You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Энное количество

Актрисе Энн Хатауэй скоро тридцать. Но она не спешит взрослеть – наоборот, желает по полной насладиться плодами быстротечной молодости. Фото: Mario Testino

6 Января 2011 Адам Грин

Энное количество

Давным-давно, в 1996 году, Энн Хатауэй отмечала свой четырнадцатый день рождения за кулисами театра, в родном Милберне, штат Нью-Джерси. Она была задействована в постановке «Жижи» — мюзикле по роману Колетт о превращении девочки в красавицу. Энн досталось место в кордебалете, и всю знаменитую сцену, когда в ресторане Maxim’s появляется зрелая Жижи, ей пришлось просидеть спиной к зрителю, за одной из декораций.


А теперь перенесемся в наше время, в отнюдь не бутафорский, а самый настоящий парижский ресторан Maxim’s, где позирует для Vogue та же самая Энн Хатауэй. Теперь она в центре внимания, стоит перед камерой в топе с брошками Miu Miu, с копной волос, начесанных на макушке. Получив указания Марио Тестино, она меланхолично смотрит вдаль, провоцируя похвалу: «Именно так. Дорогая, ты совершенство!»


Фотосессия окончена. Мы направляемся на Северный вокзал, чтобы успеть на поезд в Лондон. По дороге актриса решает заскочить в бутик Hermès на Фобур-Сент-Оноре: «Ни разу не видела своими глазами сумочек Kelly и Birkin. А пора бы». Пока она дефилирует по магазину в синих балетках Sonia Rykiel, юбке в складку Zara и футболке Lanvin с шелковой розой на плече, сонное равнодушие на лицах продавцов сменяют широкие улыбки, и слышен тихий шепот: «C’est Anne ‘Atta-way!» Чем не сцена для сиквела «Дневников принцессы», киносказки 2001 года, превратившей 18-летнюю Энн из начинающей инженю в голливудскую диву?



Продавец достает из коробок вожделенные изделия всех размеров и цветов. Экспонат номер один: сумочка Kelly из коричневой кожи. Но Энн отдает предпочтение хипповой кошелке Birkin (с очень нехипповой ценой): «Это божественно!»


Если одежда отражает внутренний мир человека, тогда Хатауэй лишь на полпути к самопознанию — она миксует винтажную классику с молодежным и богемным стилем. Диапазон любимых лейблов простирается от 3.1 Phillip Lim, Rag & Bone и If Six Was Nine до Céline и Isabel Marant. Кроме того, она без ума от Freddies of Pinewood, чьи ретрофасоны видятся ей как «волшебные джинсы вроде тех, в каких щеголяла на досуге Мэрилин Монро». Сжимая по сумке в обеих руках, актриса кружится перед зеркалом: «Kelly, конечно, роскошная штучка, но мне для нее не хватает зрелости. До таких вещей надо дорасти».


— Вы молоды, — говорит продавец.

— Да, я молода, — отвечает она.



И откладывает окончательное решение на другой день. «Я стараюсь выстраивать гардероб не спеша, вопреки сиюминутным порывам и желанию хватать все, что видишь, — пояснит она мне позже. — Этот процесс нельзя форсировать».


Точно так же она выстраивает свою актерскую карьеру. В новом фильме «Любовь и другие лекарства», где ее партнером стал Джейк Джилленхол, Энн демонстрирует ряд откровенных сексуальных сцен. «Картина получилась довольно дерзкая, — говорит она, поднимая бровь. — Надеюсь, у зрителя крепкие нервы. Такие, как моя героиня, раздеваются без проблем. В каком-то смысле их тела — это их валюта. Гораздо больше они боятся обнажать душу, показать уязвимость, избегают эмоциональной наготы».


По сценарию ее знакомство с Джилленхолом происходит в больнице — выдавая себя за врача, тот глазеет на ее голую грудь и получает кейсом по голове, когда выясняется, что он всего лишь коммивояжер. Мгновение спустя обуреваемые страстью незнакомцы уже сливаются в пароксизме страсти прямо на полу.


Сценарий тревожно близок ее личному опыту. «Как же противно обо всем этом говорить, — кивает головой Энн, подразумевая свой печально известный роман с итальянским аферистом Раффаэлло Фолльери, которого посадили. — Как и следовало ожидать, возникла масса денежных проблем!» За ужином я прошу назвать еще кого-нибудь из разочаровавших ее мужчин. Актриса задумывается: «Я всегда верила в порядочность людей. До сих пор считаю, что люди добры. Но я научилась быть более осмотрительной».



Сейчас Хатауэй встречается с актером Адамом Шульманом, их познакомили общие друзья. «Мы сразу понравились друг другу, но нам понадобилось довольно долгое время, чтобы сойтись. Он думал, что у меня есть бойфренд, а я тоже подумала, что у него есть девушка, и поэтому решила, что мне лучше сохранять дистанцию». Как только они убедились, что оба свободны, ход событий, по словам актрисы, немного ускорился.


Звонок от Адама с известием, что его будут снимать в рекламе, доставляет ей искреннюю радость. Даже если ее и беспокоит разница в статусе, она этого не выказывает. Что касается ее собственной траектории, то актриса полна замыслов. Среди намеченных целей — окончить колледж, собрать рок-группу, завести семью, продолжить занятия благотворительностью, поработать с Вуди Алленом и Тильдой Суинтон, которую наряду с Кейт Бланшетт, Мерил Стрип и Эммой Томпсон она называет в числе своих самых любимых актрис. Кроме того, она не прочь продюсировать свои фильмы самостоятельно, но, как и в случае с сумкой Kelly, для этого она еще не совсем созрела.


«Моя карьера вступает в новую фазу, когда героине по сюжету требуется указать более точное место в ее жизни, — говорит Хатауэй. — Люди не всегда хотят следить за судьбой женщин, которым тридцать, сорок и пятьдесят лет. И хотя мне до этих рубежей еще довольно далеко, но я осознаю их приближение».

комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad