You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Макс атакует

Максим Матвеев из смазливого «стиляги» вырастает в актера героического амплуа. И совершенно этого не стесняется

10 Февраля 2012 Альберт Галеев

Макс атакует
Тренч, Boss Black

«Выходи! У здания парламента сможешь поймать машину. Все!» Актриса Светлана Иванова смотрит на Максима Матвеева, который отдает ей этот приказ, снизу вверх. Немудрено: он выглядит как Джеймс Бонд в момент спасения мира. Металл в голосе, сталь в глазах, железная хватка сжимающих руль военного джипа пальцев. Каска, бронежилет, раскрас бойца коммандос, четыре звезды на погонах — этого Матвеева я не знаю. Он ведь красавчик-мажор Фрэд из «Стиляг»: в канареечном пиджаке, лиловых брюках, с рокабилльным начесом. Рассекающий по московскому Бродвею в кабриолете с крашеным бульдогом под мышкой. Тот Матвеев стрелял не из автомата — исключительно серо-зелеными глазами.

«На то и был расчет», — смеется режиссер Джаник Файзиев, когда в просмотровом зале включают свет. В монтажной киностудии мы с Джаником смотрим черновые фрагменты его фильма «Август. Восьмого» о позапрошло­годней войне в Южной Осетии, который выйдет на экраны 21 февраля. У двадцатидевятилетнего Матвеева в «Августе» — главная роль капитана российской военной разведки. Это не новые «Семнадцать мгновений весны», а русский «Спасти рядового Райана». Только вместо рядового в нем — малолетний сын героини Ивановой, которого надо вывезти из пекла военных действий. А вместо Тома Хэнкса — Матвеев.

«Максим был первым, о ком я подумал, — рассказывает Джаник. — Я его подметил, когда он еще учился в Школе-студии МХАТ. Мне показалось, что появляется новое лицо героя нашего кино. В Матвееве есть удивительное сочетание нежности и мужественности, твердости и деликатности. Таким я и представляю себе современного русского офицера. Это ведь уже давно не грибоедовский Скалозуб, вечно пьяный туповатый солдафон. В мире высоких технологий у солдата должно быть не только мужество в глазах и храбрость в сердце, но и печать образования на лице. Матвеев — мечта любой матери, идеал для девушки и настоящий друг. Герой на все времена».

Восторги режиссера по поводу своего актера ожидаемы. Но все же не слишком ли большой аванс — «новый герой кино»? Да, Матвеев обаятелен, хоть и женат на Лизе Боярской, но всем нравится. «В главной роли Максим Матвеев (очень симпатичный)», «Секс-символ МХТ Матвеев удачно расточает улыбки, изображая лорда Горинга», — пишут рецензенты его спектаклей. В прошлом году насладиться его улыбкой, соболиными бровями и ямочкой на подбородке можно было в двух мелодрамах о любовных четырехугольниках. А в сериале «Охотники за бриллиантами» его герой так и звался — «Красавчик». Из двух десятков фильмов Матвеева — лишь одна драма, позапрошлогодняя «Не скажу». На ее съемках он познакомился с будущей женой. А критиками остался незамеченным.

vg_vogue46607_.jpg
Футболка и джинсы, все Guess by Marciano

Но про «Август» критики если и не напишут, то точно услышат. Масштаб впечатляет: компьютерная графика в половине кадров, тысячные массовки, натурные съемки в Абхазии и Северной Осетии. Сценарий по реальной истории вместе с Файзиевым писал военный репортер Newsweek Майкл Лернер, монтаж делал Деннис Вирклер, работавший на «Бэтмене навсегда» и «Человеке-волке», за звук отвечал четырежды оскароносный Боб Бимер.

При этом «Август» — фильм для семейного просмотра. Для отцов семейств — замедленная съемка летящих пуль, снарядов, красиво падающие стены и лестничные пролеты, хрупкая блондинка Иванова, мечущаяся среди всего этого в легком мини-платьице. Для девушек, кроме Матвеева, — офицер Егор Бероев и «золотой воротничок» Александр Олешко. Для детей — драконы и роботы будто из «Трансформеров»: так выглядит война глазами маленького мальчика.

Снимать о войне отечественные режиссеры снова стали много и по-разному. Недавняя «Брестская крепость» брала документальной точностью, продолжения «Утомленных солнцем» — эзотерикой в духе Тарантино. В «Пяти невестах» показывали, что любви покорны и солдаты. Вот-вот выйдет «Шпион» — о разведчиках, спасающих Сталина от устранения, и сериал «Ялта-45», где в Ливадийском дворце спасают уже Рузвельта (Матвеев — в роли американского разведчика). Еще — «Матч» о «матче смерти» между киевским «Динамо» и фашистами, «Уланская баллада» о войне с Наполеоном и «Сталинград» Бондарчука в 3D.

«Когда я был маленьким, говорили: у каждого поколения своя война, — объясняет Файзиев. — Это как зеленый на картинах да Винчи: нужен для контраста – чтобы красный выглядел по-настоящему красным. Если, чтобы признаться в любви, надо не просто купить цветы, а пробежать под пулями, вы иначе оцениваете силу чувств».

vg_vogue46337_.jpg
Костюм, Boss Selection; рубашка, Van Laack; галстук, Gucci

На следующий день Матвеев сидит напротив меня в кафе «Академия» в Камергерском, неизменном месте встреч мхатовцев. В глазах вместо мужества усталость: завтра — премьера его нового спектак­ля в «Табакерке», а сегодня был финальный прогон. «Несколько дней подряд ночевал в теат­ре: репетиции до часу ночи. Какой смысл ехать домой? Лучше уж над ролью поработать. Сегодня в девять утра метнулся встретиться с коллегами по организации «Доктор-клоун». Мы ездим к больным детям в больницы, развлекаем их, разговариваем — так им выздоравливать веселее. Вот мы с ребятами и обсуждали, как нам нашу организацию усовершенствовать. Потом опять вернулся в театр, поспал в гримерке пару часов. Порепетировали, в три часа начался прогон для зрителей. А послезавтра уезжаю в Петербург. Для меня побыть с семьей — другого отдыха и не надо. Буду с Лизой гулять. Там, где жена, там и дом».

Максим закуривает. Под сенью мхатовских афиш времен основателя и памятником Чехову за окном он снова пай-мальчик из тех похвально-проходных рецензий, мягкий, как фланелевая ковбойская рубашка, которая на нем сейчас. И этого впечатления не портит ни двухнедельная борода, ни ссадина на переносице (результат репетиций). Любит жену, слушает Фрэнка Синатру, тес­тю по праздникам дарит шарфики «Зенита». Вот сейчас он заказывает салат с грибами и креветками, пиццу, зеленый чай. И снова начи­нает говорить очень правильные вещи.

Файзиеву, разумеется, благодарен: «За то, что поверил». Кто герой нашего времени? «Конечно, человек честный к себе и другим, может быть, неудобный. И одинокий». Не слишком ли больших жертв требует от него искусство, заставляя бегать в полной амуниции по абхазским холмам? Конечно же, нет, ведь «это опыт — два месяца в цент­ре спецподготовки МВД среди настоящих мужчин».

Для тренировок Матвеев бросил курить, купил макет «Калашникова», чтобы собирать-разбирать на досуге, ночи проводил не в театральных гримерках, а в тире. Теперь гордится тем, что Файзиев после съемок сказал ему: «Я думал, ты, стреляя, будешь моргать, а ты не моргаешь».

— А усы с бородой зачем отрастили? Чтобы карамельности поубавить? — спрашиваю я от бессилия пробить броню мужчины, прекрасного во всех отношениях. 
— Для спектакля. Молодой Толстой, судя по литографиям, такую носил.

В спектакле по самому интимному (иные литературоведы считают — самому пошлому) произведению Толстого, повес­ти «Дьявол», Матвеев играет молодого помещика, который мечется между страстью к крестьянке и долгом перед беременной женой. Кроме того, что в финале помещик кончает с собой. «Дьявола» считают автобиографическим. Его Толстой написал за десять дней, не правил и спрятал от жены в спинке рабочего кресла. Та наш­ла опус лишь после смерти писателя.

— Максим, а зачем вам распыляться на не самое великое произведение Толстого, да еще не пьесу, а прозу?
— Тема сложная, и говорить об этом сложно. Те переживания, которые в повести описаны, хочется испытать. И хочется пробовать то, что я еще не умею. А это страшно. Не люблю амплуа, мне кажется, это предрассудок. Актер должен быть разным. Вот в прошлом месяце закончил сниматься у Станислава Сергеевича Говорухина. Он меня в «Августе» не видел, но позвал в свой новый фильм «Лифт» (ремейк великого нуара 1957 года «Лифт на эшафот» Луи Маля о том, как убийца, уходя с места преступления, застрял в лифте; у Матвеева в триллере Говорухина — главная роль. — Прим. VOGUE). Я бы и Квазимодо сыграл, и Ивана Грозного, и Джека-потрошителя. Чтобы покопаться в себе, поискать те проявления, которые или сидят глубоко внут­ри, или вообще тебе не свойственны.

227_VG_02_12_01.jpg
Футболка, Guess by Marciano; брюки, Boss Orange

Все это Матвеев говорит в присутствии двух агентов, чинно сидящих рядом. Кроме них у Максима еще три помощника по связям с прессой: как говорит Федор Бондарчук, который позвал Матвеева дублировать Василия Степанова в «Обитаемом острове», «Максиму выстраивают карьеру большой звезды, и это правильно». «Еще Матвеев уникален тем, что все его страсти начинаются и заканчиваются командой режиссера, — восторгается партнерша Максима по «Августу» Иванова. — Он не из тех артистов, которые, чтобы дать себе выход, напиваются, изводят партнеров». Ей очень хочется сняться с ним еще — в чеховской классике или какой-нибудь неоднозначной набоковской истории. «Это, мне кажется, его авторы: Максим умеет тонко плести кружево роли».

Матвеев родился в городе Светлый Калининградской области. Когда ему было три, отец оставил семью. Потом был переезд в Саратов, на родину отчима. Мама — филолог, в школе был отличником, участвовал в местном КВН. «Но девушки за мной не увивались», — смеется Матвеев. Он не собирался в актеры, но в его случае параллели с великими кинокрасавцами разных эпох и стран проводятся почти что сами собой. Взять Жерара Филипа: как Фанфан-тюльпан, Матвеев должен был стать юристом. Но на балу медалистов артистичного юношу заметил профессор теат­рального училища и посоветовал своей коллеге взять его сразу на второй курс, хотя Матвеев до того был в театре раз в жизни. Или Жан Маре: тот же высокий рост (у Матвеева — метр восемьдесят семь), низкий голос, профессиональные навыки фехтовальщика и наездника. В Саратове все еще помнят рыцарей и графов, которых в начале двухтысячных длинноволосый Матвеев играл в студенческих спектаклях. Говорят, тогда его Нижинский собирал толпы поклонниц. Матвеев мог бы задержаться в провинции подольше, закрепить успех, как другая звезда саратовских подмостков Олег Янковский (именно он сыграл в «Стилягах» отца матвеевского Фрэда).

Но Матвеев, как за полтора десятилетия до него еще один, самый известный ученик саратовского училища Евгений Миронов, поехал учиться дальше — в Москву, в Школу-студию МХАТ. Сейчас его педагог Игорь Золотовицкий надеется, что Матвеев станет новым Олегом Стриженовым. «У нас ведь как бывает? Актер либо талантливый, либо красивый, — комментирует Золотовицкий. — А Макс — редкое сочетание и того и другого. Клавдий в «Гамлете» — лучшая его роль и одна из лучших, сыгранных в МХТ молодым актером. К тому же он не забронзовел, как обычно бывает с начинающими пос­ле первых успехов. Он все так же, по-ученически, что ли, подходит к профессии. Ему бы при такой красоте больше страсти в игре — и как раз вышел бы Стриженов. В наше либеральное время, когда мужское достоинство — понятие относительное, идеальный романтический киногерой нужен даже больше, чем полвека назад».

Белого офицера в «Сорок первом», звездную роль главного советского кинокрасав­ца пятидесятых Стриженова, Матвеев уже играет в МХТ. А в кино вот-вот станет Их­тиандром в ремейке «Человека-амфибии».

— Красивых актеров сейчас и без меня достаточно. В Школе-студии полно таких парней. Они, кстати, вдруг такими самодостаточными стали, прямо жутко уверенными в себе, в том, что стоит им только показать лицо, и все просто падут ниц и забьются в конвульсиях.

Только что закончился «Дьявол», и я провожаю актера до его серебристого джипа Mercedes. Матвеев на сцене все два часа спектакля. Крохотный подвальный зал «Табакерки» полон, в основном молодежь, на откидных стульях — театроведы и режиссеры: к третьему премьерному спек­таклю актеры уже «сыгрались», и можно критиковать. Принимают без ажитации, посмеиваются над матвеевскими репликами о жене Лизе. Позже выйдут рецензии: «Сделано мастеровито», «Матвеев — очень симпатичный».

Говорю Максиму, что в роли застенчивого интел­лигента-помещика в постоянно сваливающихся с носа очках, пусть и одержимого похотью, он кажется мне большим Матвеевым, чем его плакатный капитан из «Августа».
— Возьмите Де Ниро — он ведь тоже не сразу стал тем, кем мы его знаем. Перед съемками «Августа» я, кстати, пересматривал «Охотника на оленей». Это же фантастика, что там Де Ниро и Кристофер Уокен вытворяют! Вот эти артисты для меня — планка. Или Брандо — недавно смот­рел в интернете какое-то видео, в котором у него пытаются взять интервью, а он сидит и молчит. Это с ума можно сойти! Когда я смотрю «Трамвай «Желание», у меня полное ощущение, что это документальное кино, а не игровое. Вот это вершина — когда наблюдаешь за артистом, а он вроде ничего не делает. Сейчас Шон Пенн, мне кажется, так же работает — не для кого-то, а для себя. Тоже гиперзакрытый человек. Мне это в нем близко.

А что же, в отношении к женщинам дебошир Пенн тоже его кумир? 
— Ну нет. Я не люблю женщин, актрис, которые любуются собой. Вот если красивая женщина — Моника Беллуччи, например, — не боится показаться некрасивой, тогда в моих глазах она достойна восхищения.

В следующий раз мы видимся с Матвеевым через неделю, на нашей съемке, уже после его мини-отпуска в Петербурге. Он выглядит отдохнувшим, просит сигарету и вновь, смущенно опуская глаза, не дожидаясь расспросов, рассказывает: «Гуляли в этот раз по детским магазинам». Легкая мхатовская пауза, чтобы до меня дошел смысл. Да-да, мальчик, в апреле.

Текст: Альберт Галеев. Фото: Danil Golovkin. Стиль: Вадим Галаганов/GQ. Груминг: Алена Моисеева. Ассистент фотографа: Юрий Болденко. Продюсер: Елена Серова. Ассистент продюсера: Алксандра Ткаченко.

еще в разделе Журнал

Все будут от них без ума

Все будут от них без ума

В ведущих домах моды — нашествие молодых талантов. Представляем их первые коллекции

Сны Ганга

Сны Ганга

Карл Лагерфельд продолжает соединять модными мостами Париж с разными частями света: вслед за Византией настал черед Индии

комментарии /


самое популярное

Главные модные фильмы 1930–1940-х годов
Кино Главные модные фильмы 1930–1940-х годов

Любуемся на див золотой эпохи Голливуда — Марлен Дитрих, Кэтрин Хепберн, Ингрид Бергман, Риту Хейворт и других

Самые красивые места Семи королевств,  которые вам нужно посетить прямо сейчас
Путешествия Самые красивые места Семи королевств, которые вам нужно посетить прямо сейчас

Замок, построенный тамплиерами, или крепость, где испанская инквизиция пытала ведьм, — где искать Железный трон?

Победитель конкурса L’Oréal Professionnel создает образцовый клубничный блонд
Новости Победитель конкурса L’Oréal Professionnel создает образцовый клубничный блонд

Парикмахер-стилист Алексей Нагорский создает клубничную красоту с помощью красителя #Colorfulhair


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru