You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Эди глаза напротив

Зачем Эди Слиман оставил моду и занялся черно-белой фотографией? Почему он переехал из Парижа в Лос-Анджелес? Вернется ли он в фэшн-индустрию? На восемь бед — один ответ, и его знает Альберт Галеев

1 Февраля 2011 Альберт Галеев

Эди глаза напротив
Christian Dior потерял одну из ярчайших звезд в своем созвездии талантов», — написала в июле 2007 года Сьюзи Менкес, когда Эди Слиман покинул пост дизайнера мужской линии Dior Homme. Даже ей, обычно скупой на эмоции, было из-за чего расстраиваться: если у нулевых и есть знаковый силуэт, как у 50-х — «песочные часы», а у 80-х — «большие плечи», то это «I-силуэт»: узкие плечи, узкая талия, узкие бедра. И создал его Слиман.

Главный костюмер поколения хипстеров, Слиман расширил границы субкультуры до мейнстрима. Фриковатые лондонские малолетки в штанишках в облипку встали в один ряд с герцогом Виндзорским в приталенных двубортных «тройках», Элвисом и битлами в брюках-сигаретах. Дизайнер заставил буржуа худеть: история о том, как Карл Лагерфельд ради того, чтобы влезть в костюмы Слимана, сбросил 40 килограммов, стала фэшн-легендой. Изящного вида мужчины полюбили слимановские глубокие вырезы и низкую талию, а Мадонна и Кейт Бланшетт надели «двойки» Dior Homme в первозданном виде — дизайнер отказался сделать не только вытачки, но даже застежки на женскую сторону. Символично, что именно на дебютный показ Слимана пришел посмотреть Ив Сен-Лоран, создатель женского смокинга, не показывавшийся на чужих дефиле полвека.

И вдруг дизайнер сказал, что он устал и уходит — в фотографию. «Это единственный инструмент, который я использую с детства, — рассказывает 42-летний Слиман. — Я начал снимать в 11, а создавать одежду только в 16. И фотоязык знаю лучше всего, могу говорить на нем о самом личном даже лучше, чем на языке моды». 

Сходства действительно много. На показах дизайнер одевал своих моделей в полупрозрачные рубашки-блузки без рукавов и украшал ширинки их брюк драгоценными булавками — а на фото одевает на мужчин вуали невест и обнажает Кейт Мосс грудь. И тогда, и теперь он подбирает тонкокостных миловидных тинейджеров с большими грустными глазами — его собственные копии. 

На кастингах он отказывался смотреть портфолио моделей — сейчас вовсе скрывает их лица: под волосами, тенью, лицами других — так, что не разберешь, кто перед нами: юноши, девушки или вообще звезды. Пита Доэрти, которого Слиман сделал героем альбома London: Birth of a Cult, спрятавшегося за поднятым воротником пальто, опознаешь только по шляпе. Отвернувшуюся Эми Уайнхаус — лишь по прическе-«улью».

Фотографии Слимана кажутся постановочными, однако он никогда не использует ни ретушь, ни фотошоп. «Меня привлекает старая репортерская школа. К тому же я всегда видел окружающую жизнь в черно-белом цвете. Для меня на первом месте пропорции и линии. В этом смысле мне близок Антониони: в плане передачи эмоций, композиции, в том, как он выстраивает кадр». 

250_RV_02_11_01.p1.jpg

За эту беспристрастность и нежелание приукрашивать действительность Слимана сравнивают с великими фотолетописцами эпох. Основатель Dazed & Confused Джефферсон Хэк — с Робертом Франком, беспощадным хроникером Америки тучных лет Эйзенхауэра. А Винс Алетти, когда-то придумавший название для музыкального стиля диско, а ныне — влиятельный фотокритик журнала The New Yorker, — с Ларри Кларком, документирующим жизнь современной молодежи, хроникером президентства Кеннеди Корнеллом Капой и певцом межвоенного Парижа Брассаи. «Оценивать фототворчество людей моды имеет смысл только по тому, в полной ли мере проявляется в нем их харизма, предвосхищает ли оно время или нет», — считает директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова. «Работающий в монохроме Слиман выглядит белой вороной, — полагает Алетти. — Но это отлично передает особенности личности Эди: углубленность в себя, граничащую с хмуростью, и любовь к ночной жизни. Он изнутри знает мир, который снимает: клубы, примерочные, звукозаписывающие студии, пляжи, парки. Слиман — один из самых точных репортеров с музыкального и молодежного фронтов нашей жизни». 

Сейчас Слиман подводит итоги нулевых — в четырехтомном альбоме Hedi Slimane: Anthology of a Decade, который выйдет в марте в издательстве JRP Ringier Books. Шестьсот снимков из-за кулис концертов друзей-рокеров и собственных показов для Dior, прохожих на улицах, моделей в глянце и прочих героев нашего времени. Тома посвящены Парижу, Берлину, Великобритании и США. 

«Нулевые начались с идеи миллениума, боязни обнуления компьютеров, с желания людей защититься, — говорит Слиман. — В попытке справиться с головокружением от цифровых технологий мы стали вновь ценить настоящее, «аналоговое» творчество: моду, дизайн, архитектуру, традиционные техники, ручную работу. Так двухтысячные стали золотым веком моды, противоположностью скучным 90-м. В мире независимой инди-музыки произошла подлинная революция, появилось целое поколение новых музыкантов и групп, начиная с The Strokes и The Libertines. Я счастлив, что участвовал в его рождении, одевал его, снимал, выпускал о нем первые книги. Сожалею, что сегодня нет такой фигуры, как Пит Доэрти. По всей планете люди носят его шляпы и еще долго будут носить».

249_RV_02_11_01.p1.jpg

Зачем же тогда Слиман снял обложку для последнего альбома Леди Гаги The Fame Monster? «Они мне заплатили, я снял, — Эди лаконичен. — Скажу только, что это совершенно другой мир, чем тот, к которому я привык. Ему не хватает способности различать вещи и явления. Слишком много информации вокруг, непонятно, где настоящее, а где — поддельное, что имеет смысл, а что — нет. А понимать это крайне важно».

И где же сейчас настоящее? По мнению Эди, это манчестерская четверка поп-рокабилльщиков The Heartbreakers. Интернет, «самая влиятельная и креативная часть мира». Баухаузовская и де-стилевская мебель тридцатых годов, которой уставлен дом Эди в Беверли-Хиллз. А главное — Калифорния. «Америка привлекательнее Франции, хоть я к ней привязан, — говорит Слиман, который в прошлом году перебрался в США на постоянное место жительства. — Во Франции люди делают твою жизнь жалкой, в Америке гораздо легче стать своим. И жизнь здесь результативнее: я работаю в разы быстрее». 

Правда, центр моды, по мнению Слимана, по-прежнему находится в Париже: «Нигде в мире нет и не будет такого сосредоточения идей и традиции, фантазии и системы». В этом месяце Слиман приедет в Париж — ищите его, как в диоровские годы, в Café de Flore на бульваре Сен-Жермен. В местном филиале брюссельской галереи Almine Rech открывается выставка с говорящим названием California Dreamin’ — Myths and Legends of Los Angeles, которую Слиман курирует. А собственные фотографии он покажет в Almine Rech в столице Бельгии, на экспозиции Fragments Americana. В том числе кинодебют, короткометражку I love USA из последовательности черно-белых фотографий. На них два тинейджера, белокурая черлидерша с лицом Скарлетт Йоханссон и виолончелист, лицо скрывающий, импровизируют — пишут на песке, смотрят на океан, залезают на крыши небоскребов. Похоже, у Америки теперь есть своя Лени Рифеншталь. 

Значит ли все это, что мир навсегда потерял одного из лучших своих дизайнеров? «Нет, мода, безусловно, — мое будущее, — успокаивает своих поклонников Эди. — Мне она нравится. Но, как видите, отдохнуть от нее — крайне полезная штука».

Фото: Hedi Slimane 

еще в разделе Журнал

Рыцари плаща

Рыцари плаща

Новинки для мужчин позволяют им сосредоточиться на главном

Jaeger-мастер

Jaeger-мастер

В Москву привозят все больше модных марок из Европы. Полина Сохранова — о главных премьерах наступающей весны

комментарии /

смотрите ТАКЖЕ

Великолепная семерка
Новости

Великолепная семерка

Вещи из коллекций семерых финалистов Andam Fashion Award 2014 с сегодняшнего дня можно купить в интернет-магазине The Corner

Все смешалось в доме
Новости

Все смешалось в доме

Мишель Обама устроит мастер-класс для начинающих дизайнеров в Белом доме

Наши в Нью-Йорке
Новости

Наши в Нью-Йорке

Российские марки ZDDZ и Tigran Avetisyan стали двумя из четырех участников  проекта VFiles Made Fashion, показ которого прошел вчера в рамках New York Fashion Week


самое популярное

10 работ, ради которых нужно поехать в парижский Фонд Louis Vuitton
Афиша 10 работ, ради которых нужно поехать в парижский Фонд Louis Vuitton

Даже если вы были в нью-йоркском MoMA, эти работы обычно там увидеть нельзя

18 главных тенденций сезона весна-лето 2018
Тенденции 18 главных тенденций сезона весна-лето 2018

Странные плащи, пластик, вареный деним, зеленый неон, поп-арт, перья и глиттер — все, что мы будем носить через полгода

Художница Ксения Драныш о жизни как перформансе
Новости Художница Ксения Драныш о жизни как перформансе

И о том, почему искусство должно быть позитивным


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru