© Кадр из сериала «Неортодоксальная»

Lifestyle

«Неортодоксальная»: почему вам нужно обязательно посмотреть новый мини-сериал о жизни в хасидской общине

Создательницы основанного на реальных событиях четырехсерийного фильма Netflix Анна Уингер и Алекса Каролински рассказали Vogue о том, как снять ленту на столь деликатную тему и добиться максимальной аутентичности

Как будет чувствовать себя представитель ультраортодоксальной еврейской общины, когда внезапно окажется в «реальном» мире? Не понаслышке об этом знает писательница Дебора Фельдман. Она выросла в хасидской общине в нью-йоркском районе Уильямсберг. В 2009 году Фельдман ушла от мужа, оставив позади жизнь, полную запретов и оков, и вместе с сыном переехала в Берлин. Спустя четыре года она выпустила автобиографичную книгу «Неортодоксальная: скандальное отречение от моих хасидских корней», которая стала мировым бестселлером и легла в основу нового мини-сериала Netflix.

Четырехсерийный фильм, снятый режиссером Марией Шрадер, рассказывает историю Эстер Шапиро, или просто Эсти, которую играет юная актриса Шира Хаас. Эсти, как и Фельдман, больше не может терпеть свой неудачно сложившийся по расчету брак и строгие правила хасидского комьюнити в Уильямсберге. Она сбегает в Берлин в поисках новой жизни, где выбрасывает опостылевший парик, переодевается в джинсы и заводит друзей со всего мира в консерватории. Несмотря на то что большинство событий, которые происходят с Эсти, вымышлены и не повторяют сюжет книги дословно, сериал все равно вполне точно передает опыт главной героини. Создатели хотели как можно реалистичнее показать незнакомую большинству из нас культуру. Именно поэтому в сценах, снятых в Нью-Йорке, все персонажи говорят на идише, представителей еврейской и хасидской общин играют актеры-евреи, и они же консультировали съемочную группу по многим вопросам.

Своим успехом сериал обязан и тщательно продуманному актерскому составу (включая Амита Рахава в роли Янки, мужа Эсти, и Джеффа Вильбуша в роли ее кузена Мойши), и скрупулезной работе над сет-дизайном и костюмами. Большинство предметов одежды для съемок, в том числе свадебное платье Эсти, были куплены в секонд-хендах.

Vogue встретился с создателями сериала — американо-британской сценаристкой Анной Уингер («Германия-83») и канадско-немецким режиссером Алексой Каролински (Oma & Bella). Они рассказали, как им удалось так глубоко изучить столь деликатную тему, о которой обычно предпочитают молчать, какие факты из жизни комьюнити их особенно удивили и какой реакции на «Неортодоксальную» они ждут.

Автор книги — Дебора Фельдман, режиссер — Мария Шрадер, а вы отвечали за сценарий. Как вам удалось собрать такую команду?

Мы (Анна и Алекса. — Прим. Vogue) давно собирались поработать вместе. Обожаем проекты друг друга, и в конце концов наша болтовня за кофе перешла в конкретное обсуждение съемок сериала. Однажды Анна рассказала мне о Деборе — их сыновья ходили в одну школу в Берлине — и о ее книге, которую мы обе прочитали запоем. Периодически просто обсуждали «Неортодоксальную», пока не решили с благословения Деборы взяться за дело всерьез. Мы обе в восторге от фильма «Стефан Цвейг» и сразу поняли, что Мария должна быть режиссером. Во время съемок «Германии-86» Анна показала Марии книгу, и та согласилась присоединиться к команде.

С чего началась работа над сериалом и как долго она продолжалась?

Съемки проходили очень быстро. Для нас с Анной было важно работать с тем, кто будет понимать наше видение и согласится снять сцены в Уильямсберге на идише. Потом с нами связался Netflix — попросили, чтобы сериал был готов через год. Это очень короткий срок. В итоге в общей сложности производство заняло полтора года.

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

История Эсти во многом отличается от истории самой Фельдман. Как вы поняли, что именно нужно добавить?

Сериал состоит из двух частей: первая — про прошлое Эсти в Бруклине, вторая — про нынешнюю жизнь в Берлине. Первая почти полностью цитирует книгу, но мы выдумали все события, которые происходят в Берлине. Во многом потому, что Дебора все еще очень молода. Нам казалось нечестным рассказывать все, как есть, потому что ее жизнь в самом расцвете. Также нужно было показать, каким образом Эсти раскрывает свой внутренний потенциал. Мы сделали это благодаря работе с другими персонажами, такими как ее муж. Хотели передать и ее собственные впечатления от Берлина, рассказать об истории города и людях, которые в нем живут, нам показалось, что этого не хватает в других сериалах. Поэтому Эсти знакомится с исполнителями классической музыки со всего мира. Но не будем раскрывать все подробности, обойдемся без спойлеров.

Эсти — представительница хасидской общины в Уильямсберге. Учитывая деликатность этой темы, как вам удалось добиться такой аутентичности в сериале?

С самого начала было очевидно, что помимо нашего собственного ресерча будет необходима консультация людей, которые знают эту жизнь изнутри. При подготовке к съемкам мы познакомились с Эли Розеном — он стал нашим переводчиком, репетитором и консультантом и даже сыграл раввина в сериале. Эли сам родом из хасидской общины, он присутствовал на съемках каждый день. Многие наши актеры и массовка — представители различных хасидских комьюнити. Например, Джефф Вильбуш, который играет Мойшу, родился в ультраортодоксальной иерусалимской общине Меа Шеарим, откуда сбежал в 13 лет. 

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

Как вы искали информацию о жизни в комьюнити?

Мы многим обязаны Эли. Пару раз вместе с ним бывали в Уильямсберге, он помог нам наладить контакт с людьми в общине. К слову, многие из них словно живут на пересечении двух миров. Одни продолжают вести привычную ортодоксальную жизнь, но при этом уже почти покинули общину, другие просто допускают больше свобод, например, смотрят телевизор или ходят в бары в обычной светской одежде. Этим людям было важно, чтобы мы показали их жизнь такой, какая она есть на самом деле, и были готовы нам в этом помочь.

Какие факты удивили вас больше всего?

Община в Уильямсберге сформировалась после холокоста. Помимо религии их объединяет скорбь по погибшим членам семьи и вера в то, что холокост был божьей карой за то, что евреи ассимилировались в Европе. Они носят традиционный костюм, чтобы буквально всем своим видом показать свое происхождение. Именно поэтому говорят на идише — языке, который со времен холокоста почти не встречается в неакадемических кругах. Далеко не все могут понять такие обычаи, но они по-прежнему вызывают бурю эмоций.

Сложно было собрать актерский состав?

Для сцен в Уильямсберге мы искали актеров-евреев, которые говорили на идише, ну, или по крайней мере были готовы его выучить. Кастинг проходил по всему миру, и в конечном итоге нашли людей из США, Англии, Германии, Швейцарии, Израиля и Болгарии. Опять же помог Эли — он актер нью-йоркского театра New Yiddish Rep. Над съемками в Берлине мы работали с кастинг-агентством, и нам очень помогло видение и опыт Марии. Важно было собрать разнообразный каст, потому что музыкальная академия, в которую поступает главная героиня — интернациональная. Как и сам Берлин.

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

Когда Эсти приезжает в Берлин, то сразу же знакомится с группой музыкантов, которые берут ее под свою опеку. Все персонажи сериала, которые родились в Германии, многое знают о прошлом страны и холокосте. Не кажется ли вам, что это довольно идеализированная картина города?

Мы не показываем реальность в контексте всего города, речь идет об интернациональной группе очень талантливых студентов. Возможно, эта школа действительно выглядит утопично, но она находится в Берлине. В этом городе около 50 музыкальных школ и академий. Уже в этот факт сложно поверить.

В начале года фильм «Паразиты» собрал несколько статуэток «Оскар». В «Неортодоксальной» герои много говорят на идише и немецком. Как вам кажется, мир становится более открытым к международным проектам?

Безусловно. И на наш взгляд, «Паразиты» — прекрасное кино.

Каково было работать с Netflix?

Они с энтузиазмом восприняли идею мультикультурного и многоязычного проекта. У Netflix огромная аудитория по всему миру, и всегда найдутся компании людей с общими интересами, вне зависимости от того, на каком языке они говорят. История Эсти универсальна. В конце концов, все сводится к вопросу о том, каково это — будучи женщиной, взять свою жизнь в собственные руки. Она просто хочет познать мир. Думаю, многим из нас это знакомо. Netflix сразу поняли многие наши идеи и решения, нам даже не пришлось объяснять такие аспекты, как выбор актерского состава. И мы ни в коем случае не принимаем это как должное. Не можем не упомянуть команду пиара и маркетинга. Вся промокампания построена на понимании того, как происходит диджитал-коммуникация сегодня: постеры, трейлер, фотографии — все просто невероятно.

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

Какое заявление вы хотели сделать? И какие вопросы может поднять сериал?

Прежде всего мы надеемся, что зрители получат удовольствие от просмотра. В конце концов, мы делаем развлекательный контент и хотим, чтобы людям он понравился. Что касается дискуссий и дебатов, нам самим это интересно. Поживем — увидим.

Переживаете из-за отзывов? Кто ваш самый главный критик?

Любой человек нервничает перед тем, как показать свою работу миру. В то же время так здорово, что сериал увидят миллионы людей одновременно. Воодушевление заглушает страх. Наша аудитория и есть наш главный критик, так и должно быть.

Кадр из сериала «Неортодоксальная»

© Anika Molnar/Netflix

Сериал «Неортодоксальная» доступен к просмотру на Netflix уже сейчас.