Мода

Мал воротник

Накладные воротники – белые, цветные, расшитые стразами – приводят Настю Лыкову в юношеский восторг

Мирослава Дума; Джованна Батталья

Чулки, шпильки, платье с голой спиной — ничего уже не помогает. А вот белый воротничок как будто включает какое-то внутреннее электричест­во», — удивляется моя старинная подруга, когда мы собираемся, чтобы обсудить нашу взрослую жизнь. Непонятно — то ли шутит, то ли всерьез говорит. А может быть, и то и другое.

Мы дружим с семнадцати лет. И как только нам удается встре­титься, мы сразу начинаем хихикать — собственно, как мы и делали, когда познакомились, — и обсуждать что-нибудь такое, о чем с приобретенными в более зрелом возрасте знакомыми не поговоришь.

Например, о влиянии белых воротников на женскую сексуальность. Видимо, дело в ассоциациях. В нем можно вообразить себя и дневной красавицей Катрин Денев, и Мэри Поппинс из телефильма Леонида Квинихидзе, и топ-моделью Патти Бойд, за ко­торой в 1963-м примерно году безуспешно ухаживал Мик Джаггер, и рыдающей на последнем звонке — с риском размазать дерзкий макияж — десятиклассницей из подмос­ковного Прот­вино. То есть белый воротничок — это, конечно же, фетиш.

Но тут — другой случай, мы не безнадежные женщины в поисках, как сказал бы классик, утраченного времени. Мы — модницы и обсуж­да­ем воротник, потому что без него уже второй сезон никак не обойтись. К тому же за прошедшую осень он окончательно и бесповорот­но стал самостоятельной деталью гардероба — спасибо Louis Vuitton и лично Марку Джейкобсу.

NO. 21; Carven

Что-то такое воротник меняет в женщине, отчего кажется, что он идет всем без исключения, вне зависимости от комплекции, соци­ального положения и формы носа.

Достаешь воротник, приклады­ваешь к любому серому джемперу, и — вот чудеса — джемпер и его хо­зяйку не узнать. Магия съемных воротничков — как и любая другая — плохо поддается объяснению.

Adam; Marni

В наступающем сезоне воротник из просто белого становится ярким и пестрым, как бабочка в сингапур­ском зоопарке. Круг­лый и с острыми кончиками, вышитый гладью и связанный крючком, украшенный бисером и крупными бусинами, с рисунком из цветов или павлиньих перьев и, наконец, усыпанный бескомпромиссно сияющими золотыми блестками и стразами.

От всего этого великолепия зами­рает сердце — как в детстве, когда бабушка доставала с антресолей мешок с лоскутками и отдавала их в полное распоряжение внучке и внучкиным куклам.

Jason Wu; Ханнели Мустапарта

Чтобы носить такое, требуется беспричинно веселое, семнадцати­летнее настроение, а еще ирония — и по отношению к воротнику с бусинами, и по отношению к себе самой в нем. В конце концов, любой из ворот­ников наступающей весны подошел бы и самому Мику Джаггеру — для концертного кос­тюма. А уж этот-то джентльмен умеет посмеяться над собой, потому и скачет по сцене как тиней­джер в свои без малого семьдесят.

А что делать, если с весельем на настоящий момент — не очень? У психологов есть такой рецепт: поднимите подборо­док, выпрямите спину и попробуйте ходить, говорить и улыбаться так, как это делают счастливые люди. Психику, считают специалисты, можно и нужно пытаться обмануть. Ну а если надеть при этом воротничок с павлиньими перьями или в золотой чешуе, рецепт точно сработает.

Louis Vuitton

Хорошее настроение — вообще главная составляющая женской привлекательности. Особенно когда тебе уже немного больше, чем семнадцать. Так что в этом смысле яркий и нарядный ворот­ничок — страшная сила.

Интересно, а согласился бы с нами Мик Джаггер?

ФОТО: Jason Lloyd-Evans; Coolhunt; CN Russia Photostudio; Архив VOGUE

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Мода

Клатчи-зефирки Bottega Veneta — главный модный десерт года

Мода

Раф Симонс и Миучча Прада объединяются во главе Prada

Мода

Что мечтает получить на 23 февраля Карен Хачанов

Edition