наш долг — дать ей это время», — говорила мне Марион Котийяр незадолго до того, как природа это время решительно взяла сама, красноречиво подтвердив правоту актрисы.

Прописными, как мы теперь это знаем, истинами ­Котийяр никогда не ограничивается, подкрепляя слова делом. В 2013 году она заперлась в клетке напротив Лувра в поддержку активистов Greenpeace, боровшихся с загрязнением Арктики. В 2010-м выпустила семь короткометражек о своей поездке в Конго. А в этом январе побывала в Антарктиде. «Я присоединилась к последней части экспедиции, которая называется «Полюс к полюсу», — рассказывает актриса. — Она стартовала год назад на Северном полюсе. Цель — добиться признания за «открытым морем» (или, как его еще называют, «международными водами» — морское пространство, на которое не распространяется суверенитет какого-либо государства) статуса глобального общественного блага. Сейчас «открытое море» является объектом ожесточенного соперничества государств. Французские ученые призывают к 2030 году создать на 30 процентах пространства «открытого моря» заповедники. Идея заключается не в запрете бурения, добычи руды или рыболовства, а в том, чтобы их регулировать в этих отдаленных районах. А моя роль — наблюдать и рассказывать о том, что я вижу, что чувствую, чему учусь у ученых».

Instagram content

This content can also be viewed on the site it originates from.

Прежде чем отправиться на край света, Марион успела заглянуть на премию «Сезар» — та закончилась скандалом: главный приз достался Роману Поланскому, а звезда фильма «Портрет девушки в огне» и символ борьбы за женские права во Франции Адель Энель демонстративно ­покинула зал. Пока в Америке судили Харви Вайнштейна, Франция раскололась на тех, кто считает, что Роман Полански если и не должен разделить его судьбу, то уж точно не может получать главную национальную кинонаграду, — и тех, кто требует убрать «руки прочь от классика». Ко­тийяр поддерживает Энель, считая «Портрет девушки в огне» гениальным фильмом, а про движение #MeToo говорит так: «Это настоящая революция. Некоторые практики нужно было давно и кардинально менять. Нам до сих пор приходится бороться за равенство в зарплате, например. Такое отношение к половине человечества оскорбительно для нашего интеллекта. Но положение дел меняется. Приходит осознание. Женщины все чаще и чаще рассказывают о том, что им пришлось пережить. А способность узнавать себя в чужих историях многим помогает внутренне освободиться. Это дает надежду и силы».

На Марион: жакет и колье Chanel; винтажные серьги и пояс Chanel; кепка Maison Michel; футболка и джинсы — винтаж

На «Сезар» Котийяр пришла в черно-белом платье Chanel в духе оп-арта. Это, конечно, не первый выход ­актрисы в наряде парижского бренда: Марион носила его и в раннем фильме Жиля Паке-Бреннера «Миленькие штучки», и на премьерах прославивших ее на весь мир ­«Долгой помолвки» и «Жизни в розовом цвете». Но этот случай — особый. Теперь Котийяр — лицо духов Chanel № 5. Она горда, что становится частью истории аромата, который «одновременно легенда и произведение искусства».

В «Миленьких штучках» 2001 года Котийяр впервые не только носила Chanel, но и пела, играя сестер-близняшек, одна из которых мечтает о карьере певицы, но не умеет петь, а вторая как раз умеет. Потом была роль Эдит Пиаф, правда, там пела не Марион. «В фильме звучит голос Эдит Пиаф. И сложность заключалась в том, чтобы достичь ­идеального плейбэка — совпадения картинки и фонограммы, чтобы все выглядело и звучало реалистично. Это очень тщательная, трудоемкая, довольно рутинная, но приятная в конечном итоге работа, когда удается достичь технического совершенства».

Марион Котийяр в роли Эдит Пиаф в фильме «Жизнь в розовом цвете», 2007 

Зато в новой картине французского режиссера Леоса Каракса «Аннетт», которая должна выйти в прокат в конце года, Марион вновь поет по-настоящему. «Это фильм, почти целиком состоящий из песен. Я играю оперную певицу. Уникальность этого мюзикла в том, что Леос стремился снимать на площадке все песни в «живом» исполнении. Нам приходилось петь в любых ситуациях, в том числе находясь в таких позах, которые совсем неудобны для пения. Для Леоса живой звук — это не фишка, а реальная необходимость. Я бы не сказала, что он стремился к «правдивости», скорее, он искал что-то подлинное во вселенной, часто далекой от любой формы реализма, и делился своими ощущениями от окружающего мира».

Поработать с Караксом, любимцем фестивалей, автором «Любовников с Нового моста» и «Корпорации «Святые моторы», Марион мечтала много лет. «Я была совсем юной актрисой, когда вышли «Любовники», и меня потрясла их страстная выразительность. Стать свидетелем столь напряженных отношений между актрисой Жюльет Бинош, которой я восхищаюсь, и режиссером было очень волнующе. Мысль о том, что однажды у меня тоже будет возможность участвовать в таких съемках, где страсть и долг перемешиваются ради создания настоящего произведения искусства, очень меня вдохновляла. Мне хотелось полностью посвятить себя кино, и в фильме «Любовники с Нового моста» эта преданность актеров и режиссера своему делу очень пронзительна. Это кино — абсолютное ­счастье. Надо сказать, что и на съемках «Аннетт» мы проживали моменты безумия и благодати; я не часто сталкивалась с такой сложной и интенсивной работой».

На Марион: жакет, юбка, ­пояс, браслеты и туфли Chanel; шляпа Maison Michel

Марион любит трудности? «Может быть, это такая странная форма выражения эго... Но да, меня привлекают фильмы, в которых я сталкиваюсь с неизвестностью. Отсутствие привычной уверенности в том, что я непременно окажусь на высоте, помогает мне двигаться вперед. Каждая съемка для меня как первая, каждый раз — новая история, новый персонаж, новый мир и исследование ранее неизведанного».

Самые сложные персонажи для Марион те, которые похожи на нее саму. Особенно если в режиссерском кресле сидит ее муж Гийом Кане. Так было и в «Маленьких секретах», напомнивших Котийяр о собственных подростковых комплексах, и в «Вечно молодом», где в основу сюжета и вовсе легла их супружеская жизнь. «Гийом веселился, наблюдая, как я готовлюсь к съемкам фильма Ксавье Долана «Это всего лишь конец света», где у моей героини канадский акцент. Мне же было сложнее сниматься у Гийома, так как в его фильме у моего персонажа как раз не должно было быть никакого акцента».

Марион Котийяр в фильме «Маленькие секреты», 2010

В «Аннетт» Каракса сложность была еще и в том, что на подготовку к роли оперной певицы у Марион было всего два месяца. «Леос предложил мне роль два года назад, но я была беременна и не хотела возвращаться к работе сразу после родов, как сделала в прошлый раз. Тогда это стало причиной усталости и фрустрации. Хотя сын постоянно был рядом, работа мешала мне проводить с ним каждую секунду. Так что в этот раз я решила продлить декрет. ­Вообще, независимо от профессии, быть работающей мамой сложно. Иногда даже жаль, что общество пошло по пути распада общины и многим из нас приходится жить далеко от родни, не имея возможности рассчитывать на поддержку семьи, состоящей из нескольких поколений».

От угрызений совести работающую маму спасает юмор. В первые дни карантина Котийяр написала у себя в инстаграме: «Если вам кажется, что ваши дети слишком много смотрят телевизор, выключите звук и включите субтитры. Вуаля, теперь они читают!» 

На Марион: жакет и колье Chanel; винтажные серьги и пояс Chanel; кепка Maison Michel; футболка и джинсы — винтаж