You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Ребро Адама

Самая горячая пара Нью-Йорка – солист Maroon 5 Адам Ливайн и русская супермодель Анна Вялицына – возрождают дух гламура девяностых, когда от союза рокеров и красавиц рождались искры

28 Октября 2011

Ребро Адама

На Анне: шелковое платье, Dolce & Gabbana; серебряные браслеты, Stephen Webster.

На Адаме: часы Oyster Perpetual Datejust из стали и белого золота, Rolex.



Слава — сыворотка правды: подчеркивает то, какой ты есть на самом деле. Мне было восемнадцать, когда мы с ребятами из моей тогдашней группы Kara’s Flowers снялись в одной серии «Беверли-Хиллз 90210». Нам казалось, что это так круто! А сейчас мне скорее смешно».


Так говорит Адам Ливайн, солист популярной группы Maroon 5. Адама и его девушку, русскую супермодель Анну Вялицыну, мы снимаем в Лос-Анджелесе, родном городе Адама. У Ливайна сейчас перерыв в турне по Америке. Настроение отличное, лишь иногда он делано возмущается, когда ему кажется, что фотограф больше внимания уделяет Анне, чем ему. Сообщаю певцу, что он мало похож на небожителя с Голливудских холмов.

— Хотите, устрою вам экскурсию по здешним звездным местам? — по-свойски отвечает он.

— Тоже мне, знаток! — смеется Анна. — Ты же в такие не ходишь.


На Анне: шерстяной пуловер и шелковые брюки, все Alexander Terekhov (Atelier Moscow); замшевые туфли, Gianvito Rossi; серебряный браслет Midnight Melange с брилли­антами и керамикой, David Yurman.

На Адаме: джинсы, A.P.C. Jeans; кожаные бо­тинки, Yves Saint Laurent.


Хотя горячее, чем Ливайн, сегодня не придумаешь. Он зажигательно поет о безответной любви, снимает откровенные клипы — и выглядит гиперсексуально. Вялицына — девушка с обложек VOGUE, муза великих фотографов — от Ирвина Пенна до Стивена Майзела. Почетный «ангел» Victoria’s Secret, новое лицо коллекции Revlon Expressionists и рекордсменка по числу появлений в «купальном» номере журнала Sports Illustrated (семь лет подряд!). В 2010 году в Лас-Вегасе на вечеринке по случаю выхода такого номера Адам и познакомился с Анной. Теперь снимает ее в видео к песням: в Misery Вялицына предстала разъяренной фурией, а в Never Gonna Leave This Bed — томной возлюбленной. На первые концерты Maroon 5 в России — 27 нояб­ря в московском «Крокус Сити Холле» и 28‑го в петербургском Ледовом дворце — Адам и Анна тоже приедут вместе.


Топ и шорты из шелка и шерсти, кожаный ворот­ник, все Louis Vuitton; туфли из лакированной кожи, Tom Ford.


Рокер и супермодель — такое уже было и в семидесятых (вспомним Мика Джаггера и Джерри Холл), и в девяностых, когда Майкл Хатченс из INXS встречался с Хеленой Кристенсен, Аксель Роуз из Guns N’ Roses — со Стефани Сеймур, а мир узнал и полюбил Линду, Наоми и Кристи после клипа Джорджа Майкла Freedom’90. Но наши рокер и модель — из нового столетия: без наркотиков, драм, алкоголя, нервов и прочей атрибутики саморазрушения, свойственной двадцатому веку. Он зовет ее по-английски ласкательно — Энни. Каждый раз, когда она выходит из-за ширмы после переодевания в новый наряд, восторгается: «Awesome! Обалденно!» — любимое словечко певца в жизни.


Шерстяной жакет, атлас­ные брюки и ботинки с металлическими деталями, все Chanel; носки, Calzedonia.


А вот сам Ливайн встречает просьбу стилиста пройти за ширму без энтузиазма.

— А можно я буду сниматься в своем?


На нем сейчас любимые рваные джинсы A.P.C., голубая состаренная футболка Nike с неоново-зеленым логотипом-галкой, эспадрильи Tom’s.

— Если не подойдет, могу сниматься голым.

Заманчиво, но что скажет Анна?


— Мужчина должен носить либо толстовку с кедами, либо смокинг — как Джеймс Бонд. Никаких костюмов и всего остального «между», — продолжает Адам.


Так что же Анна? Она согласна на все.


На Анне: шелковое платье, расшитое блест­ками, с ворот­ником из искусствен­ного меха,

сапоги из замши и кожи питона, все Prada.

На Адаме: джинсы, A.P.C. Jeans; кожаные ботинки, Yves Saint Laurent.


Наконец компромисс найден — футболку долой. Тут из динамиков раздается энергичная Moves Like Jagger (фотограф Аликс Малка, друг Адама, позаботился), Ливайн тут же «дает Джаггера», как в видео на эту свою песню: начинает разводить руками и поводить бедрами. Анна оцениваю­ще смотрит со стороны. Не хочет ли она присоединиться?


— Воздержусь, — улыбается модель. — Хотя танцевать обожаю. Подростком пять лет занималась бальными танцами! Там я узнала, что может мое тело, полюбила его. Для модели это самое главное знание.


Колье Midnight Melange из серебра и керамики с бриллиантами, David Yurman.


Родители Анны хотели, чтобы она пошла по их стопам: папа был спортивным врачом, мама — педиатром. Но Вялицына, с тех пор как в шесть лет, играя с куклой Барби, сказала, что хочет быть моделью, все для себя уже решила. При этом обожала школу, была круглой отличницей и завсегдатаем кружков и секций — от вышивания и рисования до легкой атлетики. Летом пай-девочка из Нижнего Новгорода уезжала к бабушке на Север (двенадцать часов поездом), там читала книги и бегала по траве босиком.


— Мое детство было идиллией. Края, где живет бабушка, самые красивые на свете. Я и сейчас, когда приезжаю туда, с радостью работаю в огороде. Собираю ягоды, пропалываю грядки.


Платье и сапоги из шкуры пони, Alexander McQueen.


В четырнадцать лет Анна с мамой пошли в местное модельное агентство. И услышали, что у Анны — огромный потенциал и блестящие перспективы.


— Если честно, люди, когда меня видят, не верят, что я русская. Думают, что шведка, голландка или даже калифорнийка. Но русские модели всегда будут успешными. Потому что они не просто красивы, но и невероятно трудолюбивы. А модельная работа — это в первую очередь работа с людьми.


Хлопковые трусы, Intimissimi; туфли из лакированной кожи, Tom Ford;

кольцо из белого золота с ониксом и бриллиантами, Carrera y Carrera;

серебряные кольца с бриллиантами, и с гранатами, Stephen Webster.


Анна появилась на подиумах в начале нулевых. Тогда она и еще две модели закрепили успех первых россиянок, покоривших Европу и Америку в начале девяностых, — Людмилы Исаевой, Натальи Кретовой, Татьяны Сорокко. На Западе «вторую волну» назвали «три V» — Водянова, Володина и Вялицына. Три красавицы с берегов Волги стали связующим звеном между эпохами — царством супермоделей восьмидесятых, которых по всему миру знали по именам, и профессионалками нового века, которых любят не за звездность, а за универсальную внешность и способность работать по модным часам, которые бегут все быстрее.


Спрашиваю, чем Анна займется дальше: ей двадцать пять, жизнь только начинается, а все высоты, кажется, уже покорены.

— Создать семью и заняться благотвори­тельностью.

— Да, пара очаровательных маленьких адамчиков не помешала бы, — подключается к разговору Адам.

— Вы лучше его спросите, что он будет делать дальше, — говорит мне Вялицына. — Ему скоро тридцать три стукнет.

— А я чувствую себя на двенадцать с половиной. Было бы здорово, если бы следующие мои тридцать лет были хотя бы чуть-чуть такими же, как первые. Я дитя солнца, голубого неба, океана. Люблю наслаждаться жизнью и ненавижу небоскребы: они закрывают вид. Я учился в Нью-Йорке полгода и скажу честно, что на переезд решился только потому, что он означал путешествие через всю страну. Думал, найду себе подружку.


На Анне: шелковый комбинезон, расшитый блестками, Balmain;

браслет Haute Joaillerie из белого золота с бриллиантами, Chopard.

На Адаме: джинсы, Levi’s; кожаный ремень, Diesel; часы Oyster Perpetual Datejust из стали и белого золота, Rolex.


В детстве, до того как увлечься музыкой, Адам мечтал о карьере баскетболиста. «В шесть лет на местном чемпионате я забросил победный мяч на последней секунде. Это изменило всю мою жизнь — я ведь был маленьким, застенчивым мальчиком, который вечно прятался за мамину юбку. А превратился в уверенного в себе парня. Но позже понял, что музыка мне нравится больше».


И пусть «Лос-Анджелес Лейкерс» играют без Ливайна, зато у него теперь три премии «Грэмми» и еще семь номинаций. А мечтой Анны было сниматься в Sports Illustra­ted, один номер которого каждый год целиком отдается под съемки купальников. Снимки откровенные, но делают их лучшие фотографы мира. Поэтому появиться на страницах Swimsuit Issue — честь для каждой модели. Сейчас Анна вспоминает, как в 2005 году прийти на пробы пригласили и ее.

— Я шла, уверенная в провале — понятия не имела, как казаться сексуальной. Но меня взяли! После той съемки я из девочки стала женщиной.


И какой! Когда в мае прошлого года эфир MTV взорвал клип Misery, где Вялицына Ливайна избивает, а в финале даже переезжает машиной, на форумах фанатов Maroon 5 разгорелись нешуточные страсти: раз Анна в клипе так страшна в гневе, какая же она тогда дома?!

— Да что вы, перестаньте! В обычной жизни я абсолютно другая. Веселая, вежливая и доб­рая. Всем довольна. Разве что очень нерешительная. Да, еще люблю накручивать волосы на палец. Еще обожаю картошку фри, ничего не могу с собой поделать.


На Анне: шерстяная водолазка, Alexander Wang; туфли из лакированной кожи, Tom Ford;

серьги из белого золота с бриллиантами, Chopard.

На Адаме: джинсы, Diesel; кожаные ботинки, Bess; часы Oyster Perpetual Datejust из стали и белого золота, Rolex.


А каков же реальный Адам?

— Занудствую иногда, но мне кажется, я довольно-таки сексу­альный зануда, нет? Еще я ужасный неряха: вокруг меня все всегда в беспорядке. И я — шопоголик. Так и запишите.


Если Ливайн влюблен в марки Rick Owens, Maison Martin Margiela, Tom Ford, Band of Outsiders, то Вялицына — в практичную, но сексуальную моду Isabel Marant.

— Днем я за комфорт, но чтобы в рок-н-ролльном духе. А на вечер люблю одеваться, как супермодель восьми­де­ся­тых: винтажное платье Alaïa, шпильки, красная помада... В таком виде я неотразима! Сразу чувствую себя сильной.


Говорю, что мой самый любимый ее наряд — прозрачное платье из латекса, в котором Анна пришла на последнюю церемонию «Грэмми». Она тогда несла на носилках яйцо с Леди Гагой внутри.

— Да, горжусь этим не меньше, чем своими достижениями в моде — я снова стала лицом аромата Chanel Chance, как и десять лет назад, когда он только появился. А за Гагу я даже говорила! Она «была» эмбрионом, так что говорить «не могла». И вот я от ее имени отвечала на вопросы журналистов.

— А я горжусь своей коллекцией ретроавтомобилей! — парирует Адам. — Купил недавно Porsche 356A 1958 года. Это не машина — совершенство, особенно в черном цвете, как у меня. Awesome!


Фотограф выключает свет.

— Жаль, что так быстро, — шепчет Анна, хотя в студии мы провели четырнадцать часов. — Мы ведь не видимся месяцами, хоть сейчас день вместе провели. Тяжело быть девушкой рокера. И он вечно на гастролях, и я мотаюсь по миру.


Через пару недель я проверяю страничку Анны на Twitter@AnneV: она едет сниматься в Англию для очередной рекламной кампании. Опять одна — Адам судит американскую «Фабрику звезд» на канале NBC, который в Лондоне не показывают. Ничего, скоро они встретятся — в России.


комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad