You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Кровь с молоком

Режиссер Кирилл Серебренников в новом фильме «Измена» закрутил сюжет вокруг секса, смешал комедию с трагедией и позвал на главные роли малоизвестных красавиц. Русский Тарантино? Не совсем, считает Альберт Галеев

22 Мая 2012 Альберт Галеев

Кровь с молоком
Кино надо смотреть глазами ребенка. Приемы, язык, ритм — все должно быть рассчитано на зрителя, а не на критика». Сорокадвухлетний Кирилл Серебренников рассказывает о своем новом, шестом по счету полнометраж­ном фильме «Измена». История — остроумная, остросюжетная и простая. Мужчина приходит к врачу, а та вместо диагноза сообщает ему: «Муж мне изменяет с вашей женой».

Героинь — четыре. Если знать только это, можно подумать, что Серебренников решил посостязаться c Гай Германикой. В ее недавнем сериале «Краткий курс счастливой жизни» героинь тоже четыре, и они решают проблемы в отношениях с мужчинами. Но отличия есть.

Франциска Петри, Гуна Зариня. На актрисах: хлопковые платья, Nina Donis.
Франциска Петри, Гуна Зариня. На актрисах: хлопковые платья, Nina Donis.

На роли Серебренников пригласил малоизвестных актрис, которых нашел, как говорится, по случаю. ­Повез на Берлинский кинофестиваль «Изображая жертву» — а в жюри заседала звезда немецкого интеллектуального кино Франциска Петри. Ее Кирилл позвал на роль врача. Прима Нового Рижского театра тридцатидевятилетняя Гуна Зариня в «Измене» сыграла следователя — ее Серебренников приметил, когда театр Алвиса Херманиса приехал на гастроли в Москву. А экзотичная Светлана Мамрешева родом из Кабардино-Балкарии в роли молодой жены одного из героев — студентка Кирилла в Школе-студии МХАТ.

«Франциска — уникум техники. Такая харизма мало у кого есть, — восторгается собственным кастингом режиссер. — Гуна феноменальна — наследница великих латышских див вроде Вии Артмане. А Света Мамрешева в свои двадцать четыре уже играет Анну Каренину в МХТ и имеет все шансы вырасти в большую актрису. Все — красавицы, личности. Они не пересекаются в кадре, но даже в одиночестве держат их, как блондинки у Хичкока».

На главную роль жены, с измены которой и начинается фильм, режиссер взял солистку группы «ВИА Гра», тридцатитрехлетнюю Альбину Джанабаеву. На какой-то тусовке Кирилла с ней познакомил продюсер и светский лев Андрей ­Фомин. Это ее первая роль в кино.

Светлана Мамрешева, Альбина Джанабаева. На актрисах: хлопковые платья, Nina Donis.
Светлана Мамрешева, Альбина Джанабаева. На актрисах: хлопковые платья, Nina Donis.

«Мало кто знает, что Альбина — дипломированная актриса, — объясняет Серебренников. — У меня в кадре она делает вещи, которые не всякий опытный актер сможет: рискованные сексуальные сцены, жесткие — они самые трудные, потому что в них нельзя врать, тело выдаст. Получилось, как с Андреем Мироновым в фильме «Мой друг Иван Лапшин»: артист комедии и водевиля играет лучшую драматическую роль. Сначала это кажется странным. Но потом удивляешься, насколько точным получилось попадание. И шлейф прошлых работ исчезает. Без Альбины «Измены» ­вообще не было бы».

Все герои, независимо от национальности, говорят в фильме по-русски без дубляжа. Акценты немки Петри, латышки Зарини, македонца Лилича тоже работают на впечатление. «Я не уверена, что такое кино по форме и содержанию могли бы снять в Германии, — рассказывает тридцативосьмилетняя Франциска Петри. — В Германии такое кино сейчас все больше смещается в сторону документальности. А «Измена» ближе к тому, что снимали Тарковский, Линч, Фриц Ланг. Свободная фантазия со смыслом».

Серебренников — не затворник, не мизантроп, не пророк, годами работающий над одним фильмом, чтобы явить миру вечную истину. Модник и шопоголик, тусовщик, гурман, самородок из Ростова-на-Дону с дипломом физика, по молодости он прививал провинциальной родине, а теперь и столице, вкусы европейских театральных Мекк спектаклями-шоками. В «Измене» Серебренников демонстрирует фирменную жанровую эквилибристику: смешивает семейную драму, эротический триллер, детектив, нуар, трагедию — все, кроме гротеска. «Наше время настолько абсурдно и самопародийно, что можно снимать либо карнавально, как я делал раньше, либо дистанцироваться, как в «Измене». Там вообще не ясно, в какое время живут герои. Оттого я бы назвал «Измену» фильмом-катастрофой, «Экипажем» нового века».

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Измена".

Мы встретились с ним на новой сцене МХТ. Идет репетиция «Метаморфоз»: Константин Хабенский читает стихи, Алла Демидова и Рената Литвинова в образе паучих — греческие мифы. Оркестр играет увертюры Россини, американка Джесси Норман поет сопрано. А еще задействованы японские барабанщики, циркачи, карлики, мотоциклы...

Абсурд? Да. Но таково искусство нового века. «Умное не значит скучное, — рассуждает Кирилл, когда я прошу его объяснить читательницам VOGUE, что же такое артхаус. — Я вот на «Туринской лошади» Белы Тарра сломался: ну очень медленное кино. А «Древо жизни» Терренса Малика на одном дыхании посмотрел — прекрасный пример интересного интеллектуального кино. Фон Триер — шокирующий, адский — какой угодно, только не скучный. У нас в эту сторону развивается Борис Хлебников. Лихо закрученные, насыщенные спецэффектами блокбастеры могут быть не глупее опусов Антониони–Бергмана. «Гарри Поттер» — квинт­эссенция массового кино. Там столько пластов, смыслов, поворотов мысли. «Боевой конь» Спилберга тоже рассчитан на самую широкую аудиторию, и наивное кино в исполнении такого хитрого режиссера тоже становится искусством», – говорит Серебренников.

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Измена".

Научатся ли так снимать в России? «Ни мощного массового кино, ни экспериментального авторского у нас пока нет. А киноязык изобретается именно в этих кинолагерях. В России же лучшие фильмы — это арт-мейнстрим: о сложном общедоступными приемами. А худшие — занудная заумь, а никакой не артхаус, даже если пытаются за него выдать».

Другая причина, почему в России мало умного кино, на которое бы ходили, — недостаток актеров, считает Кирилл. «С одной стороны, у нас нет актеров, на которых точно пойдут. Есть Бондарчук, Хабенский, Миронов — потрясающие актеры, но когда я вижу их в кино, для меня это все равно Бондарчук, Хабенский, Миронов. У нас нет актеров вроде Дэниела Дей-Льюиса, который может год молчать, не сниматься, заниматься только ролью и в итоге превратиться в какое-то другое существо с другим лицом, походкой, взглядом».

За умение превращать кино в бурлеск — жанровый или смысловой — Серебренникова сравнивают с единомышленниками Феллини и Тарантино. «Мне кажется, в последние годы даже сам кинематограф устал от документальной и псевдодокументальной манеры, — объясняет режиссер, бросая невольный упрек Гай Германике. — Очень много похожего кино. А люди хотят сказки — страшной, веселой, грустной, смешной. Любой — но иллюзии. Да я и сам после поставленных в театре «Отморозков» и «Околоноля» просто физически не мог делать еще одну беспросветную драму. А теперь вообще хочу снять фильм-погоню а-ля «Этот безумный, безумный, безумный мир» Стенли Крамера».

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Измена".

Снимая «Измену», режиссер, по его словам, оглядывался на Ингмара Бергмана. «У него есть пара фильмов, снятых намеренно нудно. Но в наши дни даже они смотрятся как сериал. «Измена» близка к Бергману тем, что это женское кино, похожее на «Осеннюю сонату». Но у меня женское начало побеждает — расцветает, перерождается, утаптывает, уничтожает мужское. Я снимал про женщин опасных, красивых, странных, которые не могут без мужской любви, но всегда ведущие.

Сильные женщины — это знак времени, говорит Серебренников. Раньше он верил в конвергенцию полов, но теперь убежден, что ее нет. Эти два мира, мужской и женский, никогда друг друга не услышат и не поймут.

Стиль: Ольга Дунина. Прически: Марина Мелентьева, Элла Васюшкина/THE AGENT. Макияж: Наталья Маслова. Ассистенты стилиста: Екатерина Золототрубова, Мария Степанова. Продюсер: Елена Серова. Ассистент продюсера: Александра Ткаченко.

еще в разделе Журнал

Бухта радости

Бухта радости

Что приготовил нам на это лето разгульный Сен-Тропе, выяснил Геннадий Иозефавичус

Ария Сильвии

Ария Сильвии

Потомственный дизайнер Fendi Сильвия Вентурини-Фенди – о Вечном городе и повседневных радостях

комментарии /

смотрите ТАКЖЕ

Чертова дюжина
Журнал

Чертова дюжина

Уже четвертый год VOGUE выпускает тринадцатый номер. В этом году он — о кино и моде

Экранизируй это
Афиша

Экранизируй это

26 сентября в рамках VOGUE Film Festival состоится показ фильма «Модель» Фредерика Уайзмена

10 самых хорошо одетых звезд Венецианского кинофестиваля
Выход в свет

10 самых хорошо одетых звезд Венецианского кинофестиваля

Шарлотта Генсбур, Чжао Вэй, Альба Рорвакер, Кьяра Мастроянни, Алессандра Амброзио и другие актрисы на фотоколлах и премьерах первой недели фестиваля


самое популярное

Украшения Boghossian, вдохновленные старинными шедеврами
Украшения Украшения Boghossian, вдохновленные старинными шедеврами

Потомственные мастера коллекционируют старинные драгоценности и возрождают сложнейшие техники прошлого. Результат — предметы высокого ювелирного искусства вне категорий, которые сейчас ждут новых владельцев на парижской Биеннале антикваров

Модное «Искушение» в пустыне
Новости Модное «Искушение» в пустыне

Коллекция аксессуаров с говорящим названием


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru