You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Путь наверх

В многоэтажном особняке дизайнера Табиты Симмонс на Манхэттене есть место и мужу-фотографу, и детям, и туфлям, и Уорхолу, и хомяку

16 Апреля 2012 Линн Ягер

Путь наверх
Между фотографией с черепом работы Ирвина Пенна и рисунком туфельки Энди Уорхола на стене в доме Табиты Симмонс и ее мужа, модного фотографа Крейга Макдина, висит расчерченный на клетки лист картона с надписью «План «Хомяк». Сыновья Табиты, семилетний Эллиот и шестилетний Дилан, прикрепляют сюда звездочки, полученные за выполнение разных заданий. Соберут определенное количество — и им разрешат завести хомяка. «Стимулируем командный дух!» — объясняет Симмонс, бывшая модель, а ныне стилист и успешный дизайнер обуви. Ее туфли, которые продаются в Bergdorf Goodman в Нью-Йорке и в «Подиуме» в Москве, носят Миранда Керр, Синди Кроуфорд, Сиенна Миллер.


В лабиринтах пятиэтажного особняка на Манхэттене, который семья приобрела семь лет назад, хомяка отыскать будет непросто. В дизайне дома легко проследить и любовь Симмонс к ярким деталям, и пристрастие Макдина к белому цвету. Результат — жизнерадостное смешение стилей: в спальне хозяев громадное викторианское зеркало в резной раме соседствует с бумажным светильником Star Light Тома Диксона, а в ванной позолоченная хрустальная люстра XVIII века уживается со стулом в форме китового хвоста дизайна Марка Бразье-Джонса.

На крыше дома – сад.

Этот особняк в Челси долгое время был многоквартирным домом, и возвратить ему былой облик было непросто. «Единственное, что дошло до нас из 1850-х, — входная дверь, — вспоминает со вздохом Табита. — Когда снесли заднюю стену, меня чуть инфаркт не хватил. В развалинах мы жили год, пока рисовали проект. Дилан был, наверное, единственным шестимесячным ребенком в мире с отдельной квартирой вместо детской». По первоначальной задумке Крейга задняя стена дома должна была быть прозрачной, но Табита настояла на традиционных окнах: «Это был бы аквариум!»

Двухэтажная кровать в детской исполняет роль кукольного театра.

Команду VOGUE Симмонс встречает в белоснежных кроссовках Nike: собирается на занятие по теннису, да и муж против каблуков в доме — якобы они портят пол из темного ореха. Но Табиту запретами не остановить: она ведет нас в подвал, где хранится ее внушительная коллекция обуви — от ботильонов Маккуина до платформ Гальяно.

Доносится крик из детской — требуется мамина помощь с Lego. Эллиот и Дилан играют в уютной комнате, где нет ни телевизора, ни компьютера, зато много динозавров и настольных игр. На обоях Hinson & Company — голубые пятна: это одно из двух помещений в доме, где стены не белые (второе — спальня няни, обитая тканью с принтом Джозефа Франка «Голубые джунгли»). «Крейг не может жить в окружении ярких цветов, — объясняет Симмонс. — Он работает с изображениями, и ему нужно, чтобы дом был чистым листом». Вполне предсказуемо для фотографа, который снимает рекламные кампании Gucci, Giorgio Armani и Yves Saint Laurent.

Над ванной Savoy от Waterworks нависает французская позолоченная хрустальная люстра XVIII века. Зеркало английского дизайнера Сэма Орландо Миллера.

Табита с мужем договорились, что каждый может наложить вето на любой предмет интерьера, купленный другим. Даже Эллиот однажды спросил: «Мам, почему у нас мебель все время то появляется, то исчезает?» К счастью, в основных моментах паре удалось договориться: кресла 1964 года Джо Понти («Крейг их обожает!») и ковер ручной работы от The Rug Company с изображением гигантской бабочки («Бабочки и стрекозы — моя страсть!») устроили обоих.

Прошло время, когда сорокалетняя Табита тратила больше денег на платья, чем на мебель. «Моя первая интерьерная покупка — столик ар-нуво от Эмиля Галле. Мы нашли его в Англии». И началось!

Спальня хозяев, бумажный светильник, Tom Dixon, кресло, Marc Newson.

Многие предметы интерьера приехали с европейских аукционов, но не все: при входе в детскую (она у мальчиков общая) висит композиция из трех скейтбордов — совместное творение Такаси Мураками, Джеффа Кунса и Дэмиена Херста. Это вещь made in New York.

Комнаты для гостей в доме нет. Зато есть небольшая студия с балконом на последнем этаже, которая по плану должна стать кабинетом. Сюда и кладут нежданных звездных гостей. «Модель Карен Элсон любила спать тут на надувном матрасе, пока не нашла квартиру на Манхэттене».

Акценты гостиной – картина Карела Фанка, кресла Джо Понти, диванные подушки, Yastik, ковер, The Rug Company.

Воспоминания хозяйки дома прервали звуки фортепьяно — у Дилана урок музыки. Он любит, когда мама слушает за дверью, не вмешиваясь в процесс. Симмонс усаживается на полу под панно со скейтбордами. Она улыбается, но глаза блестят — игра шестилетнего сына трогает до слез.
комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad