Поэтесса Катарина Султанова о стихах как лекарстве и нити, связующей всех

«Сейчас время, когда интерес к поэзии возвращается, в самом хорошем смысле»
Поэтесса Катарина Султанова о стихах как лекарстве и нити связующей всех

Этой осенью модный Дом Valentino во главе с креативным директором Пьерпаоло Пиччоли разработал для Москвы капсульную коллекцию с поэтичным обликом и названием — Dedicated to You. Так бренд продолжает тему всего текущего сезона, посвященного поэзии. Вещи из коллекции осень-зима 2019 украшают цитаты четырех авторов — Ирсы Дэйли-Уорд, Мустафы, Греты Белламацины и Роберта Монтгомери. Инсталляция авторства последнего служила декорацией к показу, а перед ним все гости получили сборник стихотворений Valentino On Love. Одна из строчек, написанных Ирсой Дэйли-Уорд, 30-летней британской поэтессой с африканскими и индийскими корнями, стала основой для московской лимитированной коллекции. «Мы все смотрим на одну и ту же луну» (We’re all looking at the same moon), — вынесено на пышные юбки, белые рубашки, свитшот и футболку.

О незримой силе стихов Vogue поговорил с российской поэтессой Катариной Султановой.

Катарина Султанова в свитшоте из коллекции Valentino Dedicated to You

Павел Харатян

«Сейчас время, когда интерес к поэзии возвращается, в самом хорошем смысле, — говорит Катарина Султанова. — Словом можно убить или поднять с колен, мне нравится состояние от прочтения хорошего текста — он словно приподнимает тебя над землей. Незримо, буквально на несколько миллиметров, но это ощущение ни с чем не спутаешь».

Катарина выпустила две книги стихов («Легкие формы бреда», «Живые») и готовит третью, собрала вокруг себя десятки тысяч поклонников и активно гастролирует с концертами по всей России. Султанова регулярно делится своими стихами в инстаграме — как и вышеупомянутая Ирса Дэйли-Уорд, активно сотрудничает с деятелями театра и кино, в том числе в авторском видеопроекте «Женщина с тысячами лиц», где ее произведения читают актрисы Оксана Фандера, Екатерина Гусева, Елена Ксенофонтова, Ирина Гринева, Юлия Ауг и многие другие.

Content

This content can also be viewed on the site it originates from.

«Особый трепет вызывает у меня театр, — вспоминает Катарина свою первую работу над спектаклем «Таганский фронт», в 2014-м представленном в Театре на Таганке, для него Султанова создала женские монологи. — Я никогда не писала на заказ, совсем этого не умею. До последнего переживала, что не получится, что стихи не пройдут мой внутренний фильтр точности и правды. Но все получилось. На премьере спектакля были мои близкие, друзья и уважаемые мною люди — особой радостью стал тот факт, что, сидя в зале, они с точностью до единого определили, какие именно тексты написаны мной. С трейлером к фильму Тимура Бекмамбетова «Он дракон», по словам Катарины, была та же история: «Несколько значимых для меня людей, встретив меня, сказали, что еще до имени в титрах поняли — это Султанова. Наверное, для меня это и есть признание». Делясь своими планами и мечтами, Катарина отмечает, что хочет написать большую книгу в прозе, озвучить стихами модный показ и чаще работать в театре, поставить спектакль по своим стихам вместе с талантливым режиссером вне зависимости от степени его известности.

Катарина Султанова в рубашке из коллекции Valentino Dedicated to You

Павел Харатян

Катарина начала писать стихи примерно в 20, учась на юридическом факультете, а в 25 оставила ради поэзии хорошую работу и все остальное. «Все эти пять лет я писала стихи, боясь признаться себе, что они единственное, чем мне по-настоящему хочется заниматься, — рассказывает Катарина. — После, достаточно серьезно заболев, я поняла, что пора срочно что-то менять. Уволилась, собрала чемодан, улетела в Таиланд и, две недели просидев у воды, вернулась домой с полным ощущением, что я иду становиться поэтом. (Улыбается.) Как это будет, куда именно идти, что получится — я не знала».

Катарина Султанова в футболке и юбке из коллекции Valentino Dedicated to You

Павел Харатян

О поиске своего голоса

«Многие творческие люди считают, что подражание — лучший/адекватный способ прийти к своей манере, — продолжает Султанова. — Я люблю читать биографии сильных личностей, они вдохновляют и поддерживают меня, очень люблю Ван Гога, он прожил крайне тяжелую жизнь, много лет копировал современников, пытаясь выработать собственный стиль, и в итоге превзошел многих, но я хотела иначе. Боясь невольно перенять или выхватить из пространства чужое слово, я в принципе перестала читать стихи. И успокоилась только тогда, когда в какой-то момент поняла, что нащупала свое».

Рождение стиха, по словам Катарины, — довольно непредсказуемый процесс. «Я могу написать пять текстов за четыре дня, а потом молчать месяцами — и тогда начинается ломка. Вылезает главный страх — я больше не могу писать. Знаете, как у Земфиры: «Мои песни однажды покинут меня» (в композиции «Деньги». — Прим. ред.). Но стихи возвращаются. Что-то меняется, лопается или, наоборот, прорастает в сознании, и в награду или наказание приходит текст (улыбается), дарует выдох, высвобождение, временное облегчение. А потом снова молчание и страх. И так по кругу».

Катарина Султанова в рубашке из коллекции Valentino Dedicated to You

За вдохновением Катарина уезжает из привычной среды. «Все как у людей: собираю чемодан, надеваю кроссовки и на два-четыре дня улетаю в Европу, чтобы потеряться на ее улицах, или сбегаю к морю, что происходит гораздо чаще, — рассказывает Султанова. — Я вообще сумасшедшая в этом плане: разговариваю с водой, молюсь ей, прошу сил и прощения, благодарю. Море — моя религия, моя вера, мой дом».

Катарина Султанова в рубашке из коллекции Valentino Dedicated to You

Павел Харатян

О поэзии как лекарстве

В инстаграм-профиле Султановой значится: поэт, шаман. «Я не сама это придумала, — улыбается Катарина. — Меня так давно прозвали мои читатели. Одни говорят, что мои концерты — шаманство и волшебство, ритуал очищения, принятия и прощения, другие, что встреча со мной похожа на исповедь — словно поговорил с батюшкой, и стало легче».

Катарина признается, что стихи дают ей невероятную свободу: предельно откровенно говорить обо всем, что принято переживать в одиночестве. «Самые близкие часто не знают, что происходит с нами и внутри нас, — говорит поэтесса. — В эпоху инстаграма все мы можем выложить красивую фотографию, как я гуляю по Парижу, например, а на самом деле внутренне умирать. Любой творец изучает на просвет собственные переживания, страдания, болевые точки. Для меня высшая степень таланта — писать из состояния счастья. Его настолько хочется прожить, что совершенно некогда анализировать и записывать. Но я учусь».

Катарина Султанова в футболке и юбке из коллекции Valentino Dedicated to You

Павел Харатян

«Мы живем в искаженное время, — продолжает Катарина Султанова. — Мы так закрыты от себя настоящих, так стремимся создать и поддерживать в чужих глазах свой желаемый образ, что перестаем различать, где мы, а где то, что мы придумали о себе, но упорно транслируем в мир. Ты листаешь ленту новостей, часто на автомате, сотни красивых картинок, и неожиданно натыкаешься на текст, написанный в столбик, пробегаешь глазами и вдруг захлебываешься от осознания: я ведь чувствую/думаю/ищу то же самое, у меня здесь же вот так болело или болит. Понимание того, что где-то в этом мире, пусть даже далеко от тебя, совершенно незнакомый человек с невероятной точностью описал тебя и твои переживания, столкнулся с тем же страхом или был на таком же дне, оттолкнулся от него или пока не смог, но уже поднимает голову — дает ощущение мощнейшей эмпатии и поддержки — это и есть та незримая серебряная нить, которая тянется из поэзии ко всем нам».

Катарина Султанова в рубашке из коллекции Valentino Dedicated to You

Павел Харатян

Капсульная коллекция представлена в бутике Valentino в Третьяковском проезде, в ЦУМе и на сайте tsum.ru.


Макияж: Марина Икаева, Armani Beauty
Волосы: Анастасия Канаева, Make up Team Mosco
w