Мода

Шире круг

Спешите в лондонскую галерею Тейт: там открывается выставка мексиканца Габриеля Ороско, самого легкого из современных художников

В Центр Помпиду, где проходила выставка Габриеля Ороско (в январе она перебирается в Лондон, в Tate Modern), я влетел пулей и понесся вверх по лестнице. Так спешил ее увидеть. Уже дважды в этом году — в Нью-Йорке и в Базеле — мы с ней разминулись, и теперь я решил не упустить шанс. Но, как выяснилось, наверх, в огромные залы, подниматься было не надо. Художник предпочел разместиться довольно скромно на первом этаже.

Обязательным условием были окна во все стены: мексиканец Габриель Ороско предпочитает размывать границу между искусством и повседневностью, находить одно в другом или так искусно добавлять абсурда к и без того уже абсурдной реальности, что мы даже не замечаем его вмешательства. Зато, когда замечаем, приходим в восторг. Его первая выставка в нью-йоркском МоМА в 1993 году как раз готовила внимательному зрителю такой сюрприз. В окнах жилых домов и офисов, расположенных по соседству с музеем, красовались апельсины: уговорить хозяев наверняка было несложно, зато сколько радости от причастия к искусству и у них, и у случайных прохожих.

La DS, модифицированный Citroёn DS, 1993.

Ороско вообще не любитель затратных проектов, на которых время от времени нагревает руки арт-рынок. На Венецианской биеннале он выставил пустую коробку из-под обуви: забавно, учитывая что зрителям приходится очень много топтаться по закоулкам этого города, чтобы увидеть все выставки. По белым стенам нью-йоркской галереи Marian Goodman развесил четыре прозрачные полиэтиленовые крышечки от йогурта, наделив таким образом эти стены полезными свойствами. Получается, чтобы создавать остроумные, эффектные работы, не обязательно организовывать артель с кучей наемных сотрудников. На Мураками, Кунса, Херста работают целые производства. Ороско умеет их делать из мусора. А что? Вполне экологично.

«Дух дышит, где хочет» — пожалуй, эта библейская истина больше всего и очаровывает в его работах. У Ороско есть даже фотография, иллюстрирующая это буквально: черная лакированная крышка рояля, запотевшая от дыхания художника. Примерно об этом и его знаменитая работа «Мои руки — это мое сердце»: две вертикально расположенные фотографии с голым торсом художника. На одной он сжимает в руках кусок глины, на другой — разжимает руки, и получается слепок, похожий на сердце. Все гениальное — просто.

Фотоинсталляция «Мои руки — это мое сердце» (My Hands Are My Heart), 1991.

О другую скульптуру можно запросто споткнуться на выставке: внушительных размеров шар из черного пластилина, вес которого соответствует весу художника. Ороско катал этот шар по улицам, так что в результате он плотно декорирован мусором. С потолка свисает вентилятор, раскручивающий рулоны туалетной бумаги, ленты которой образуют безупречные спирали. Художник любит озадачивать зрителя абсурдными объектами, вроде скульптуры, созданной из четырех сплетенных велосипедов, неспособных сдвинуться с места, или лифта, высота которого равна росту художника, или круглого бильярдного стола с тремя шарами, но без лунок.

Шары, округлые формы — своего рода приметы стиля Ороско. Известна его серия фотографий Atomists, где поверх газетных спортивных снимков нанесены гуашью круги и овалы, соприкасающиеся друг с другом, подобно атомам в молекулах. Так с помощью рисунка художник обнажает скрытые и неуловимые энергии, которые движут игроками на поле.

08.jpg

Слева: картина Kytes Tree, холст, синтетическая полимерная краска, 2005. Справа: Black Kites, череп c графитовым рисунком, 1997.

Впрочем, скрытые художником «пружины» могли обнажиться и на самой выставке в Центре Помпиду. Стоило зрителю проявить больший интерес к работам и начать что-то фотографировать, как раздавался окрик симпатичных, но грозных мексиканских полицейских, присматривавших за порядком. И только потом из каталога выяснилось, что это были статисты, а все действо — перформансом. В общем, на выставке Габриеля Ороско в Tate Britain смело путайте искусство и жизнь и ничего не бойтесь.

Фото: Архив Vogue ; Getty images/Fotobank.com

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Мода

Чего ждать от Недели моды в Париже

Мода

Клатчи-зефирки Bottega Veneta — главный модный десерт года

Радости жизни

Аня Тейлор-Джой о вневременном обаянии важнейшей антигероини Джейн Остин

Edition