© Стивен Вебстер с дочерью Эми. Пространство на Маунт-стрит — это и салон, и бар, и офис пиар-команды. Отсюда открывается вид на ­площадь Беркли. На Эми (здесь и далее): хлопковый топ, Agolde; кожаные брюки, Loro Piana; золотые колье и чокер с опалами, кварцем и бриллиантами CH2, (на правой руке) золотой браслет с опалом, кварцем и изумрудом, золотое кольцо с опалом, кварцем и бриллиантами CH2, золотое кольцо I Promise to Love You, (на левой руке) кольца из белого золота с бриллиантами Thorn, все Stephen Webster. На Стивене: водолазка, джинсы, все Paul Smith; золотая цепочка, (на правой руке) кольцо из розового золота с черными бриллиантами, (на левой руке) золотое кольцо с бриллиантами, золотое кольцо с бриллиантами и рубинами Jitterbug, все Stephen Webster

Lifestyle

В гостях у ювелира Стивена Вебстера и его семьи

Делать украшения или смешивать коктейли — чем бы ни занималась семья Стивена Вебстера, все получается головокружительно

Дорогих клиентов в салоне Stephen Webster на Маунт-стрит приветствуют красный неоновый череп и бар под ним. Все вместе это No Regrets Lounge. Коктейльные кольца в виде крабов, лобстеров или бабочек с танзанитами, турмалинами и сапфирами здесь примеряют под ритмичное взбалтывание шейкера с крышкой в виде зубастого черепа змеи. Да, шейкер — тоже Stephen Webster. Барные коллекции Russian Roulette и Tequila Lore — новая гордость бренда. Марка в конце года открывает бутик в ­ЦУМе, там серебряные трубочки для напитков (дань моде на отказ от одноразовых предметов) и щипцы для льда будут впервые представлены в России наравне с ювелирными изделиями. Неоновый череп и авторская коктейльная карта к нам тоже приедут.

Принадлежности для бара Вебстеры всей ­семьей усиленно тестировали на карантине — каждую пятницу устраивали вечеринки в своем загородном доме в Кенте. Основатель бренда после рабочих зумов превращался в миксолога и мешал «Карантини мартини» и «Любовь во время «короны». Ася, жена ювелира и пиар-директор Stephen Webster, неспешно готовила ужин. Дочери Эми и Ника вставали за ди­джейский пульт. Сторис с танцами и коктейлями на кухне тут же транслировали в личный инстаграм дизайнера — раньше там были путешествия, мероприятия и камни. «Нам хотелось сблизиться с нашей аудиторией, показать ей, как мы живем. Серьезность — это не про нас, мы любим повеселиться», — поясняет два­дца­ти­­девятилетняя дочка Стивена от первого брака Эми. А папа добавляет: «Поэтому мы в соцсетях эгоистично сделали ставку на то, что любим больше всего: делились рецептами коктейлей, записывали интервью с нашими друзьями для подкаста и составляли плейлисты».

Ася Вебстер с дочерьми Эми и Никой. Смол-токи ведутся под ­люстрой-метеоритом Fredrikson Stallard. На Асе: шелковое платье, Fendi; колье из белого золота с бриллиантами Magnipheasant, золотое кольцо с опалами, кварцами и изумрудами CH2, все Stephen Webster. На Нике: хлопковая рубашка, A.W.A.K.E. MODE; джинсы, Agolde; золотое колье с бриллиантами и жемчугом No Regrets, кольца из золота, золотое кольцо I Promise to Love You, золотое кольцо с опалом, все Stephen Webster

Пятничная традиция появилась сама собой или была запланирована в рамках пиар-поддержки барной линии? Показания Вебстеров расходятся — частная жизнь и работа у них сплетены практически в гордиев узел. Впрочем, пандемия всем нам подарила подобный опыт. Когда по выходным на весь дом не громыхали Massive Attack и Groove Armada, Вебстеры гуляли вдоль побережья Па-де-Кале, собирали симпатичные камушки («они у нас везде: в карманах, дома, в саду, в офисе»), вылавливали рачков, играли в слова и обсуждали работу. «Стивен — страстный человек, и его энтузиазм очень заразителен. Мы рано полюбили все то, что любит он — от музыки до минералов. В детстве мы ходили в Музей естественной истории, отец указывал на какой-нибудь экспонат и с восторгом говорил, что он необыкновенный. Для нас он тоже становился необыкновенным, хотя только что был камень камнем», — вспоминают сестры. Благодаря Стивену драгоценным блеском прониклась даже Ася. Уроженка Ленинграда с нью-йоркским ­дипломом искусствоведа в момент знакомства с Вебстером работала в Christie’s и к украшениям была настроена скептически, зато сейчас лучше всех носит самые экспериментальные работы мужа.

Кольцо для салфеток из бронзы с жемчугом, браслет из белого золота с бриллиантами Jewels Verne Couture, все Stephen Webster

Золотая пыль, бумажные конвертики с рубинами и бриллиантами, белые халаты — Эми признается, что ее всегда завораживала мастерская отца. «Хотела ли я пойти по его стопам? Мне бы, наверное, не хватило способностей. Но я хотела заниматься чем-то творческим, поэтому пошла учиться графическому дизайну в Кингстон. Для нашего бизнеса это оказалось выгодно». После университета она работала в креативных агентствах Берлина, но вернулась в Лондон по приглашению отца. И уже три года делает для Stephen Webster видео, съемки и подкасты, восхищенно наблюдая за Стивеном в мастерской и записывая его рассказы о камнях, представленных на выставке в американском Тусоне. Уже почти 40 лет Вебстер каждый год привозит оттуда самые невероятные самоцветы. Последний раз он успел слетать в Аризону перед пандемией и чудом закупил достаточно бирюзы, розового опала и соколиного глаза для коллекции CH2, приуроченной к 25-летию эффекта Crystal Haze.

«Ника наберется опыта, и мы тоже сделаем ей предложение», — смеется ювелир, когда речь заходит про младшую дочь, ей 22. Как и Эми, Ника унаследовала отцовский талант к рисованию, сейчас делает акварели на заказ, но относится к этому занятию несерьезно. С только что полученным дипломом Эдинбургского университета по специализации «китайский язык» она планирует найти работу в Поднебесной. Во время учебы Ника успела немного пожить в Шанхае. Понравилось. Остальным Вебстерам тоже — они прилетали к ней на Рождество. После чинного ужина они все вместе отправились в андеграундный клуб Elevator слушать техно с друзьями выпускницы. Раньше Ника с семьей тусовалась нечасто — то частная школа-­пансион, то университет в горах. А Эми ходит с родителями на вечеринки с 16 лет. Вошла во вкус после вечера Stephen Webster с дресс-кодом «диккенсовский панк»: взяла напрокат платье из черного кружева в бутике маскарадных костюмов Angels и протанцевала в нем всю ночь.

Золотая цепочка с кулоном из золота с бриллиантами, Stephen Webster

Кольцо из золота с бриллиантами и рубинами Jitterbug, кольцо из белого золота с бриллиантами, опалами и кварцем Fly by Night, все Stephen Webster

Вебстеры говорят, что не старались нарочно вырастить наследниц и продолжательниц семейного бизнеса, просто делились с дочерьми тем, что любят. А что девушки будут с этим багажом делать — их выбор. И Стивен, и Ася в свое время сменили несколько стран и профессий перед тем, как найти свое призвание, поэтому понимают важность свободного полета. «Мы мечтаем только о том, чтобы они были счастливы», — говорит ювелир, как и положено нормальному отцу. Но Нику в своей команде ему, конечно, хотелось бы увидеть: «Не знаю, когда я отойду от дел, но когда это произойдет, с девочками я мог бы быть уверен, что дух Stephen Webster продолжит жить и без усилий самого Стивена Вебстера». Крутить диски и смешивать коктейли они уже научились, значит, вечеринка точно удастся.

Чучела фазанов, сделанные таксидермистом Дэвидом Леггетом, приехали из дома Вебстеров в бутик к запуску коллекции Magnipheasant и так тут и остались

Фото: Turkina Faso. Стиль: Masha Ligay. Прическа: Moe Mukai. Макияж: Mee Kee. Ассистент фотографа: Stas Ivanov. Ассистент стилиста: Cara Hayward. Продюсеры: Polina Moldaschl/Wow Create, Alina Kumantsova.