© В гостиной золотое винтажное яйцо соседствует с велюровыми креслами Джанкарло Пиретти

Lifestyle

В гостях у основательницы Nanushka Сандры Сандор

Минимализм, вневременность, экологичность — дизайнер исповедует единые принципы в моде и дома

Длинный стол из мрамора Calacatta Viola терпеливо ждет гостей в столовой с камином и деревянными панелями буазери — в Будапеште очередной локдаун. «Всегда хотели большой стол, чтобы устраивать ужины на 20 человек, — рассказывает Сандра Сандор, основательница бренда Nanushka. — Питер обожает готовить, он спец по итальянской кухне. Сначала думали заказать столешницу толщиной три сантиметра, но нам сказали, что пол не выдержит и однажды мы проснемся этажом ниже. Пришлось сделать мрамор потоньше, но получилось даже красивее». Рядом с Сандрой сидит ­партнер по жизни и работе Питер Бальдасти. Вокруг стола — стулья Ceska B64 Марселя Брейера. Точно такие же стоят в бутике марки в Мэйфэйре — чтобы покупатели чувствовали себя как дома.

Гостиная — место релакса. Сандра на диване Camaleonda обычно читает или смотрит «Игру престолов», Питер играет в PlayStation и болеет за «Барселону». На ­заднем плане — столовая с мраморным столом

Пока модная индустрия считала убытки от ковида, Nanushka в марте 2021-го праздновала попада­ние в список «1000 самых быстрорастущих европейских брендов» Financial Times — марка возглавила fashion-секцию, а в общем зачете заняла 68-е место. На вопрос, что они делали не как остальные, Питер и Сандра улыбаются: «Мы очень стойкие». Стойкие — значит и выносливые, и устойчивые. В смысле sustainable. Платья-рубашки у Nanushka — из органического хлопка; расслаб­ленные комбинезоны — локального производства; вязанные в стиле петчворк свитеры — из повторно используемых нитей; удлиненный жакет и сатиновая рубашка имеют сертификат устойчивого лесопользования, а сумки, пальто и плащи, которые теперь продаются в ЦУМе, сделаны из экокожи.

Мода у Сандор в крови. Ее мама одной из первых в советском Будапеште стала производить детскую одежду. Окончив Лондонский колледж моды, Сандра вернулась на родину, чтобы нанести Венгрию на карту фэшн-индустрии. Марку, названием которой стало детское прозвище хозяйки, она основала в гараже родительского дома 15 лет назад. Но настоящий прорыв случился, когда на должность CEO пришел Питер. «Сколько себя помню, у меня всегда был свой бизнес. Сначала технологии, потом рестораны», — говорит он. Они и с Сандрой познакомились в одном из его ресторанов. «В 2016 году Nanushka было особенно непросто — и я решил взять ответственность на себя. Мы с Сандрой на тот момент уже почти три года были вместе, и я знал, какой она талантливый человек».

Бедлингтон-терьер Джини позирует на фоне работы фотографа Слима Ааронса El Venero 1967 года. Принт Сандра пода­рила Питеру на день рождения

Рыцарей мраморного стола мы застали на пороге перемен. В планах — лаборатория по выпуску собственных экологичных материалов, в том числе любимой Сандрой веганской кожи. В процессе — перестройка родительского дома, того самого, где когда-то началась история Nanushka, в семейное гнездо. За реконструкцию отвечает архитектор ­Аттила Ф. Ковакс — друг хозяев, автор стола и владелец квартиры в Пеште, где Сандра и Питер сейчас живут. «Мы кастомизировали пространство под себя. Пусть это и временный дом, важно, чтобы он отражал наше настроение и близкую нам эстетику», — говорит Сандра.

Узнав, что стол когда-то принадлежал Джеки Кеннеди-Онассис, хозяин винтажного магазина попытался выкупить его по троекратной цене, но безуспешно

Сандре нравится, «когда Восток встречает Запад»: в квартире с лепниной на стенах, деревянным столиком в виде слона из испанской резиденции Джеки Кеннеди-Онассис и принтом классика американской фотографии Слима Ааронса пахнет ароматическими палочками. Хозяева Nanushka, чья новая осенне-зимняя коллекция получилась устойчивой на 60%, дома сортируют мусор, не покупают воду в пластике, стараются есть меньше мяса и выбирают экологичную посудомойку. А если спорят, то о спортинвентаре: «У Питера есть ­велотренажер Peloton, потрясающий, но эстетически он мне не нравится. И его никуда не спрятать, он всегда на виду!» — шутя жалуется Сандра и начинает велотренировку.

Слева: за барной стойкой ­итальянского архитектора Джо Понти висит принт иллюстратора из США Фрэнка Макинтоша для журнала Asia. Справа: камин в квартире помнит времена, когда тут был офис венгерско-французской страховой компании. Сейчас используется только как книжная полка

Фото: Zoltan Tombor. Продюсер: Alina Kumantsova.