You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Женевский проспект

К Женеве у нас принято относиться как к магазину часов при аэропорте, через который мы летим в Куршевель и Межев. Геннадий Иозефавичус уверен: этот город интересен не только часами.

3 Января 2011 Геннадий Иозефавичус

Женевский проспект

В женевском ювелирном супермаркете Les Ambassadeurs есть обитая кожей комната для особых клиентов. Месье в добротном костюме заполняет поднос часами, и каждые тянут на неплохую московскую квартиру. На весь поднос можно выкупить целый подъезд. На сдачу — домик на шести сотках. Впрочем, сдачи не надо.


— А сколько, положим, стоят вот эти? — я взвешиваю в руке еще один замысловатый экземпляр, усеянный бриллиантами.


— Эти около миллиона, — любезно отвечает месье. — Девятьсот шестьдесят тысяч швейцарских франков, если быть точным. Но мы, конечно, сделаем скидку, да и подоходный налог вам вернется. Думаю, вы сможете уложиться тысяч в восемьсот.


Деревня виноделов в кантоне Во.


Время от времени бьют напольные варианты того, что лежит на подносе. Ионизированный дорогим агрегатом воздух распространяет ароматы свежезаваренного кофе, женевских сигар Davidoff и коньяка Hine. Деньгами не пахнет: эпоха электронных переводов избавила нас от стопок наличных и от их запаха.


Месье в добротном костюме мог бы, кстати, прийти и в гостиницу. Консьерж Le Richemond, когда я спросил, где тут, в Женеве, покупают часы, сообщил, что в отеле есть часовой батлер и что все необходимое мне доставят в номер, но в этом случае было бы неудобно отказываться от щедрого предложения скостить полторы сотни тысяч. А так — я выкурил сигару и обещал подумать. Впрочем, про те, что за почти миллион, я сразу все сказал месье: мол, много камней, нескромно как-то, да и вообще — мне бы поспортивнее. И он честно предложил массу иных вариантов.


Отель Le Richemond. Антикварная лавка в Старом городе.

Женева — город часовщиков. Почти все швейцарские мануфактуры расположены неподалеку, и логотипы на женевских крышах и фасадах домов не дают забыть о времени ни на минуту. Из моего гостиничного окна видны Монблан, струя фонтана Jet d’Eau да реклама, бесконечная реклама часов и бриллиантов. Старик Кальвин, великий женевский реформатор Церкви, поди, переворачивается в гробу, наблюдая такое, — сам он, не отрицая богатства, велел не кичиться состоятельностью.


Я допиваю коньяк и прощаюсь с невозмутимым месье в добротном костюме. Охранник почтительно распахивает шлюзовую дверь, ведущую на рю дю Рон. Я поворачиваю налево и иду, рассматривая витрины, вниз по улице. Месье уже рассовал все свои часы по шкафчикам, а желание хоть что-нибудь купить у меня все еще не выветрилось. Почему-то в Женеве все время хочется стать обладателем хоть какого-нибудь нового предмета — хоть книжки с картинками, хоть коробки сигар, хоть пары ботинок.


Площадь Бур-де-Фур в Женеве известна модными бутиками, фонтанами и уличными кафе.

Магазин Bally, храм швейцарского сапожного дела, слава богу, на другой рю, и я продолжаю движение по дю Рон, пока не оказываюсь перед входом в Church’s — слишком британскую для Женевы, но очень подходящую именно этой улице обувную лавку. Неведомая сила влечет меня внутрь, и уже через пять минут я становлюсь обладателем нового макинтоша. Зачем мне в это время года макинтош — не знаю. Вещь красивая, и просили недорого, да и туча над Леманом набухла дождем, так что плащ этот прорезиненный мне, возможно, пригодится уже вечером. В горы-то я все равно не собираюсь.


Еще недавно из Женевского аэропорта можно было выйти в одну из двух стран — в Швейцарию (Гштаад почти рядом) или Францию: здесь начинается дорога в пресловутый Куршевель, вотчину клана Потаниных, самый популярный у русских коллекционеров часов горнолыжный курорт.


Придворные саудовского короля неизменно останавливаются в отеле Noga Hilton (на заднем плане).


Багаж сначала вываливали на швейцарский транспортер, а то, что осталось, передавали на французскую сторону. Бодрые лыжники хватали длинные футляры, рассаживались по такси с французскими номерами и бесконечным коридором, затянутым сеткой-рабицей, и отправлялись в свои Три долины.


Теперь Швейцария — в зоне Шенгенского соглашения, выход из аэропорта — один, и бодрые лыжники, оттягивая счастье встречи с лыжней, заезжают в Женеву. Исключительно по делу — за подарками родным и близким и прогуляться по неожиданно бесснежному зимнему городу. Ну и съесть чего-нибудь легкого; в «Савое»-то придется садиться на печеночно-трюфельную диету. Женева считалась городом скучным. И абсолютно напрасно.


В отеле Le Richemond, что на берегу Женевского озера, гостили Чарли Чаплин, София Лорен
и Марк Шагал.

Под балконом моего номера в Le Richemond, прямо у весьма величественного монумента Карлу II Брауншвейгскому (на местный манер тут его называют Шарлем, а небольшой парк вокруг псевдоготической гробницы — садом Брунсвика) юные пары сутки напролет занимаются своим молодым делом, целуясь и выпивая слабоалкогольные напитки. Рекомендованное консьержем брассери Lipp на границе старого и нового города забито под завязку. Бары — от гостиничного до тех, ближе к вокзалу — ломятся. И даже на берегу озера, в ярко освещенной ротонде, любители танго танцуют под Карлоса Гарделя, ничуть не смущаясь вниманием толпы зевак.


Движение не прекращается ни на минуту до самого утра. В открытые окна номера в четыре утра еще врываются звуки, не оставляющие шансов на признание Женевы городом скучным и неинтересным.


AAC270571.jpg
Швейцарию можно проехать за пять часов – на сверхскоростном поезде. Но в горы по-прежнему добираются по старинке: по автомобильным серпантинам и на фуникулерах.

Есть тут помимо осмотра витрин и разговоров с торговцами часами и драгоценностями и дневные дела. Осмотр достопримечательностей начните с Дворца Наций, первой штаб-квартиры ООН и второго по величине (после Версаля) здания на континенте; продолжите в старом городе и закончите в Музее искусств и истории. А можно, к примеру, не усугубляя культурой головную боль, отправиться кататься на лодке по Леману, надеясь на то, что озерный бриз выведет токсины. Там же, на озере, рекомендую пристать к декорированному Жаком Гарсией отелю La Réserve и отведать китайской стряпни, которая в гостиничном ресторане Tse Fung — лучшая в Швейцарии, а может, и за ее пределами вплоть до Великой Китайской стены. А за итальянским ужином возвращайтесь обратно в Le Richemond, благо шеф, Роберто Бьенвеню (хорошее имя для работающего во франкофонной стране), падуанец, а его наставник, двухзвездный повар Фулвио Пьеранджелини, — римлянин.


В качестве развлечения, кстати, я иду на кухню, на которой Роберто учит меня делать пасту. Мы мнем тесто, прокатываем его через специальную машинку, делаем начинку для равиоли, соус для папарделле и заправку для гарганелле. Потом варим, соединяем, пробуем, запиваем (вино появилось непонятно откуда), еще раз пробуем — и ужинать уже не хочется. Вернее, хочется, аппетит-то разыгрался, но места в желудке просто нет.


Хлеб с беконом – любимая швейцарская закуска.


А потому я натягиваю макинтош (дождь таки пошел) и иду гулять по городу. Подсвеченная струя Jet d’Eau по-прежнему бьет из озера на 140 метров, Карл Фридрих, герцог Брауншвейгский, оставивший все свое состояние Женеве, как и положено, лежит в садике имени себя в своем готическом гробу, названия часов и имена ювелиров горят неоном в ночном небе. По узким улицам, мимо витрин антикварных лавок и окон картинных галерей, я поднимаюсь в старый город. Площадь перед собором, с кафедры которого Кальвин клеймил пороки Католической церкви, пуста. Все заведения вокруг до утра закрылись, жизнь переместилась вниз, в новый город.


Делая круг, я возвращаюсь по мосту через Рону на «свой» берег и контролирую бар отеля. Народу еще полно: въехавшие днем арабы дымят кальянами, соотечественники обсуждают футбол, немцы громко смеются. Все при деле, никто не скучает в Женеве.


Швейцария дважды принимала зимнюю Олимпиаду и бессчетное число раз – горнолыжников-любителей. А Женева – их главный перевалочный пункт между Французскими и Швейцарскими Альпами.



Фото: Urs Wyss/Avocado ; Stockfood/Fotobank.com; Lonely Planet Arthur Elgort/Art & commerce; Magnum photos; Alamy/Photas; Архив Vogue

комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad