You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Букет Лили

Англичанка Лили Коул, побыв топ-моделью и звездой независимого кино, начинает штурм голливудских холмов

5 Января 2012

Букет Лили
Кашемировая водолазка, Haider Ackermann; шифоновое платье, Dior; кожаные туфли с металлической отделкой, Gucci; бронзовое колье с цир­конами, Lara Bohinc.

А вы знаете, как страдают овцы? Их сначала стригут, а потом забивают. Иначе невыгодно — ведь придется их кормить и содержать, пока не отрастет новая шерсть. Меня это всегда ужасало. Но есть одна задумка. Это секрет фирмы, но обещаю: мы взорвем мир моды!» А пока на обложке VOGUE Лили Коул — одна из самых нестандартных, узнаваемых и модных девушек нулевых годов — снимается не в качестве модели или дизайнера (одежду из этично произведенной шерсти под маркой The North Circular она создает вместе с подругой, тоже моделью Кэтрин Пултон), а в качестве актрисы. Три года назад на пике модельной славы Лили ушла с подиума, чтобы сниматься в кино. Тогда многие восприняли это с улыбкой: все до сих пор помнят неудачные попытки супермоделей девяностых. У Лили «Оскаров» тоже еще нет. Но, к удивлению скептиков, она стала звездой артхаусного кинематографа, которую полюбили критики.

vg_111009_AM_VR_sh01-065f1_.jpg
Жакет из кожи питона, топ из сетки, шерстяные брюки с люрексом, все Roberto Cavalli; золотое колье с рубинами и бриллиантами, H.Stern.

И вот Коул получила роль в своем первом голливудском блокбастере, фэнтези-боевике «Белоснежка и охотник». На площадку «Белоснежки», съемки которой только что начались, Лили как раз жутко опаздывает в момент этого интервью. А все потому, что проспала, хотя мы специально договорились встретиться в баре отеля «Сент-Панкрас» — через дорогу от ее дома. Помпезные интерьеры в стиле викторианской готики с расписным потолком и золочеными капителями колонн были бы отличным контрапунктом для беседы с огненно-рыжей, фарфороволикой Лили, словно сошедшей с полотен прерафаэлитов. Но теперь я даже рада, что наш антураж — велюр и пластик черного лондонского кеба: мы намертво застряли в предобеденной камденской пробке и можем обстоятельно поговорить.

«Белоснежка» — проект голливудской студии Universal на тему всем известной сказки братьев Гримм. Продюсирует его Джо Рот, известный по бертоновской «Алисе в стране чудес». Предварительный бюджет — свыше ста миллионов долларов: на самый дорогой фильм в истории «Пираты Карибского моря: на краю света» потратили всего в два с лишним раза больше. Костюмы сделала трижды оскароносная Колин Этвуд, одевавшая актеров в «Чикаго» и «Мемуарах гейши». Все это звучит многообещающе, хоть у Лили в «Белоснежке» роль только второго плана — Греты, из которой выпивает красоту и жизнь Злая королева (ее играет Шарлиз Терон, а Белоснежку — звезда «Сумерек» Кристен Стюарт).

vg_111009_AM_VR_sh06-136f1_.jpg
Платье из органзы с отделкой из металла, Gucci; серьги из металла, рога и смолы, Marni.

Коул явно воодушевлена, несмотря на то, что она в этом сюжете — совсем не главная.

— Меня часто спрашивают, зачем мне экран. Но разве хорошая мода и хорошее кино — явления не одного рода? Когда я демонстрировала коллекции любимых дизайнеров — Александра Маккуина, Жан-Поля Готье, Карла Лагерфельда, — то представляла себе, что участвую в перформансе, акте искусства. Поэтому переход лично мне кажется логичным. И играть в том или ином фильме я соглашаюсь, если мне по душе фигура режиссера. Пока мне с ними везет так же, как с дизайнерами.

Снимает «Белоснежку» Руперт Сандерс, дебютант. В Голливуде новая политика — доверять многомиллион­ные проекты новичкам. На той же Universal режиссер рекламы пива Heineken Карл Ринш работает над своим первым полнометражным фильмом — 3D-боевиком о самураях «47 ронинов» с Киану Ривзом и бюджетом. Студия Walt Disney в 2009 году позволила автору рекламных роликов видеоигр Джозефу Косински распоря­диться такой же суммой для съемок фантастического «Трон: наследие». Впрочем, так уже было — в 1992-м клипмейкер Мадонны и Джорджа Майкла Дэвид Фин­чер пришел в большое кино с «Чужим 3» стоимостью в пятьдесят миллионов. «Трон» собрал свыше четырехсот миллионов, «Чужой» — сто шестьдесят. Дебютанты в Голливуде несут золотые яйца.

vg_111009_AM_VR_cover-041f1_.jpg
Платье из органзы, медный браслет с кораллами, все Alexander McQueen.

Говорю Лили, что ее согласие играть несчастную Грету в «Белоснежке» для Сандерса — тоже своего рода награда. В ответ актриса благодарит за комплимент, и это не просто дежурная вежливость: Коул играла у многих авторитетных в профессиональной среде режиссеров. Например, у Мэри Харрон, автора «Американского психопата», или у Терри Гиллиама — режиссера, кино которого понятно не всем, но моментально превращается в культовое: вспомним хотя бы антиутопическую «Бразилию» или «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» с Джонни Деппом, на который в девяностых молились рейверы.

После «Воображариума доктора Парнаса» того же Гиллиама, в котором Коул сыграла свою первую главную роль, ее и зачислили в актрисы «кино не для всех». Критики писали: «Коул доказала, что модели могут предложить искусству кино нечто большее, чем просто красивую мордашку». Не подкачали гены: мама Коул — актриса и писательница (отец, строитель, оставил семью, когда дочь была еще ребенком). А сам Гиллиам отозвался так: «Если Лили захочет продолжать карьеру актрисы, ее ждет блестящее будущее».

Однако по-настоящему известным ее лицо — выбеленное, с высокими острыми скулами, узким подбородком и пепельно-голубыми глазами-блюдцами — сделали, конечно, не артхаусные фильмы, которые, кроме высоколобых интеллектуалов, мало кто видел, а подиум. В июле 2003 года, в съемке Стивена Майзела для итальянского VOGUE, эта английская провинциалка (Лили родом из Торквея, жемчужины курортного юго-западного побережья Англии) с необъятной копной медных волос, будто из поэм Теннисона, выглядела инопланетянкой. Забыть ее или перепутать с другими моделями было невозможно. Не прошло и года, как она стала музой Жан-Поля Готье, потом начала рекламировать Prada, Topshop, заключила контракт с косметической маркой Rimmel London.

vg_111009_AM_VR_Leo-141f1_.jpg
Хлопковое платье с отделкой из органзы, Marni; замшевые туфли, Gianvito Rossi; серьги из позолоченного металла и кожи ската, Kara Ross.

Последний раз она работала моделью два года назад на парижском показе Hermès. С тех пор —только кино: в 2011 году на экран вышли драма Харрон «Там обитают драконы» о гражданской войне в Испании и хоррор Жоффе «Дневники мотылька», где Лили перевоплотилась в вампиршу. А «Признания отпрыска века» с Питом Доэрти в главной роли — экранизация авто­биографического романа Альфреда де Мюссе — еще ожидает проката.

Каково было играть с хулиганом Питом? Он ведь известный ценитель моделей. С партнером Лили по «Воображариуму» Джудом Ло их активно женили таблоиды. Да и сердце ее вроде бы снова свободно — недавно она после двух с половиной лет отношений порвала с тридцатисемилетним американским актером Энрике Мурчано. Правда, уже была замечена в компании музы Дольче и Габбаны Дэвида Ганди.

— Давайте не будем о личном. Я никогда не любила распространяться об этом. Поэтому не пользуюсь твиттером. И фейсбуком тоже. Если честно, просто не понимаю этих феноменов.

Она задумывается, глядя в окно. На ней жакет Marc by Marc Jacobs позапрошлого сезона, еще более заслуженные по виду желтый кашемировый свитер и темно-синие шорты.

— Носить неновые вещи — это тоже забота об экологии, — Лили замечает мой взгляд. — Я считаю, что в одежду можно инвестировать так же, как в искусство: покупать меньше, зато такое, что будет цениться долго. Тем более что и раньше я так же одевалась. Когда работала моделью, меня наряжали для фотосессий, теперь — для кино. А в жизни хочется простоты.

vg_111009_AM_VR_sh05-062f1_.jpg
Шерстяные жакет и брюки, хлопковый топ и металлическое колье, все Lanvin; золотой браслет Camélia Ajouré, Chanel Fine Jewelry.

Мы сворачиваем на улочку, заполненную грим-вагонами и мобильными домиками для артистов. Лили отключает постоянно звонящий телефон, заметно сосредотачивается. Примерно так же серьезно она выглядела в июне на вручении дип­ломов в Кембридже. Фотографии Лили в белой шелковой рубашке, черных, авангардно скроенных брюках и черной мантии, отороченной белой норкой, с распущенными волосами и алой помадой на губах тогда опуб­ликовал не только «Университетский вестник», но и модные сайты. И не только из старой любви к Коул-модели — просто это редкий случай, когда обладательница красного диплома искусствоведческого факультета выглядела не как «ботаник».

— Вообще-то изначально я собиралась изучать политологию, раздумывала года два и постепенно поняла, что все-таки больше люблю искусство. Но главное, мне хотелось, чтобы в моей жизни было чем гордиться, когда я оглянусь на нее лет эдак в шестьдесят-семьдесят. Дип­лом университета — как раз такая вещь.

И Лили горячо, взахлеб — не потому, что пора бежать в гримерную, а из чистого энтузиазма — рассказывает о мексиканском концептуалисте Габриэле Ороско: она писала дипломную работу о его скульптурах в виде скелетов доисторических животных и инсталляциях из предметов обихода. И о короткометражке художницы Таситы Дин, которую она видела в Tate Modern. И о том, что собирается досконально изучить все стенды на ближайшей лондонской ярмарке современного искусства Frieze.

После чеховской «Чайки», с которой Лили дебютировала на сцене университетского театра, один из обозревателей позволил себе назвать ее Нину «деревянной» — и это была едва ли не единственная ложка дегтя в бочке меда рецензий на игру Коул. «Да он даже не досидел до конца!» — возмущается она в ответ. Непрофессионализм ее раздражает больше всего.

vg_111009_AM_VR_sh04-104f1_.jpg
Шелковые топ и платье с отделкой из перьев, туфли из  металлизированной кожи и металла, все Louis Vuitton; 
 золотое колье Sassi с кораллами, перидотами и бриллиантами, Bvlgari.

Саму Коул — успешную модель, озабоченного судьбами мира дизайнера, любимицу кинокритиков и кембриджских профессоров, а теперь и голливудскую звезду — если и есть в чем упрекнуть, то только в том, что ее актерская карьера сбоев не дает. А это значит, что в моду в ближайшее время Лили, к сожалению, не вернется.

— Я никогда и не думала, что я хорошая модель, — комментирует она. — Ну подумайте: я на подиуме рядом со всеми этими суперженщинами. Да мне до сих пор кажется, что я живу в сказке!

Вот кокетка!


Фото: Anthony Maule. Стиль: Ekaterina Mukhina. Текст: Фиона Маккензи-Джонстон.
Прически: Neil Moodie для Bumble & Bumble/ D + V. Макияж: Gemma Smith-Edhouse/Streeters. Маникюр: Chisato. Модель: Lily Cole/Storm. Сет-дизайн: James Hatt. Ассистенты фотографа: Bob Low, Rob Wiley, Ivan Ruberto. Ассистент сти­листа: Matthew Reinhold. Ассис­тент парикмахера: Maki Tanaka. Ассис­тент виза­жиста: Hadell El-Tal. Про­дю­серы: Samantha Brennan, Elena Serova. 
Редакция благодарит Amazing Animals (www.amazinganimals.co.uk) за помощь в организации съемки.

еще в разделе Журнал

Любовь живет

Любовь живет

В Москве заново открывается бутик Chanel. Как и во времена Коко, Россия у Дома на особом счету

Пока все дома

Пока все дома

Бюстье, узкие юбки, облегающие шорты и жизнерадостные цвета — в моде Америка  1950-x

комментарии / 0

оставить комментарий


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru