You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Дума дома

Мирослава Дума провела Vogue по своему новому дому в Подмосковье и рассказала, как мода помогла ей устроить жизнь любимых мужчин

31 Января 2011 Альберт Галеев

Дума дома
Шелковое платье, Vika Gazinskaya; кожаные туфли, Christian Louboutin; колготки, Calzedonia. На полках — лучшая глянцевая периодика мира: от Vanity Fair до Love. Самые любимые — номера французского Vogue 1920—1960-х.

Мы вошли, увидели эти белые стены, высоченные окна — и сразу влюбились, — вспоминает журналист Мирослава Дума. — Дом небольшой, но создается ощущение, что огромный, потому что много света и воздуха, а стен — мало». 

То, что двухэтажный особняк с 25-метровым бассейном во флигеле в рублевских лесах построен по типовому проекту, для Мирославы и ее мужа, бизнесмена Алексея Михеева, не имело значения. Напротив их дома в Малом Козихинском переулке началась одиозная стройка михалковской гостиницы. Да и пять лет жизни не прошли даром для первоначально просторной квартиры: «Мы перевезли сюда 150 коробок. Прошло чуть меньше года, а они еще стоят в подвале. Я-то свои 120 разобрала, а вот у мужа руки никак не дойдут. Видимо, склад у нас будет долго». 

Хотя место было нужно в первую очередь не вещам: переезжала Мирослава на шестом месяце беременности. Теперь у сына Георгия (в феврале ему исполняется пять месяцев) будут сразу две детские. На первом этаже устроена дневная, на втором — полноценная, с толстым плюшевым ковролином цвета слоновой кости, отчего входят сюда только босиком, и комодом с дверцами, расписанными вручную сценами из сказок. 

Пока кроме этого в ней есть еще одна кроватка. Остальной дом новоиспеченные хозяева тоже только-только обживают. Законченный вид лишь у гостиной со смежной столовой. Зато уже по ним одним понятно, каким станет семейное гнездо.

_LAD4289.jpg
Шелковое платье, Tereхov; кожаные ботильоны, Louis Vuitton. Обеденный стол и диван в гостиной — итальянской марки Bonaldo.

На первый взгляд в доме, по крайней мере в интерьере, главные — мужчины. «Вклад» Георгия — креслица, кроватки, колыбели футуристичного вида и таких же функций, расставленные по всему дому, возле каждого из любимых мест родителей. А заслуга Алексея — прочая обстановка: прямолинейные конструктивистские стеллажи, аскетичные светильники и их не располагающая к сантиментам гамма. «Мне уступили одну стену в столовой», — смеется Мирослава. 

Зато уж там хозяйка-модница развернулась. В центре — культовая фотография 60-х работы Ричарда Аведона — модель Джин Шримптон в розовом космошлеме. Слева — Ив Сен-Лоран за кулисами своего показа в 70-е, справа — Карл Лагерфельд в дверях кабинета Коко Шанель в 80-е. У лестницы — Серж Генсбур и Джейн Биркин прогуливаются с новорожденной дочкой Шарлоттой. 

«Нет, не то чтобы я очень люблю 60-е и 70-е с их sex, drugs, rock’n’roll. Я купила эти работы на благотворительных аукционах, два из них организовывала сама, со своим фондом «Планета Мира». Для меня современное искусство — это фотография. Остальное, все эти инсталляции, абстракции — профанация. Живопись и скульптура для меня закончились в XIX веке».

_MG_6483_2.jpg
На втором этаже — снимок Bugatti, подарок друзей семьи на новоселье. «Муж увлекается автомобилями. Пока Bugatti у нас в автопарке нет, но первый шаг в виде этого фото уже сделан».

Впрочем, фотографии и мода сразу же вышли за пределы одной стены и продолжают захватывать все новые и новые пространства дома. Династическая и свадебная хроники устроились над достойным пэрского особняка камином в гостиной. На стеллажах труды Марио Тестино и Дэвида Лашапеля, антология снимков блогера Скотта Шумана The Sartorialist (внутри есть и портреты Мирославы) теснят ЖЗЛ, политическую публицистику и конспирологические романы Виктора Суворова, которыми увлечен Алексей, проглатывающий «по книге в день». Сборник обложек французского Vogue за прошлый век соседствует с подшивками Vanity Fair. 

В кабинете Мирослава ни разу не работала («за обеденным столом уютнее, а кабинет использую для ненужных вещей»). Но украсила стены репродукциями культовых обложек Esquire конца 60-х (напротив — собрание икон мужа) и открытками с видами Нью‑Йорка. 

«Я фанат этого города, — признается Дума. — Едва увидела окна с поперечными переплетами в гостиной, сразу вспомнила манхэттенские небоскребы, погрустила даже: «Когда же я в следующий раз поеду туда», срок был уже такой, что летать нельзя. А теперь тоже не скоро удастся: не хочу оставлять малыша. Я обожаю Медисон-авеню. Там есть ресторан Nello’s, через дорогу от бутика Hermès. Сажусь в нем у окна и смотрю на старушек в платках, с сумочками Kelly, красной помадой. Классно! Хотела бы выглядеть, как они, в свои восемьдесят».

_MG_6575.jpg
Стеллаж в столовой отдан под личные фотографии. Второй этаж еще требует меблировки, зато лестничные пролеты уже украшены — видами Нью-Йорка.

Пока ей двадцать пять, но и Kelly, и шелковые платки-каре с затейливыми принтами у нее уже есть. Размещаются они в гардеробной на втором этаже у спальни Мирославы и Алексея. «Гардеробная рабочая: здесь только сезонные вещи, — объясняет хозяйка, показывая на полки с актуальными приобретениями: шляпами и крупной бижутерией. — Остальное отправляется в гардеробную в подвале. А в холле хранится верхняя одежда, мой фетиш». 

Сейчас Дума думает, как и чем обустроить другие комнаты. А пока вечера и выходные Мирослава и Алексей проводят вместе на диванах в гостиной. Смотрят кино и любуются видом из окон на террасу и фонтан с прудиком во дворе. 

В ближайшее время его обсадят елями. В подвале, на месте склада, организуют детскую игровую, у хаммама — комнату отдыха для взрослых. «Дом — это процесс, — убеждена деятельная хозяйка. — В каких-то его частях уютно, и тогда ты все время проводишь там. А в каких-то нет, и ты там никогда не бываешь. Так что мне есть чем здесь заняться. Приходите через год — увидите».

Фото: Влад Локтев, Дмитрий Лившиц.

еще в разделе Журнал

Спасет и сохранит

Спасет и сохранит

За последние пять лет марку Emanuel Ungaro не хоронил разве что ленивый. Ее новый дизайнер Джайлз Дикон считает, что слухи о смерти Дома сильно преувеличены

Иван Иванович меняет профессии

Иван Иванович меняет профессии

По виражам судьбы Ивана Охлобыстина — от байкера через православного священника к звезде «Интернов» — можно писать историю болезней нашего общества. Vogue попросил главного врача русского телевидения поставить диагноз зрителям

комментарии /


самое популярное

Дважды любимая — Марина Вакт
Новости Дважды любимая — Марина Вакт

Француженка едет в Москву представлять 16 октября новый фильм Франсуа Озона. О режиссере, сюжете и парижском шике — из первых уст

18 главных тенденций сезона весна-лето 2018
Тенденции 18 главных тенденций сезона весна-лето 2018

Странные плащи, пластик, вареный деним, зеленый неон, поп-арт, перья и глиттер — все, что мы будем носить через полгода

Художница Ксения Драныш о жизни как перформансе
Новости Художница Ксения Драныш о жизни как перформансе

И о том, почему искусство должно быть позитивным


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru