You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Солнце светит всем

В сезон отпусков VOGUE  поднимает самый актуальный вопрос: загорать или нет?

6 Июля 2012 Елена Петрова

Солнце светит всем
На летней рекламной кампании H&M бразильская топ-модель Изабели Фонтана изгибается в томных позах, демонстрируя яркие купальники и рельефный пресс. Европейские врачи в ярости: один за другим они выступают в прессе с обвинительными заявлениями. Объект их атак — загорелая до черноты кожа Иза­бели. Такие стандарты красоты медики называют смертельно опасными.

Борьба с пропагандой загара похожа на новую охоту на ведьм. Модную индустрию обвиняют в создании не­здорового культа, индустрия защищается. На февральских показах в Лондоне одиннадцать модельных агентств объявили, что запрещают своим девушкам посещать солярии и отказываются представлять интересы тех, кто нарушает это правило. Поводом для акции стало исследование, проведенное британскими медиками: четверть девушек от восемнадцати до двадцати четырех лет не обеспокоены рисками для здоровья, связанными с искусственным загаром, а больше половины — уверены, что загорелая кожа в моде.

Один из главных трендов весны — молочная кожа, светящаяся изнутри, словно на полотнах Боттичелли. На большинстве показов будущего сезона — Gucci, Marni, Ralph Lauren, Rochas — модели также демонстрировали аристократическую бледность. Один из редчайших примеров загара — шоу Rodarte, и тот карикатурный: оранжевый румянец от виска до подбородка. Моду на светлую кожу задает и Голливуд: Руни Мара в «Девушке с татуировкой дракона» и Белоснежки в двух подряд фильмах и не помышляют о загаре. Главные ге­роини заголовков года — от Адель до Эммы Стоун, от Хлои Морец до королевы Елизаветы — сияют белизной лица, и даже Виктория Бекхэм, в прошлом вечно шоколадная, отложила бронзанты в долгий ящик.

В Лос-Анджелесе, городе загорелых блондинок, все теперь наносят SPF 30, на пляже сидят в солнцезащитных костюмах под зонтиками и затемняют стекло на водительской двери автомобиля, чтобы предотвратить появление пигментации на левой руке во время поездок за рулем. Но если на берегу океана солнце легко можно не любить — оно светит там триста двадцать дней в году, то как быть нам, жителям средней полосы России, которые по полгода встают на работу в темноте и из офиса возвращаются затемно? Летний отпуск — наш единственный шанс зарядиться солнечной энергией, и мало кто собирается его упускать, несмотря на категорические предписания врачей.

С вечным вопросом «можно ли все-таки загорать?» прихожу к главному дерматологу Москвы, профессору Николаю Потекаеву. Столб у входа в Центр дермато­венерологии и косметологии на Ленинском проспекте, где работает Потекаев, украшает постер с Изабели Фонтана. Профессор настроен философски и призывает не паниковать: «Запрещать загар — неверно и бессмысленно. Вред или польза солнца индивидуальны для каждого человека и зависят от особенностей кожи, наследственности, места жительства. Людям с первым фототипом или с историей меланомы в семье на солнце находиться не нужно. Но для остальных опасности в эпизодическом загаре я не вижу. Загорайте на здоровье, только без ожогов, соблюдая правила. Плохо, когда это превращается в систему, а после отпуска многие еще и посещают солярий каждую неделю, чтобы цвет не тускнел».

Взвешенную позицию Потекаева разделяет и София Бигвава, главный врач клиники Bellefontaine: «В небольших дозах солнечное облучение стимулирует иммунитет кожи, оказывает дезинфицирующий эффект. Под его воздействием вырабатывается витамин D3. Кроме того, солнце действует как антидепрессант». Ультрафиолет стимулирует выработку эндорфинов в мозгу, поэтому в солнечную погоду мы чувствуем себя более счастливыми. Не говоря уж о том, что загар делает нас визуально стройнее, что само по себе — источник радости. Правда, ультрафиолет, как большинство стимуляторов эндорфинов, вызывает привыкание: чем больше загораешь, тем больше хочется — предупреждают ученые из Государственного университета Нью-Йорка, которые назвали болезненную зависимость от загара танорексией (от англ. tan — «загар»).

Вину за распространение этой болезни среди молодых женщин возлагают на солярии, которые на Западе, кажется, доживают последние дни. Доказано, что у пользователей солярия риск меланомы повышается на семьдесят четыре процента, фотостарение прогрессирует утроенными темпами, есть даже шанс подхватить бактериальную инфекцию (в горизонтальных соляриях встречаются кишечная палочка и стафилококк). Главный дерматолог Clinique доктор Дэвид Орентрек в интервью заверил русский VOGUE, что с удовольствием размещал бы на соляриях предупреждения, как на пачках сигарет: «Загар убивает!»

Я в солярии не была ни разу в жизни. На солнце моя кожа быстро сгорает, а потом так же быстро облезает. Поэтому в моем тональном креме — SPF 20, летом в городе я добавляю к нему дневной крем с защитой, а на пляж выхожу, только намазавшись самыми мощными UV‑филь­трами. Пигментации на лице нет, морщин тоже — значит, солнце еще не нанесло мне непоправимого вреда? Как бы не так! Аппарат для диагностики DermoAnalyzer от Vichy показывает на экране мою подкожную пигментацию. Россыпь мелких коричневых пятен на лбу, щеках, носу — следы от солнечных повреждений, полученных в детстве, могут проявиться на поверхности кожи в зрелом возрасте, особенно если не защищаться сейчас. К этому лету марка Vichy выпустила масло для чувствительной кожи с солнцезащитным фактором SPF 40; Lancaster первым предпринял попытку создать защиту от неизученных ранее инфракрасных лучей, а Innéov представил новинку для страдальцев вроде меня — таблетки «Innéov Солнце», которые «учат» светлую кожу загорать.

Скажу больше: безопасность самих солнцезащитных фильтров стали подвергать сомнению. Некоторые из них сушат кожу, забивают поры, вызывают аллергические реакции. У французской марки Biologique Recherche есть даже специальный, недавно обновленный Crème UVA, который нужно наносить за пятнадцать минут до средства с SPF, чтобы предотвратить его вредное влияние на кожу. Отказываться от SPF никто не призывает, но эксперты признаются, что тема изучена не до конца. Но, возможно, главная проблема солнцезащитных фильтров в том, что они дают нам ложное чувство безопасности на солнце: кажется, что, если намазаться, не сгоришь, а ведь на самом деле они не защищают полностью от солнечных повреждений, особенно если не соблюдать скрупулезно правила их применения.

И все же гормонов счастья никто не отменял, поэтому летом я так же, как и вы, поеду к морю, буду наслаждаться солнцем под надежной защитой самых современных средств и вернусь пропитанная солнечным светом и эндорфинами, хоть и бледная. А осенью, когда начнут падать листья и так захочется пощеголять золотистым загаром, на помощь мне придут автобронзанты. Вы уже слышали про бронзирующие флюиды для лица и тела Bronzing Beauty от Lancaster? Коричневые гранулы в их составе при нанесении на кожу лопаются, высвобождая пигмент, смешиваются с белой текстурой лосьона и придают коже ровный медовый оттенок. Средство не пахнет. Не оставляет следов на одежде. Смывается в душе вечером, как обычный макияж. Мне лично ничего больше не надо. А Изабели Фонтана пусть сама парирует упреки эскулапов.

Тональный крем Lumi Magique, D6; компактная пудра Glam Bronze, 01; помада Rouge Caresse, 07, все L’Oréal Paris. Козырек, Eugenia Kim.
Тональный крем Lumi Magique, D6; компактная пудра Glam Bronze, 01; помада Rouge Caresse, 07, все L’Oréal Paris. Козырек, Eugenia Kim.

По пути на Ривьеру: где проверить свою кожу

■ DermoAnalyzer 
Аппарат определяет фототип кожи, уровень подкожной пигментации и чувствительность к солнцу. На основании данных консультант дает рекомендации по загару. 
Бесплатно, «36,6», Кутузовский пр-т, 8, тел.: (495) 228 8080; www.vichyconsult.ru 

3D-диагностика 
Трехмерное сканиро­вание лица диагностирует уровень фото­старения и помогает составить программу коррекции солнечных повреждений. 
2 000 руб.; «Белый сад», Зубовский пр., 1, тел.: (499) 500 0051; www.belysad.ru 

Горячая линия La Roche-Posay 
Специалисты La Roche-Posay дают телефонные консультации по защите от солнца, обследованию родинок и рассказывают, где пройти проверку, если есть подозрения на меланому. 
Тел.: (800) 200 0345; www.melanomaday.ru 

Bellefontaine 
Известный дерматолог профессор Анастас Пирузян обследует подозрительные родинки, выводит пигментные пятна и удаляет ново­образования. 
От 2 000 руб.; Bellefontaine; Композиторская, 15/8, тел.: (495) 784 6228; www.bellefontaine.ru

Стиль: Ekaterina Mukhina. Прически: Shin Arima/Frankreps. Макияж: Chiho Omae/Frankreps. Модель: Britt Maren/Women. Кастинг: Larissa Gunn/PRODn. Ассистенты фотографа: David Friske, Jose Arizmendi. Ассистент стилиста: Julia Brenard. Продюсеры: Cesar Leon, Елена Серова. Ассистент продюсера: William Nicolas Brandt.

еще в разделе Журнал

Высокая степень безумства

Высокая степень безумства

Дом Louis Vuitton открывает ювелирный бутик на Вандомской площади в Париже. Альберт Галеев выяснил, что такое украшения Haute Joaillerie XXI века

комментарии / 0

оставить комментарий

смотрите ТАКЖЕ

Защитный механизм
Новости

Защитный механизм

Лучшие солнцезащитные средства для волоc

Цвета золота
Новости

Цвета золота

Средства после загара Michael Kors — к лету готовы!

Красивая защита
Новости

Красивая защита

Три новых солнцезащитных тональных средства Shiseido Suncare


самое популярное

Модная отличница Барбара Мартело о любви к шубам и правильным джинсам
Новости Модная отличница Барбара Мартело о любви к шубам и правильным джинсам

Стилист, консультант и серый кардинал мира моды рассказала Vogue, как добиться успеха, делая то, что любишь


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru