You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Любовь Марины

В московском «Гараже» прошла ретроспектива Марины Абрамович. Шестидесятичетырехлетняя художница объяснила VOGUE, как она стала главной женщиной в современном искусстве и что собирается делать дальше

16 Октября 2011

Любовь Марины
Марина Абрамович в помещении забро­шенной школы тенниса в Хадсоне, где вскоре разместится 
ее фонд по сохра­нению искусства перформанса.

«Я страстная поклонница Рикардо Тиши. Его одежда не делает женщину вульгарной», — так Абрамович отвечает на мой комплимент, что ей очень идут готические рубашка и брюки из коллекции Givenchy прош­лой осени — черные, ее любимого цвета. Мы встречаемся в Манчестере наутро после спектак­ля «Жизнь и смерть Марины Абрамович», где художница на театральной сцене играет свою собственную жизнь — от рождения до похорон.

В названии — никакого бахва­ль­ства: Абрамович настоящий классик современного искусства. Уроженка Белграда, прославившаяся в Амстердаме и почивающая в Нью-Йорке на лаврах «бабушки перформанса» с сорокалетним стажем. Со своим телом она всю жизнь творит то, что другие — с холстом, мрамором и глиной: режет, истязает, испытывает холодом и зноем, выставляет неприкрытым напоказ. В ее версии перформанс сохраняет свой классический вид — искусства, созданного не развлекать и срывать аплодисменты, а вызывать по‑на­стоящему острую реакцию. Провокация, непригляд­ность — разумеется, но то, что дела­ет Абрамович, всегда говорит о дос­то­инстве и внутренней красоте человека.

Во время одного из первых перформансов она облила пол бензином по кругу, легла внутрь и задохнулась бы парами, если бы зритель ее не спас, решив, что смерть уж точно не прописана в сценарии. В шоу 1975 года она лежала уже на глыбе льда и вырезала на животе лезвием звезду. В 1997‑м собственноручно вымыла и отскребла от гниющего мяса полторы тысячи коровь­их костей (за этот проект, названный «Балканское барокко», Абрамович наградили «Золотым львом» на Венецианской биеннале). А однажды Марина прожила двенадцать дней в галерее, ничего не ела, зато спала, ходила в душ и туалет — все на глазах у зрите­лей. Даже равнодушные к таким формам искусства молодые модни­цы знают это «действо» — по сериалу «Секс в большом го­роде»: в вос­созданной обстановке шоу Абрамович Кэрри встречает сво­его Русского — Барышникова.

Пока иные критики предрекают перформансу cмерть (будто бы все, что не переходит границу, отде­ляющую жизнь от смерти, худож­никами уже сделано), а ее соратники мигри­руют в более респектабельные жанры вроде инсталля­ций или фотографии, Абрамович продолжает опыты над собственной жизнью. В прошлом году в нью-йоркском MoMA она представила свою ретроспективу «Художник здесь». Новая работа была лишь одна: Абра­мович неподвижно сидела за столом, а зрители могли сесть тет-а-тет и смотреть на нее столько, сколько им угодно. Психологи протоколи­ровали реакцию сидевших напротив Марины людей, чтобы узнать, как происходит обмен энергией.

С 8 октября и до января будущего года «Художник здесь» гостит в московском Центре современной культуры «Гараж». Видеозапись «сидящего» перформанса из MoMА будет транслироваться на противоположные друг другу стены. А отобранные самой Абрамович и подготовленные ею сорок волонтеров из числа поклонников ее творчества (никаких художников, профессиональных актеров или моделей) будут ежедневно воссоздавать ее главные перформансы. «Я не хотела вновь делать то, что уже делала», — объясняет Абрамович концепцию проекта. «Художником здесь» «Гараж» завершит выставочную работу в Бахметьев­ском гараже, чтобы в 2012 году открыться в парке Горького. «Мне нравится бахметьевско-мельниковское здание, — продолжает Марина. — Когда я приезжаю в Москву и работаю в «Гараже», у меня ощущение, будто я вернулась домой, в коммунистическую Юго­славию». А как ей иной символизм — «Гараж» открывался ретроспективой Ильи Кабакова? «Конечно, мне нравится эта симметрия. Полный круг, начавшийся и замкнувшийся художниками эры коммунизма».

Спрашиваю, как она ухитрилась после десятилетий эксгибиционизма всех форм, за бронзой, которой ее покрывают искусствоведы и шоу-бизнес, остаться жиз­не­радостной, сентиментальной, даже юной?

В 2009 году Абрамович разве­лась с итальянским художником Паоло Каневари (об этом тоже был эпизод во вчерашнем представлении), с которым прожила двенадцать лет и который моложе ее на шестнадцать. «Сейчас мы не видимся. К концу года встретимся и посмотрим, сможет ли наша любовь выжить».

С главным мужчиной в своей судьбе, немец­ким художником Улаем, Марина жила и творила c 1976 по 1988 год — тоже двенадцать лет. После расставания Марина говорила: «Я чувствовала себя жирной, уродливой, нежеланной». Тогда она увеличила грудь до четвертого размера, отрастила волосы до плеч и с голо­вой окунулась в шопинг. «Мне был нужен смех, гламур! Сейчас я бы не стала ложиться под нож, но тогда свою службу, психологическую, а не эстетическо-художественную, силикон сослужил». С Улаем они жили в фургоне, без гроша за душой, зато первой ее покупкой после разрыва стал костюм Yohji Yamamoto. В одежду Maison Martin Mar­giela и Comme des Garçons она влюбилась через пару дней, но так же — с пер­вого взгляда.

Теперь каждые четыре года Марина делает процедуры по аппарат­ному омоложению Thermage. Может, время заняться носом — она как-то говорила, что с детства им недовольна? «Вы можете представить меня с маленьким носом? — хохочет Абрамович. — Смех, да и только». А потом рас­ска­зывает историю, как однажды, еще в Белграде, положила в карман фотографию Брижит Бардо и пошла разбивать себе нос. Расчет был на то, что, когда «скорая» привезет ее в травмопункт, она достанет из кармана фото и попросит хирурга сделать ей такой же нос, как у Брижит — чуть вздернутый. Но травмировать себя так и не решилась.

Когда мы закончим интервью, она соберет вещи и вернется в Нью‑ Йорк — до визита в Москву ей надо закончить переезд. «В старом доме слишком многое напоминает о Паоло. К тому же хочу себе жилище поменьше».

Не тянет ли ее на закате лет на родину, в Сербию? В соседней Черногории Марина уже выкупи­ла завод по производству холодиль­ников и хочет превратить его в центр искусства. «Какой закат?! В моей жизни только-только начи­нается третий акт. Самое инте­рес­ное — впереди».

Фото: Jason Schmidt

еще в разделе Журнал

Простые радости

Простые радости

Обыденные вещи – свитер, дождевик, бомбер, черные брюки – стали гвоздем сезона. В чем тут фокус?

Джазовый оркестр

Джазовый оркестр

Строгая геометрия форм, этнические мотивы, белое золото, жемчуг и бриллианты – все это приметы возвращения стиля ар-деко.

комментарии /

смотрите ТАКЖЕ

Остров свободы
Новости

Остров свободы

Louis Vuitton окажет спонсорскую поддержку художникам, которые примут участие в 12-й биеннале в Гаване

Игра форм
Новости

Игра форм

Мебель из нереализованного проекта 1972 года, созданного гениальным дизайнером Пьером Поленом, Louis Vuitton представит в рамках Miami Art Basel 2014

Сладкий яд скорпиона
Афиша

Сладкий яд скорпиона

Мексиканский бренд Pineda Covalin и художница Марина Абрамович выпустили лимитированный шарф, который поступит в продажу 1 октября


самое популярное

5 модных образов на осень по лучшей цене
Новости 5 модных образов на осень по лучшей цене

ЦУМ огласил список вещей, которые будут продаваться по приятным ценам

Все, что вам нужно знать о марке High
Новости Все, что вам нужно знать о марке High

Итальянское качество и маскулинность


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru