You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

В костях у сказки

Проверить, что такое косметологическая остеопатия, о которой священным шепотом говорит вся Москва, решила Карина Добротворская

9 Января 2012 Карина Добротворская

В костях у сказки
Люди мечтают о чуде — и особенно больные люди (как говорил Гете, «счастливый не верит в чудеса»). Остео­патия обещает именно чудеса. И рассказывают о кудесниках-остеопатах всегда «из уст в уста». И всегда каким-то таинственным полушепотом. Именно так я узнала, что маг и волшебник Владимир Артемов, у которого есть свои именные клиники в Москве и Екатеринбурге, степень доктора наук, опыт военно-полевого хирурга, сотни научных работ и десятки патентов, лечит не только разные серьезные проб­лемы и патологии, но и убирает морщины. Якобы после его сеансов кожа разглаживается, лицо сияет, второй подбородок исчезает, а глаза начинают блестеть. Что главные руб­левские красавицы отказываются от ботокса и выстраиваются в очередь к Артемову. Записаться к нему непросто, и сеансы стоят дорого, но результат того заслуживает.

Я на это скептически пожимала плечами, вспоминая, что слово «остеопатия» происходит от греческого «остеон» — кость. Я теоретически понимала, как остеопат может выправить позвоночник. Но не понимала, как эта работа с костями может убрать морщины. И отправляясь на встречу с Артемовым в его маленькую клинику на Большой Грузинской, вспоминала одного доктора румынского происхождения, с кото­рым много лет назад познакомилась в его итальянской spa-клинике и который на мои вопросы про эффективность разных косметических процедур отвечал густым басом: «Миракля не будет!»

Доктор Артемов оказался свет­ло­волосым человеком средних лет с вкрадчивым голосом, мягкой улыбкой и уютными манерами. На все вопросы про чудеса остеопатии — и, со­ответственно, ауру шарлатанства, которая вокруг нее раз­лита, — он брезг­ливо морщится.

— Талантливых людей много, но почему они все хотят называться остеопатами? Пусть называются биоэнерготерапевтами, астрологами, Нострадамусами, Вангами или просто гениальными массажистами. А чтобы стать остеопатом, нужно годами учиться, отрабатывать сложные микронные техники. В моей специальности нет ничего эзотерического, никаких там био­токов или биополей. Остеопатия основана на знании анатомии, физиологии, биомеханики — на классических фундаментальных науках. Конечно, с годами и чувствительность рук повышается, и интуиция обостряется, и клинический опыт появляется.
— А как же талант? 
— В остеопатию неталантливые люди почему-то не идут.

К мануальной терапии Артемов относится с осторожностью, считая ее достаточно грубой работой, а «щелкающие» техники — опасны­ми и травматичными. Остеопат занимается более тонкими вещами. 
— Я не лечу ни грипп, ни грыжу. Я восстанавливаю защитные силы организма, который потом сам со  всем справляется. В современном мире с его стрессами и плохой эко­логией у организма не хватает «батарейки». Так вот я ее заряжаю. 
— А были случаи чудесного излечения? 
— Вот опять вы про чудеса. Всякое бывало. Грыжа в двенадцать милли­метров уменьшалась до четырех. Ребенок с церебральным параличом начинал ходить. Даже волосы у лысого человека появлялись. Чудеса, наверное, случаются, но мы к ним привыкли и чудесами не считаем.

Идея использовать остеопатию в косметологии родилась у Артемова пятнадцать лет назад (хотя самой остеопатии в России — всего лет двадцать, не больше). В московский Институт дружбы народов приехали на стажировку косметологи из Латвии, и Артемова попросили подменить кого-то из профессоров. Он не был уверен, что сможет быть полезен косметологам, но все-таки продемонстрировал некоторые остеопатические техники. Наутро пришел на кафедру — и не узнал этих людей.
— Вы спрашиваете про чудеса? Так вот, они чудесно изменились. Лица разгладились, появился румянец, блеск в глазах. Я спросил: «Чем вы тут занимались?» Они ответили, что всю ночь практиковали друг на друге мои методы. Я тогда впервые подумал, что остеопатию можно мощно использовать и в этой области, но тогда у меня не было времени. А несколько лет спустя я вспомнил этот случай — и тогда уже разра­ботал технологию и получил патент. 
— Это похоже на массаж лица? 
— Не совсем, хотя манипуляции с лицом мы совершаем. Но мы преж­де всего выравниваем и гармонизируем весь организм.

Прыщики означают проблемы с кишечником, и тогда врач-остеопат корректирует кишечник, устраняя интоксикацию. Сухая кожа сигнализирует о водном дисбалансе, и задача остеопата — наладить кровообращение и наполнить клетки жидкостью. Тусклый цвет лица — возможно, зажат шейный отдел позвоночника и работать надо с ним. И так далее. Самый мощный эффект у тех па­циентов, которые уже прошли полноценное остеопатическое лечение. Косметология в данном случае оказывается вишенкой на торте.
— Но ведь есть те, кто приходит только «за лицом»? И непременно хотят попасть именно к вам? 
— Есть. Но мы им объясняем, что все равно придется так или иначе корректировать весь организм. Надо и диету соблюдать, и о физической нагрузке не забывать, и детокс проводить — мы здесь используем талассотерапию. То есть это комплексное лечение. А что касается «ко мне или не ко мне», то люди окружены мифами, идут на имя, готовы неде­лями ждать приема. Хотя методы у всех остеопатов в моих клиниках оди­наковые и все врачи у нас квалифицированные.

Мне предстоят три «косметоло­гических» сеанса у Артемова, чтобы  посмотреть, какие техники он применяет и как работает его методика. Сейчас мне уже понятно, что «миракля не будет» — над мираклем надо долго и изнурительно работать, как обычно и бывает в этом несправедли­вом мире. Но какой-то видимый результат мне обещан — и при этом немедленный.

Я лежу на кушетке, а Артемов осматривает лицо в поисках следов своих злейших врагов — ботокса, филлеров и прочих инъекций. Ботокс он ненавидит особо люто. 
— Ботокс убивает нерв, а наша задача — восстановить его работу, чтобы вернуть жизнь тканям и получить омолаживающий эффект. Так что с «подколотыми» пациентами работать приходится дольше — нужно сначала нивелировать разрушительную работу ботокса. 
— А как же гиалуронка? Вы в нее тоже не верите? 
— Я верю в мощнейшие реабилитационные силы организма, которые я должен разбудить. А теперь помолчите.

Мой сеанс длится минут тридцать-сорок. Мягкие, едва ощутимые манипуляции с позвоночником, с черепными и с тазовыми костями, с лицом. Параллельно Артемов ставит мне диагнозы — проблема с печенью, проблема с щитовидкой, проблема с левым лицевым нервом, проблема со стопой, проб­лема с общим кровообращением. Собственно, венозным кровообращением он больше всего и занят, усиливает его отток. Кожа лица под пальцами Артемова становится горячей и как будто пластилиновой. Под конец я засыпаю, хотя со мной это на массажных столах не случает­ся почти никогда.

Результат действительно заметен, хотя что-то подобное можно увидеть  в зеркале сразу после обыкновен­ного массажа лица. Кожа увлажненная, светящаяся, мимические морщины на лбу и под глазами разгладились, сами глаза блестят, румянец во всю щеку, лицо горит — ощущение при этом такое, будто я проспала часов десять, не меньше. Или что я — вампир, только что напившийся свежей крови.

Артемов показывает, какие морщины исчезли, а какие уменьшились. Меня же живо интересует, когда они вернутся. Конечно, хочется услышать ответ «никогда», но — увы! Согласно артемовскому патенту (метод, кстати, называется «КосмОдАр» — вроде бы косметология от Артемова, а вроде бы и дар космоса, так что тут не обошлось без кокетливых заигрываний с концепцией чудесного) необходимы десять—двенадцать сеансов раз в три—четыре дня, а потом еще последующая коррекция раз в две недели. Плюс детокс и комплекс упражнений. То есть на долгосрочный результат можно рассчитывать, если решены проблемы, вызывающие дисбаланс в организме. Иначе эти проблемы снова вылезут — в том числе в виде морщин, прыщей, серого цвета лица, бессонницы и головных болей.

Артемов уверяет, что новых «косметологических» пациентов он вербует благодаря сарафанному радио: они видят у кого-то сияющее лицо и спрашивают: «Ты что-то с собой сделала?» 
— Люди сейчас фанатично следят за своим здоровьем, за тем, что и как они едят, за экологией. Тратят на это огромные деньги и много сил. А когда доходит до косметологии, буквально травятся ядами — вы ведь знаете, что такое токсин ботулизма. Но многие постепенно начинают понимать, что и в этой области можно использовать мягкие экологичные методы омоложения. И тогда они идут к нам.

Итак, миракля не произошло. Юное лицо с помощью волшебных артемовских пассов мне не удастся получить никогда. Как не удастся выучить под волшебным гипнозом новый иностранный язык или сбросить от волшебной таблетки десять килограммов. Зинаида Гиппиус когда-то сказала: «Верить в чудо — развращать волю». Так что, если хочется добиться чего-то чудесного, то и над лицом, и над языком, и над телом надо как следует поработать, как ни скучно это звучит. Похоже, что у большинства из нас то лицо, ко­торое мы заслужили. И доктор Артемов еще раз доказал мне эту несложную истину.

Руки Москвы

Леонид Элькин 

Его частной практике более тридца­ти лет. К нему ходят, чтобы «худеть без труда» (с помощью массажа и «лояльной» диеты) и молодеть без скальпеля по авторской программе мануального моделирования лица. На каждого клиента Элькин тратит год–полтора, а эффект  держится в разы дольше. 

Центр «Эстетика тела» Москва, тел.: (495) 972 7176; www.telo.net 
Программа «Моделирование лица» – 208 000 руб. за 12 сеансов. 

Сергей Щуревич 

Основатель международной школы массажа Manualistiс. Его ученики работают в клинике Bellefontaine, spa-салонах World Class, институте красоты «Ле Колон». Попасть к нему  на прием можно в Aldo Coppola вo «Временах года». Сергей работает на глубоком мышечном уровне вплоть до надкостницы, но диском­форта массаж не вызывает. Подтягивая нижнюю часть лица, верхние веки и носогубные складки, он может исправить последствия неудачных инъекций. 

Аldo Coppola Москва, тел.: (495) 661 7373; www.aldocoppola.ru 
Моделирующий массаж лица – 18 000 руб. 

Мария Галичева 

Во время сочинского «Кинотавра» на ее массаж выстраивалась очередь. После победы на чемпионате России с авторской программой Rubber-spa (дренажный и антицеллюлитный массаж) Мария получила приглашение поработать в клинике «Клазко» на Рублевке. Самая популярная процедура – восстанавливающий массаж лица. Он снимает отечность, укрепляет мышечный каркас и активизирует синтез коллагена. 

Клиника «Клазко» Москва, тел.: (495) 783 1749; www.klasko.ru 
Мануальный моделирующий массаж лица – 3 500 руб. за 45 мин.

еще в разделе Журнал

Пятьдесят на пятьдесят

Пятьдесят на пятьдесят

А вы бы поделились секретом вечной молодости и красоты, если бы его знали? Сати Спивакова накануне юбилея отвечает: пожалуйста!

Король забавляется

Король забавляется

Креативный директор Lanvin и властитель умов фэшн-мира наших дней Альбер Эльбаз о том, почему Москва – лучший город земли, а самоирония – ключ к успеху в дизайне и жизни

комментарии /


самое популярное

Победитель конкурса L’Oréal Professionnel создает образцовый клубничный блонд
Новости Победитель конкурса L’Oréal Professionnel создает образцовый клубничный блонд

Парикмахер-стилист Алексей Нагорский создает клубничную красоту с помощью красителя #Colorfulhair

Актриса Юлия Хлынина в съемке для Alla Pugachova
Новости Актриса Юлия Хлынина в съемке для Alla Pugachova

Модные семидесятые в осенне-зимней коллекции «Эконика»


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru