Мода

Дорогая наша столица

В горячую десятку талантливых и успешных столичных девушек теперь входят не только те, кому повезло родиться в Москве. Провинция тоже рвалась в бой – и победила

Новые москвички

Ольга Дыховичная

режиссер, сценарист

Приехала из Минска

В Москве 12 лет

Ирина Глик

дизайнер, декоратор

Приехала из Тулы

В Москве 17 лет

НатальяСиндеева

гендиректор и идеолог телеканала «Дождь»

Приехала из Мичуринска

В Москве 18 лет

Лилия Гильдеева

ведущая программы «Сегодня» на телеканале НТВ

Приехала из Казани

В Москве 4 года

Наталья Власова арт-директор Московской школы визажистов

Приехала из Ижевска

В Москве 16 лет

На Ольге: костюм из шерсти и шелка, Dolce & Gabbana*; ожерелье из золота, собственность стилиста. На Ирине: пиджак из хлопка,* Sportmax*; брюки из хлопка,* Boss Black*. На Наталье: костюм из шерсти,* Giorgio Armani*; туфли из кожи,* Grey Mer*. На Лилии: костюм из сатина и эластана,* D&G*; туфли из кожи и замши,* Nando Muzi*; ожерелье из металла,* Gabilo*. На Наталье: комбинезон из шелка,* Max Mara*; пиджак из шелка,* Dolce & Gabbana*; туфли из лакированной кожи,* Prada*.*

Каково это – покорять столицу и быть рожденной в ней,выяснила редактор Vogue Ирина Алексеева.

Признаюсь, я тоже когда-то (20 лет назад!), вся из себя «красивая и умная», приехала в Москву из Новосибирска. Все, что со мной происходило дальше, можно описывать только с приставкой «очень». Трудно? Очень! Весело? Очень! Интересно? Очень-очень-очень! Москва не признает полутонов. Это как ночная езда по Кутузовскому. Педаль в пол и до двухсот. Будто на каждом перекрестке висит знак: «Не тормози!» Потому что тормозам место на обочине. Тогда мне казалось, что мои подружки, которые родились и выросли в Москве, чересчур медлительны. В них не было какого-то моторчика. Сегодня я вспоминаю о том времени с улыбкой.

Начинать новый отсчет непросто. Но, согласитесь, в этом что-то есть: я — москвичка в первом поколении! И мои правнуки будут хвастаться, как много лет назад их продвинутая прабабка приехала в Москву в юбке плиссе и джемпере из ангоры с огромными «плечами», а из ее сумки торчал французский Vogue 1989 года, привезенный родителями из Германии. И вот теперь я, светский обозреватель главного журнала земли, должна расспросить таких же, как я, о том, как им удалось завоевать мой любимый город.

10:00. Фотостудия на фабрике «Красный Октябрь». Одна за другой (без опоздания!) вбегают наши героини. 8 лестничных пролетов для них — как легкая утренняя разминка. В студии сразу становится весело и очень шумно. Бесконечно звонят телефоны, назначаются встречи, прибегают водители, которые привозят какие-то бумаги из офиса, а уезжая, получают целый список ЦУ. Тишина в студии наступает, лишь когда все героини, надев черные строгие костюмы и 12-сантиметровые шпильки, забираются на раскаленную битумную крышу. Они почти у самого неба. Сильные, сосредоточенные, деловые. Самое время узнать, что они думают о Москве, которая сейчас как на ладони.

Ольга Дыховичная: «Я живу на Кутузовском проспекте. Не перестаю восхищаться его архитектурой. В ней чувствуется имперский замах. Москва — город без правил. Она хорошенько обтесывает людей. Но ко мне была благосклонна. Этот город дал мне дом, профессию, любовь и друзей. Все, о чем может мечтать человек».

Ирина Глик: «Уже 17 лет я живу в бешеном ритме. В Москве кто не успел, тот опоздал. Я все время в разъездах. И хотя мой дом и моя семья в Москве, я до сих пор не ощущаю себя настоящей москвичкой. На это просто нет времени».

Наталья Синдеева: «Я хорошо помню свои первые столичные эмоции. Я в метро, наземный пролет между «Ленинскими горами» и «Университетом». Ночь, огни, все светится. И я понимаю: вот мой город, наконец-то я дома. Я всегда любила Патриаршие пруды, будто я там всю жизнь жила. А еще «Красный Октябрь» и весь остров Балчуг. Это новый центр, душа и пульс столицы. Это наше Сохо! Москва жесткая только для слабаков. Она все снесет и переварит, потом поймет и полюбит».

Лилия Гильдеева: «Москва слезам не верит. И с каждым годом не верит все сильнее. В коренных москвичах есть какой-то аристократизм и благородство, они в трудную минуту не откажут в помощи. Но их почти не осталось, к сожалению. Как и старых арбатских двориков. А ведь это и есть настоящая Москва. Впрочем, для кого-то — это Черкизовский рынок, метро и Садовое кольцо в час пик».

Наталья Власова: «Я приехала поступать в Строгановку в 1994-м. Провалилась. Вернулась через год. Это был мой старт. Все это время я живу в унисон с этим городом. Мне нравятся московские скорости: я быстро хожу, быстро говорю, быстро работаю. Сегодня здесь моя семья, мой ребенок. Здесь мой дом».

Коренныемосквички

ПолинаОсетинская

пианистка

Москвичка в четвертом поколении

АнастасияЧухрай

телеведущая

Москвичка в третьем поколении

Наталья Туровникова

представитель Saga Furs в России

Москвичка в четвертом поколении

Катя Гаврилова

научный сотрудник музея-усадьбы «Останкино»

Москвичка во втором поколении

КлавдияКоршунова

актриса театра и кино

Москвичка в третьем поколении

На Полине: платье из шелка, Terexov*; туфли из замши,* Le Silla*; клипсы из жемчуга и металла,* Chanel*; браслет из жемчуга,* Carolee*. На Анастасии: платье из шелка,* Akris Punto*; ремень из кожи,* Dior*; туфли, собственность героини; ожерелье из жемчуга,* Сarolee*. На Наталье: платье из шелка,* Prada*; туфли, собственность героини; серьги из жемчуга,* Carolee*. На Кате: пиджак из шерсти,* Dior*; юбка из нейлона,* Prada*; перчатки из шерсти, туфли из кожи, все* Dior*; ожерелье из жемчуга,* Carolee*. На Клавдии: пиджак из шерсти с кристаллами,* Marc Cain*; блузка из хлопка,* H&М*; юбка из хлопка, ремень из кожи, все* Karen Millen*.*

Коренные москвички рассказали, о чем они думают – о старине,провинциалках и воскресных прогулках.

Дворик школы-студии «Детали» на Спиридоновке, 13:00. Пять очаровательных девушек в платьях с пышными юбками и элегантными прическами не спеша, чуть слышно болтают о проблеме исчезающей московской архитектуры и катастрофическом состоянии музея-усадьбы «Останкино». Их терпению можно лишь позавидовать. Уже полтора часа наш фотограф Леша Колпаков пытается выстроить идеальный кадр, а стилист Катя Федорова (формально, кстати, тоже коренная москвичка. Но половину жизни она провела в Нью-Йорке и Бостоне, поэтому никак не может определиться с «принадлежностью») все время недовольна сочетанием нарядов: «Настя, давай ты встанешь...» Встает... «Нет, лучше сядь... или... а давай-ка мы тебе платье поменяем». Ни грамма раздражения: Настя Чухрай с улыбкой понимания отправляется на очередное переодевание. Через 10 минут все повторяется, только с Клавдией Коршуновой: «Клава, ты — вылитая Коко Шанель! Может, ты будешь курить в кадре?!» «Без проблем! Только, пожалуйста, зови меня Клавдия. Так мне комфортнее». Клавдия закуривает четвертую (!) подряд сигарету. Дубль! Спустя два часа все наконец заканчивается и наши героини, облегченно вздохнув, отправляются по домам. Кто куда. Четверо — пешком. А я включаю диктофон и слушаю то, что успела записать из столичного разговора.

Полина Осетинская: «Я родилась на углу Большой Бронной и Богословского переулка. Этот дом, кстати, уже снесли. Как всякая коренная москвичка, я чуть ленива, слегка сентиментальна и невыносимо упряма. Есть колоссальная разница между теми, кто родился и вырос в центре, и теми, кто детство провел на окраине Москвы. Моя подруга из Выхино так страстно мечтала переехать на Садовое, что буквально «сливки взбила до масла». И ведь переехала. А я вот сейчас предпочитаю жить за городом. Со временем туда перебираются все, кому надоедает столичная суета и вечные соседи».

Анастасия Чухрай: «Я москвичка во втором поколении. Детство провела в доме у Новодевичьего монастыря. Небольшая стометровая квартира со старой мебелью, привезенной мамой с Ленинградской киностудии. Сейчас мы живем за городом в Архангельском. Москва — эклектичный город. Есть миф о провинциалках, которые приезжают покорять Москву. Но я никогда не допускала мысли, что они — ужасные акулы. Я уважаю тех, кто приехал и с нуля сумел выстроить свою жизнь».

Наталья Туровникова: «Настоящая москвичка — приветливая, несуетливая. Она может легко поехать на метро, даже имея машину. При этом она никогда не пользуется схемой метрополитена. Я москвичка в четвертом поколении. Помню, как долго наряжалась, когда мама брала меня с собой в «Гастроном» на улице Горького. Сейчас живу в Замоскворечье. Очень люблю ходить пешком. Особенно в выходные, когда улицы пустые. Вот тогда Москва моя!»

Катя Гаврилова: «Коренная москвичка — доброжелательна и неспешна. Она никогда не позволит себе говорить плохо о своем городе. Мне кажется, у меня, как и у любой москвички, во взгляде читается: «Я счастливая, потому что я родилась здесь!»

Клавдия Коршунова: «Всю жизнь живу в Глинищевском переулке, в знаменитом мхатовском доме. Всюду пешком, и в школу, и в институт. Если меня выселить за Третье кольцо, это будет катастрофа. Человек может быть хамом независимо от родословной — и в этом смысле деление на москвичей-немосквичей мне непонятно. Москва хозяев не терпит, вот что точно. Даже если ты заработал кучу денег, купил хорошую машину, пять квартир, прописал всю свою родню... Покорить этот город невозможно».

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Красота

Деним-макияж — модное решение на будущую осень

Красота

Гиалуроновая кислота и глицерин в новом увлажняющем тоне Armani Beauty