Мода

Гены Евгении

Наследница ювелирного Дома Pasquale Bruni Евгения Бруни задает Милану тон в одежде, придумывает украшения и творит добро

Платье, Patrizia Pepe; колье Liberty и кольцо Luce c бриллиантами, цитринами и сапфирами, все Pasquale Bruni.

Евгении тридцать четыре года, и она живет на два города: в Валенце контролирует мануфактуру Pasquale Bruni, а в Милане — дизайн украшений линии Amore. «Между городами все­го сто километров, но я каждый раз вожу туда-сюда все свои наряды в огромных чемоданах, — говорит Евгения. — Впрочем, я легка на подъем и могу собраться за счи­танные минуты».

Друзья часто сравнивают ее с Дианой фон Фюрстенберг. В кон­це семидесятых та находила время и на танцы в «Студии 54», и на поддержание репутации самой творческой девушки Нью-Йорка. Евгении тоже удается совмещать ответственную работу в семейной компании со статусом завсегдатая самых горячих точек città della moda. Скажем, вечером ее часто можно встретить в мишленовском рес­торане Trussardi alla Scala («Лучшее место для ужина перед походом в Ла Скала, а шеф-повар Андреа Бертон — самый гени­альный на свете») или у барной стойки Radetsky, куда на поздний аперитив заглядывает весь миланский бомонд.

С детства единственную дочь любящего, но взыскатель­ного отца нещадно муштровали, обучая всем положенным дисциплинам: верховая езда, танцы, уроки живописи. И внушали уважение к труду — Евгения часы напролет проводила в семейной мастерской, наблюдая за работой ювелиров. Вопрос, кем стать, не возникал: «Моя судьба была предопределена — драгоценные камни, золото и украшения были повсюду, как в сказках «Тысяча и одна ночь».

Платье, Bally; серьги и кольцо ‘70 Queen с ониксом и шпинелью, все Pasquale Bruni.

Когда девочка выросла, ее от­правили на учебу в Америку. В Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Сан-Диего она занималась на курсах дизайна и графики: по возвращении ей предстояло занять пост креатив­ного директора марки. «В Америке было интересно и весело, я обросла множеством друзей и полезных связей. Но, прожив там три года, осознала, насколько сильно люблю Италию во всех ее проявлениях: людях, моде, искусстве, еде, ритме жизни — лучшего места на земле для меня не существует».

Порученная ей отцом Пас­куале Бруни линия Amore — это украшения по демократичным ценам из белого, желтого и розового золота с вкраплениями мелких бриллиантов. Символ Amore — сердце, которое то ловко перепрыгивает с пус­сетов на кольца, то подмигивает с подвески или браслета. Часть прибыли от продажи украшений этой линии перечисляется на счет педиат­рического центра в Ньяле, столице суданского штата Южный Дарфур. «Для меня невыносимо знать, что кто-то в мире страдает, и я хочу сделать все, что в моих силах, чтобы хоть как-то помочь». Главное увлечение Бруни-младшей — йога, причем основной упор она делает на ее духовной составляющей: «Если бы не папа и наше семейное дело, я бы стала преподавателем йоги. Причем выполнять асаны учила бы не взрослых, а детей».

Платье, La Perla; серьги Stella Nascente с бриллиантами, колье ‘70 Queen с брил­лиантами, ониксом и шпинелью, кольца Liberty и Sissi c брил­ли­антами, все Pasquale Bruni.

Формула идеального наряда Евгении — простая рубашка из шелка, джинсы, классические лодочки и одно, но броское ювелирное украшение. «Украшения — это проводники во внутренний мир женщины, поэтому я подбираю свою одежду под них, а не наоборот». Впрочем, устоять перед юношеским кокетством вещей Moschino и по-византийски пышными вечерними туалетами Ermanno Scervino Евгения не в силах. Вечерние платья — вообще ее страсть. Большинство известных всему Милану нарядов, напоминающих туалеты светс­ких дам эпохи ампира, существуют в единственном экземпляре: их по собственным эскизам Бруни шьет личная порт­ниха. «Я же совсем миниатюрная, мне трудно подобрать себе одежду, ко­торая сидела бы идеально».

Дополняя платья головокру­жительными шпильками Casadei — обувь этой марки Евгения коллекционирует, — она посещает премьеры в Ла Скала, проводит деловые переговоры в Nobu, от­плясывает на вечеринках Недели моды и прогуливается в окрестностях Corso Venezia, прислушиваясь к хриплым любовным признаниям Адриано Челентано в наушниках айпода. «Меня часто просят привести пример женщины, которой я восхищаюсь. Я могла бы назвать и Мэрилин Монро, и Коко Шанель, и Элизабет Тейлор — на каждую из них мне бы хотелось быть похожей. Но я скажу по-другому: они — иконы стиля, а мой настоящий кумир — мать Тереза».

Платье, Jean Paul Gaultier & La Perla; кольца Mandala с турмалинами, родолитами, иолитами, топазами и шпинелью, Pasquale Bruni.

Милан Бруни

Кондитерская Caffè Cova

«Этой кондитерской почти двести лет, ее название фигурирует в романе Эр­неста Хемингуэя «Прощай, оружие!».

Via Montenapoleone, 8

Бутик Gio Moretti

«Лучший мага­зин города. Потрясающая одежда и отличный книжный отдел».

Via della Spiga, 4

Ресторан Shambala

«Здесь всегда царит особая мистическая атмосфе­ра, не­обходимая мне как воздух».

Via Ripamonti, 337

Pinacoteca di Brera

«Тайную вечерю» Леонардо да Винчи хотя бы раз должен увидеть каждый».

Via Brera, 28

Стиль: Elisabetta Cavatorta. Прически: Michelle Qureshi/Freelancer. Макияж: Rachid/Freelancer. Продюсеры: Valeria Elle, Елена Серова.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Francesco Brigida

Читайте также

Красота

Деним-макияж — модное решение на будущую осень

Украшения

Chanel выпустили драгоценные часы-манжеты Mademoiselle Privé Bouton