You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Крепкий орешек

Премьер American Ballet Theatre Дэвид Холберг стал солистом Большого театра и дебютирует на его сцене главной партией в «Щелкунчике»

9 Января 2012

Крепкий орешек
У него уже есть квартира в Москве и своя гримерка в Большом. Но в разговоре он по-прежнему зажат так, будто двадцативосьмилетний Холберг не интервью дает, а сидит под лучом настольной лампы на допросе в КГБ. Не был, не состоял. Очень рад, семья поддержала, будет приезжать на спектакли. «Your partner? Ваш партнер?» — уточняю я. «My family. Семья», — тут же выставляет щит стройный белокурый красавец, которому, казалось бы, самой природой предписано нежиться во всеобщем обожании.

Такие интервью мог бы давать Рудольф Нуреев в 1961 году, когда «прыгнул к свободе» в направлении, обратном холберговскому — с Вос­тока на Запад. Распустишь язык — завт­ра советские агенты переломают тебе ноги, а американцы отправят обратно к медведям. Но Холбергу-то чего впадать в паранойю?! Он уже много раз танцевал в Москве и знает, что публика его любит, прима-балерины оценили, а критики описали в превосходных степенях. Продюсер Сергей Данилян приво­зил его под маркой «Ко­роли танца» — и с этим определе­нием тоже никто не спорил.

Однако Нуреева в связи с мос­ковским контрактом Дэвида вспоминают часто — и понятно почему. В конце осени огромные статьи во всех ведущих мировых газетах, включая The New York Times, ус­пешно делали вид, что классический балет — это не прибежище горстки балетоманов. Казалось, все читатели, открывая за завтраком газету, первым делом капают кофе и йогуртом на страницу «Театр и танец», и объяс­нять им ничего не надо. Поэтому широкая публика так и не поняла главного: переход Дэвида Холберга из Аmerican Ballet Тheatre в Большой — это все равно как если бы Криштьяну Роналду согласился играть за «Спартак». АВТ устроен по принци­пу футбольного клуба «Реал» — это главная в мире копилка звезд, со времен дирек­торства Михаила Барыш­никова сделавшая ставку на имя, набранное на афише крупными буквами. И Дэвид Холберг был укра­шением этой коллекции.

Для американского балетного мира переезд Холберга в Москву означает конец «эпохи Нуреева и Барышникова». Эпохи, когда пе­ре­езжали только русские и только на Запад. Сначала в антисоветском варианте: сбегая с гастролей и прося политического убежища. Потом в постсоветском: плавно растекаясь от Прибалтики до Австралии, — выпускники бывших советских балетных школ сейчас есть практически в каждой труппе мира.

vg_david6968_.jpg
На репетиции в Большом; в проекте «Короли танца. Опус 3». 

Но и для Большого приезд Холберга — событие не меньшего масштаба: не зря же он принял нового премьера с распростертыми объя­тиями. Напомню: в девяностые в воздухе носилась в меру безумная идея слить Большой и Мариинский театры в одну труппу. Все потому, что Мариинка была домом «девочек»: Ульяны Лопаткиной, Дианы Вишневой, Светланы Захаровой и массы отличных молодых солисток. А в Большом были «мальчики»: Сергей Филин, Дмитрий Белоголовцев, Николай Цискаридзе, Андрей Уваров — прекрасные бравые мужчины, на фоне которых столичные дамы терялись. И казалось, что так будет всегда — пока поколение «мальчиков» не подошло к сорокалетию. И оказалось, что смены им нет.

Есть хорошие, даже блестящие танцовщики, но нет того, кто ответил бы за русскую, и не только, классику — все эти «Лебединые озера», «Спящие красавицы», «Жизели», «Раймонды» с их принцами, рыцарями, графами, просто благородными юношами. На языке обывателя — нет «мужчины в колготках». Попробуйте напялить на себя белое трико и остаться красавцем. Попробуйте объясниться в любви, безмолв­но прикладывая руки к грудной клетке, а сделать предложение — молча показывая на безымянный палец вытянутой правой руки (одна нога в полуприседе, другая — вытянута назад), — и при этом выглядеть убедительно. Попробуйте вообразить себе наш главный театр без «Лебединого озера» и «Жизели». И вы поймете, с какими чувствами новый худрук балета Большого Сергей Филин пригласил Дэвида Холберга на ланч, чтобы задать свой вопрос.

vg_RIAN_00968999.HR.ru_.jpg

Над ответом Дэвид думал несколько месяцев. Это только со стороны его биография кажется монотонно восходящей кривой успеха: школа — стажировка в Париже — десять лет в Нью-Йорке. За каждый сантиметр карьеры ему приходилось биться. На каждом шагу — принимать решение, которое вполне могло обернуться как просто неверным житейским выбором, так и катастрофой.

Балетным людям в Москве и Петербурге понять это почти невозможно. В России в десять лет ты попадаешь фактически в закрытую балетную школу. Прямо оттуда перетекаешь в один из театров, наблюдаешь, как взрослеют, а потом и стареют твои одноклассники, и так до собственной пенсии. Это похоже на армию в том смысле, что выбор за тебя уже сделан.

А вот Холберг родился в Южной Дакоте, штате, где потомков скандинавских эмигрантов сейчас живет больше, чем людей во всей Скандинавии. Потом семья переехала в Аризону. По-русски такие места непочтительно называются «дырой». И деревен­ский паренек увлекся балетом. «Час­то бывает, что мальчик начинает заниматься балетом, потому что его направляют родители или потому что следует примеру сестер. Но я захотел сам. Я любил двигаться». Было ли трудно? Ведь никто из его близких и друзей балет и в глаза-то живьем не видел. Само признание мальчика из американской глубинки «мама, я люблю балет» способно ранить родных так же, как «мама, я уезжаю с рок-группой», «мама, я решил стать художником-акционистом» или, чего уж там, «мама, я гей».

Семья, говорит Холберг, поддержала, но... И в тот момент, когда уже ждешь истории в стиле «Билли Эллиот», Дэвид оглушительно захлопывается, как противопожарная штора на витрине. «В школе эта идея не показалась удачной», — только и произносит он. Нельзя же прямо спросить солиста Большого театра: простите, вас били, травили, «педиком» обзывали, бойкот устраивали? К тому же в Америке нет, как в России, государственной системы балетных школ. Свои первые па Дэвид разучивал с частными педагогами. В самодеятельности, как сказали бы у нас. А потом решил ехать в Париж на стажировку. В одну из самых главных балетных школ мира и уж точно самую снобскую — при Парижской опере.

Семья поддержала и здесь. У любого проекта «американец в Париже» немаленький бюджет. Но дело не только в деньгах. «Очень тяжелый был год, но очень важный». Юный провинциал, как губка, впитывал танцевальные премудрости. Не просто технику или приемы. Куда важнее пресловутая «школа», которая культивируется столетия­ми, а вырабатывается годами: неосязаемый, но отчетливый испол­нительский класс, породистость мастерства. То, чем традиционно сильны старые балетные дома. Чем берут русские, датчане, французы и почти никогда — американцы (ес­ли только они с детства не учились в школе при New York City Ballet).

vg_david7250_.jpg
Хлопковая майка, James Perse; хлопковые брюки, Viktor & Rolf.

Так что со всех сторон Большой для Холберга — такой же подарок, как Холберг для Большого. И танцовщик, выдающий сейчас банальности о том, какая это «честь», что это «огромный» и «важный» театр, на самом деле именно это и имеет в виду. Сюда он приехал не за техникой (она у него преотличная) и не за школой (элегантный танец американца и так весьма убедительно имитирует честные восемь лет в консервативном балетном училище). Не за балеринами — хотя и не может погасить блеск в глазах, когда говорит о своей парт­нерше Наталье Осиповой. И даже не за длинным рублем. А за верой.

Вы натягиваете пресловутые «колготки» — все выставлено на­показ, обтянуто, подчеркнуто, от­крыто. Покрываете лицо тоном, подкрашиваете глаза и губы. Обливаете лаком волосы. Следующие два или три часа вы будете складывать руки венчиком, объясняться в любви, прикладывая ладонь к груди. А еще — потеть, следить за дыханием, собст­венными мышцами, рассчи­тывать траекторию, силу отдачи, выправлять курс — балет не то ис­кусство, которое позволяет забыться в экстазе. И при всем при этом убеждать других и верить са­мому, что здесь от любви умирают, от обмана сходят с ума, а влюбляются с первого взгляда и навек.

Западные танцоры обычно не умеют именно этого. Как бы хорошо ни выделывали они ногами кренделя, между ролью и парнем с мускулисты­ми ляжками и отбе­ленными зубами всегда чувствуется зазор, по форме похожий на улыбку: мол, ну мы-то с вами пони­маем, жизнь не та­кая. И только рус­ские танцуют не понарошку. Дэвид Холберг, который научился в бале­те почти всему, приехал в Россию, именно чтобы научиться верить в сам балет.

«Щелкунчик» в Большом теат­ре по традиции дают не просто всю зиму, а даже утром и вечером 31 декабря. Что бы ни говорили про хореографа Юрия Григоровича, «Щелкунчик» — один из лучших его балетов, а мужская роль — одна из труднейших. Щелкунчик-принц должен с первых же па превратиться в музыку Чайковского, которая рассказывает о совсем уже трудных для передачи ногами вещах — о взрослении и о том, что наша жизнь непростительно коротка. И в таком смысле это — идеальная партия для Дэвида Холберга.


ТЕКСТ: ЮРИЙ ЯКОВЛЕВ. ФОТОГРАФ: СЛАВА ФИЛИППОВ. СТИЛЬ: ОЛЬГА ДУНИНА. ГРУМИНГ: ТАТЬЯНА ЧУМАКОВА/THE AGENT. АССИСТЕНТ ФОТОГРАФА: КИРИЛЛ ПАНТЕЛЕЕВ. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: ЕКАТЕРИНА ЗОЛОТОТРУБОВА. ПРОДЮСЕР: ЕЛЕНА СЕРОВА. АССИСТЕНТ ПРОДЮСЕРА: АЛЕКСАНДРА ТКАЧЕНКО. 

Редакция благодарит пресс-службу государственного академического Большого театра России за помощь в организации съемки

еще в разделе Журнал

Ангел и демон

Ангел и демон

Кресты из черненого золота, перстни с белыми бриллиантами, тонкие и массивные цепи — чтобы быть невинной и соблазнительной одновременно

Любовь живет

Любовь живет

В Москве заново открывается бутик Chanel. Как и во времена Коко, Россия у Дома на особом счету

комментарии / 0

оставить комментарий

смотрите ТАКЖЕ

Новый москвич
Журнал

Новый москвич

Звезда балета Дэвид Холберг — о своем втором пришествии в Большой театр



подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru