Мода

Письмо редактора

Виктория Давыдова об июльском номере Vogue

Тринадцать лет назад я впервые пришла в офис Vogue — устраиваться на работу. Вокруг ходили девушки в черном и в сером. Многие — в мужских ботинках. Некоторые — в белых простых сорочках. Ни одного яркого пятна, никаких оборок или рюшек, никаких цветочных принтов. Про стразы я уже не говорю. При этом на дворе был май, но ничто в гардеробе московских модниц на это не намекало. В моде безраздельно царил минимализм. Тогда мне это очень нравилось и казалось, что так и должна выглядеть самостоятельная работающая девушка. С тех пор много воды утекло. Чего мы только не видели на подиумах и в жизни! Шквал неоновых расцветок, самые безумные принты, извивающиеся каблуки, блестки и жабо, платья, напоминающие торты или свадебные букеты. И вот теперь минимализм вернулся. Только не в качестве единственного властителя дум, но как один из важных и влиятельных стилей. Фиби Фило и Стелла Маккартни привнесли в моду то, что критики назвали новой сдержанностью. И на волне оказались те же бренды, которые задавали тон в девяностые. И прежде всего — Calvin Klein во главе с Франсиско Костой, интервью с которым вы прочтете в этом номере.
Сегодня я смотрю на девушек, работающих у меня в журнале, через стеклянную стенку. Кто‑то выглядит стопроцентно минималистично, но цвет платья при этом оранжевый. У кого-то идеально простой крой жакета контрастирует с шифоновым платьем до пят. Современная мода позволяет смешивать стили и тот же минимализм делает более теплым и креативным.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Красота

Как виртуальный макияж заменяет декоративную косметику

Красота

Какой макияж делать на 8 Марта