You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Верные друзья

Полвека со дня смерти Мэрилин Монро отмечают бриллиантами, которые она так любила на экране и, увы, редко видела в жизни

26 Августа 2012 Альберт Галеев

Верные друзья

Если писать о романе Мэрилин Монро с драгоценностями, получится совсем короткая новелла. Древних цариц в россыпях каменьев, как Элизабет Тейлор или Энн Бакстер, она не играла. Замужем за магнатом или кинозвездой, осыпавшими бы ее бриллиантами и изумрудами, не была. К примеру, последний муж, драматург Артур Миллер, в 1960-м написал для Монро сценарий, как оказалось потом, ее последнего фильма «Неприкаянные» — и преподнес кипу бумаг жене вместо подарка на День святого Валентина. Пару лет спустя на тот же праздник Элизабет Тейлор получила от мужа Ричарда Бартона уникальную жемчужину в форме груши.


Пока новоиспеченная княгиня Грейс Келли блистала в тиарах Van Cleef & Arpels, Монро снималась в бижутерии, а на красную дорожку одалживала украшения у ювелирных Домов и коллекционеров. Так было и с фильмом «Джентльмены предпочитают блондинок». В песне о лучших друзьях девушек актриса вспоминала Harry Winston, Black, Starr, а Tiffany даже дважды. «Бриллианты, не стразы», — томно заканчивала Монро. На ней самой в тот момент было колье как раз из стразов, созданное в голливудских мастерских.


Когда делали фотографии перед премьерой «Джентльменов», известный собиратель драгоценностей и владелец собственной ювелирной фирмы Мейер Розенбаум одолжил Монро бриллиант «Луна Бароды». Уникальный лимонно-желтый камень в форме груши весом 24,04 карата более пятисот лет до того принадлежал махараджам индийского княжества Барода.


После выхода «Джентльменов» Союз американских производителей украшений вручил актрисе медаль с надписью: «Мэрилин Монро, лучшему другу, который когда-либо был у бриллиантов». На торжественную церемонию Монро снова пришла в бриллианте махараджей, а после вернула его Розенбауму. И этот камень был самым большим из всех, что носила Монро за свою жизнь.



После смерти звезды в 1962 году остались тридцать три фильма, две тысячи долларов на счете — и всего два ее собственных ювелирных украшения: кольцо и нитка жемчуга. Первое в день их свадьбы 14 января 1954 года актрисе преподнес ее второй муж, бейсболист Джо Ди Маджо. Платиновое «кольцо вечности» и тридцать пять багетных бриллиантов по окружности счастья не принесли. Осенью того же года Ди Маджо окажется на съемках «Зуда седьмого года» и придет в ярость от сцены, где у его жены воздухом из решетки метрополитена приподнимается платье. Через две недели пара расстанется. Но кольцо Монро продолжит носить «в память о счастливых днях». Белое плиссированное платье ушло в прошлом году на аукционе за рекордные пять с половиной миллионов долларов, в семь раз дороже, чем кольцо Ди Маджо, проданное в 1999-м на Christie’s.


А вот второе свое украшение Мэрилин просто подарила подруге и наставнице актерского мастерства Поле Страсберг, жене «американского Станиславского» Ли Страсберга. Колье Mikimoto из сорока четырех жемчужин тоже было связано с Ди Маджо: медовый месяц кинодива и звезда бейсбола проводили в Токио, на встрече с ними император Хирохито и преподнес Мэрилин драгоценность.


В 1957-м Монро упаковала колье в обычный бумажный пакет, приколола записку «Поле от Мэрилин» и велела посыльному просто оставить пакет у порога дома Страсбергов. Сорок лет спустя Дом Mikimoto выкупил украшение у дочери Полы за сто тысяч долларов, а еще через три года, к семидесятипятилетию со дня рождения Монро, выпустил ограниченную серию колье того же дизайна в память о великой актрисе.


В этом году Монро нет уже полвека, и «отдать дань» взялся Дом Chopard. На посвященном актрисе Каннском кинофестивале швейцарские ювелиры представили сет Marilyn Monroe из колье и серег. Триста тридцать семь бриллиантов общим весом более двухсот каратов, восемнадцатикаратное золото, девятьсот восемьдесят часов работы. С Chopard Монро никак не связана — линия украшений у женевской часовой мануфактуры появилась только в 1963 году, после слияния с выкупившей мануфактуру фирмой немца Карла Шойфеле.


«Все верно, — говорит дочь Карла, вице-президент Chopard и дизайнер ювелирной линии Каролина Шойфеле. — Но мало найдется кинолегенд, которые были бы сами настолько созданы для драгоценностей. Больше всего я люблю на Мэрилин как раз бриллиант «Луна Бароды». Когда мы придумывали колье, решили использовать ограненные в виде сердца бриллианты. А силуэтом хотели напомнить о колье Монро из «Джентльменов». В этом фильме Мэрилин показала миру, как надо носить бриллианты, чтобы они стали лучшими друзьями. И сделала это лучше многих из тех, кто драгоценные камни любил больше нее».


из

Ева о Еве

Представить сет Marilyn Monroe на Каннском кинофестивале доверили Еве Херциговой – давней поклоннице актрисы. Помимо драгоценностей Chopard подготовил выставку двадцати пяти неизвестных снимков Монро работы ее друга, звездного фотографа VOGUE, Life и Look середины прошлого века Милтона Грина. В декабре выставку привезут в Москву.

комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad