You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

  1. Журнал
  2. Журнал
Журнал

Мэри всех вещей

Потомственная модница из Лондона Мэри Чартерис живет и одевается как ее кумиры из шестидесятых – в духе психоделического рока

17 Сентября 2012

Мэри всех вещей

Умение выделяться из толпы у двадцатичетырехлетней Мэри в крови. Мама девушки, Кэт­­рин Ингрид Гиннесс, служила ассистенткой Энди Уор­­хола и приходится сестрой (а Мэ­ри, соответственно, племянницей)­ Дафне Гиннесс, знаменитой анг­лийской чудачке и коллекционеру Haute Couture.


В профессиональный мир моды Мэри ввела подруга Дафны, стилист Изабелла Блоу, тоже икона нетривиального стиля, муза Александра Маккуина и Филипа Трейси. Мэри было пятнадцать, когда Блоу ее увидела и пришла в восторг от белокурой девушки, словно сошедшей со страниц «Возвращения в Брайдсхед» Ивлина Во. Предки Чартерис по матери — кавалеры титула барона Мойна за заслуги перед британской короной в бизнесе и государственных делах: прадед, например, был спикером палаты лордов, министром и большим другом Черчилля.


Мимо такого стечения кровей и обстоятельств в одной девушке Блоу не смогла пройти — и незамедлительно сняла ее для Tatler, библии британской элиты. За шесть прошедших с того момента лет Чартерис успела появиться в качестве модели на страницах американского VOGUE, пожить в Нью-Йорке и выйти на подиум на показах Thakoon и Jason Wu. Сейчас Мэри работает в команде британского VOGUE в качестве интервьюера VOGUE TV: беседует с дизайнерами, фотографами и такими же модницами, как сама.


«Мне нравятся психоделические принты в духе поздних шестидесятых, а также образы с налетом рок-шика, — говорит Мэри. — Кожаная куртка поверх летящего вечернего платья, армейские ботинки на шнуровке с летним сарафаном. Я родилась и выросла в Лондоне, но я не за небрежность, с которой граничит непринужденность. Одежда должна быть хорошо скроена и сшита, и самое важное — должна выделять вас из толпы».


Шелковые жакет и брюки, все Miu Miu

Этой осенью Чартерис без ума от коллекции Маниша Ароры для Paco Rabanne: «Люблю цепи, в них чувствуешь себя так, будто носишь амуницию». Замечаю, что работы талантливого индуса, которого на родине гордо называют «наш Гальяно», напоминают и оригинальные наряды Рабанна, которые носила в «Барбарелле» Джейн Фонда. Чартерис согласна: «Но мне ближе Анита Палленберг, которая в этом фильме тоже играла, хотя все обычно помнят одну только Фонду». Итало-германо-английская модель, деятельница уорхоловской «Фабрики» и муза авангардных европейских режиссеров, Палленберг — икона стиля для утонченных ценителей. Мэри вообще обожает декадентов и эстетов разных эпох: в данный момент по настроению порхает от «Писем к молодому поэту» Рильке к Оскару Уайльду и жизнеописанию Марлен Дитрих.


В моде то же самое. «Непринужденный шик — такой была Анита, — говорит Мэри. — Выглядеть шикарно — это просто». Надо иметь в гардеробе бесчисленные черные ботильоны на высоких каблуках Opening Ceremony или Charlotte Olympia. И носить их с винтажными нарядами с рынка Портобелло, невзирая на марки. Зато под безвестный винтаж Мэри надевает лучшее белье — это ее слабость. «Agent Provocateur, Kiki de Montparnasse — мой фетиш. Я даже выучилась на дизайнера белья и, наверное, скоро попробую себя в этом качестве».


Вместо «Фабрики» поп-арта у Мэри — модная лондонская галерея Serpentine, где как раз сейчас идет выставка фотографий Йоко Оно. В галерее Чартерис служит послом: «В детстве каждый день по пути из школы я заходила в нее, рассматривала картины и мечтала стать ее частью. Я все больше и больше увлекаюсь современным искусством. Посмотрим, куда меня это заведет».


Ну а пока Мэри вовсю готовится к свадь­бе — конечно же, с рокером. Робби Ферз играет на гитаре и поет в рок-группе The Big Pink. Они познакомились в Нью-Йорке на студии Electric Lady, где группа записывала свой первый альбом со ставшим пророческим названием A Brief History of Love, а модель Чартерис пришла поболтать со знакомыми. Весьма символично: в той же студии Rolling Stones в 1977-м записывали свой альбом-бестселлер Some Girls, а гитарист группы Кит Ричардс в тот период был бойфрендом Аниты Палленберг.


Платье невеста заказала у Пэм Хогг, которая в восьмидесятые одевала Дебби Харри. А фата будет Little Doe is Love, марки молодого английского дизайнера Чейс Кол. Она создает фантазийные головные уборы, которые равно хорошо бы смотрелись и на обложках альбомов Джона Леннона, и в психоделическом артхаусе Кеннета Энгера. Эта девушка не может иначе.


Шелковые жакет и брюки, все Marni; кожаные туфли, Manolo Blahnik

Лондон Мэри



Шопинг

Лучшие винтажные наряды — в магазине на пересечении Корнуолл-Кресчент и Лэдброук-Гроув в Ноттинг-Хилле. Точный адрес не скажу, это мое секретное место. Только намекну: у магазина нет названия, так что вывеску не ищите.


Хобби

Каждый день я начинаю с того, что пеку банановый хлеб. А все ингредиенты покупаю в магазине Planet Organic.

42 Westbourne Grove.


Еда

Я люблю готовить дома, если выбираюсь поужинать, то во французское местечко Bistroteque.

23–27 Wadeson St.


А самые вкусные морепродукты готовят в The Arts Club, частном клубе, основанном еще Чарльзом Диккенсом.

40 Dover St.


Стиль: Michelle Duguid. Прически: Halley Brisker/Jed Root. Макияж: Katie Fine. Ассистент фотографа: James Frew. Ассистент стилиста: Matthew Reinhold. Ассистент парикмахера: Cahy Ennis. Продюсер: Elena Serova.

комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad