Мода

Хрусталь и сплавы

Марка Lalique вернулась к корням и вновь выпускает ювелирные коллекции

Из-за горы коробок, которые держит в руках дизайнер первой за столетие ювелирной линии Lalique Квентин Обадиа, видны только улыбающиеся глаза. Коробки — это плод года работы Обадиа в Lalique, девяносто одно украшение в шести коллекциях: одной Haute Joaillerie, одной свадебной и четырех регулярных.

В позапрошлом году марка отметила стопятидесятилетие со дня рождения основателя Рене Лалика и решила вернуться к истокам — Лалик начинал как ювелир и первым из ювелиров своего времени превратил драгоценности в предметы искусства. Он смешивал в одном украшении золото и серебро, «большую четверку» драгоценных камней с поделочными: опалом, кварцем, бирюзой. Дополнял их элементами из стекла и хрусталя, дерева, слоновой кости, черепахового панциря. Cтал аллегорически изображать женскую фигуру эмалью на браслетах, лепил скульптурных полунимф-полуживотных для колье.

До Лалика в ювелирном искусстве подобное считалось низким, и современники приняли такой подход не сразу. Свой первый Гран-при на Парижском салоне он получил спустя пятнадцать лет после начала карьеры ювелира, в 1897 году. Но в итоге даже его великий соперник, стекольных дел мастер Эмиль Галле назвал Лалика «создателем современного ювелирного искусства». Когда ар-нуво сменил стиль ар-деко, Лалик сосредоточился на работе со стеклом и хрусталем. Он умер в 1945 году, и вместе с ним ушла в историю ювелирная линия Lalique.

Теперь, спустя век, упавшую эстафетную палочку подхватывает тридцатилетний Квентин Обадиа, молодой человек с внешностью и стилем Венсана Касселя времен «Необратимости». Стрижка ежиком, трехдневные усы и щетина, ироничные прищур и улыбка. Одет в рубашку Uniqlo, джинсовый жилет Topman, на пальце поблескивает старинное кольцо Boucheron — подарок мамы на день рождения. Они с Лаликом земляки из северо-восточной французской глубинки: Обадиа родился в городке Кольмар в Эльзасе, Лалик — в деревеньке Ай в Шампани.

Как и Лалик, Квентин в первую очередь дизайнер. Один диплом защитил по исследованию механизма превращения потенциальной энергии в кинетическую в автоматических часах. Другой — по индустриальному дизайну. А дальше создавал все — от мебели до флаконов духов для Galeries Lafayette, Sentou, Hermès. Когда занялся ювелирным делом, работал для Boucheron — как и Лалик когда-то. «Стиль Boucheron ближе всего к стилю Lalique, — говорит Обадиа. — Но нам важнее, чтобы у украшений было настроение. Когда я работал в Boucheron, я мог сделать на кольце градиент зеленого цвета и использовать для этого изумруды и цавориты. А мне говорили: ты сошел с ума?!»

В Lalique нетривиальные идеи ювелира «поддерживает» стоящая за ним тень основателя. И Квентин играет в украшения: сводит вместе желтое, белое и красное золото, бриллианты с хрусталем. Сейчас подзывает меня к окну, чтобы при солнечном свете показать, как нанесена на кольцо эмаль: несколькими слоями — так, что похожа на перламутр. «Многие в ювелирных кругах считают меня сумасшедшим. Но я долго размышлял и понял, что мы поступили так, как сделал бы сам Лалик — рискнули».

В дебютной коллекции Lalique есть и гребни для волос из рога с бриллиантовыми паве — похожие заказывали у Лалика русская императрица Александра Федоровна и актриса Сара Бернар. И кольца с драконами и стрекозами, усыпанными бриллиантами, сапфирами, цитринами и хрусталем. А самый главный мостик, переброшенный Обадиа в славное прошлое марки, — колье-трансформер под названием Vesta. Фигурка древнеримской богини домашнего очага на колье выполняет роль подвески, но ее можно носить еще тремя способами: на цепочке, как брошь или украшение для волос. Обадиа создал Весту из любимого Лаликом хрусталя. Крылья богини украсил жемчугом, хвост — огненными опалами и бриллиантами, самый большой из них — три карата. Все элементы стиля Lalique налицо. Сам Квентин Обадиа называет эту фигурку птицей Феникс.

Стиль: Ekaterina Mukhina. Прически: Christiane Bernard/Julian Watson. Макияж: Alice Ghendrih/ARTLIST. Маникюр: Yana Marquise/Agence Aurelien. Модель: Jacquelyn Jablonski/ELITE. Ассистенты фотографа: Frederic Congiu, Hugo Mapelli. Ассистент стилиста: Julia Brenard. Продюсеры: Alexandre-Camille Removille/Total Management, Elena Serova.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Фото: Catherine Servel; архив VOGUE

Читайте также

Мода

Короткая шуба из экомеха — лучшая подруга звезд в этом сезоне

Мода

Самые модные казаки осени 2019

Радости жизни

Как Институт костюма музея Метрополитен реставрирует и хранит свои экспонаты

Edition