You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Алые паруса

В Лондоне 29 ноября открывают выставку, посвященную Валентино Гаравани. Очень своевременно, считает Ольга Михайловская

26 Ноября 2012 Ольга Михайловская

Алые паруса
Формальным поводом для выставки Valen­tino: Master of Couture послужило восьми­десятилетие самого Валентино и пятидесятилетие с момента его первого дефиле в 1962 году. Но Сомерсет-хаус в Лондоне не то место, где просто воздают почести заслуженным мастерам отрасли. Это скорее радар самого модного и актуального, того, что кажется точным и верным в данный момент времени. Именно так, неожиданно современно и выглядят творения Валентино Гаравани в контексте сегодняшней моды.

Мариса Беренсон, фото Henry Clarke, 1968

Он не совершал революций и не опрокидывал устои, но не в последнюю очередь с его именем связано в нашем сознании очарование моды шестидесятых, самого революционного десятилетия XX века. Сам же Валентино считает секретом своего успеха точное знание того, что хочет женщина. Она хочет быть красивой. И точка. Вот так просто, но именно это он и делал всю свою жизнь — красивые платья. Он не шел на поводу у модных тенденций, он двигался всегда своим путем, увлекая за собой самых ярких модниц эпохи. К Валентино Гаравани приходили за свадебными платьями и нарядами для красной ковровой дорожки, впрочем, и для похоронной церемонии Джеки Кеннеди заказывала костюмы именно у него. Всякая безусловная ситуация в жизни требовала его абсолютно чистого звучания.

На выставке будут представлены исключительно кутюрные вещи — то, что создавалось в единственном экземпляре по заказу именитых клиенток или для показов в Париже. На первый взгляд может показаться, что такой выбор ограничивает представление о Валентино-дизайнере, но это не так. Он был силен умением даже вещь prêt-à-porter сделать похожей на уникальный продукт — за счет тончайшей отделки, дорогого кружева, деталей, заметных лишь опытному глазу.

Валентино учился в Париже в начале пятидесятых, работал в Домах Jean Dessès и Guy Laroche, то есть застал золотой век французского Haute Couture, так что вернувшись в Рим в 1959 году, открыл кутюрное ателье на виа Кондотти. Одной из первых его именитых клиенток стала Элизабет Тейлор, которая снималась в Риме в «Клеопатре». А в 1962 году он уже ус­троил первый большой показ в палаццо Питти во Флоренции, после которого к нему, собственно, и пришел успех. Именно тогда, в первой же коллекции, он показал платья цвета мака, с тех пор красный, самый роскошный и самый выразительный цвет, стал одним из главных козырей Валентино. Но этот козырь был далеко не единственным.

Коллекция весна–лето 1969, фото Ruvan Afanador, VOGUE Germany, 2000

На фоне все еще тяжеловатой и несколько приторной моды конца пятидесятых — начала шестидесятых в его платьях была свежесть простоты и лаконичности. И при этом дизайнеру удавалось сохранить в них пленительную кошачью женственность. Он не заигрывал с модным в те годы футуризмом, зато с явным удовольствием использовал приемы прошлого — оборки, рюши, кружева, вышивки, аппликации, драгоценные ткани. Но использовал их в очень чистых, почти минималистских формах. Эффект получался поразительный: одежда выглядела современной и в то же время очень аристократичной. Вот это уникальное умение и обеспечило Валентино успех на долгие годы вперед.

В 1968 году он показал ставшую знаменитой белую коллекцию, из которой Жаклин Кеннеди выбрала себе платье для свадьбы с Онассисом — очень простое и элегантное, ничего общего с дурновкусными свадебными платьями-тортами. В том же 1968-м, когда вокруг бушевали студенческие волнения, Мариса Беренсон сфотографировалась в платье из белой коллекции для американского VOGUE — она расслабленно сидит в белом барочном кресле на фоне нарочито современного ковра в крупную черно-белую клетку. Это платье-футляр: по белому шелку разбросаны белые же цветы-аппликации, на ногах у нее белые туфельки с огромными бантами и чулки в белую мушку. Она кажется ожившей куклой — трогательной и нежной, ничего общего с порывистыми девицами той эпохи. Вот на этом удивительном сочетании старого и нового, простоты и женственности и продержалась столько лет карьера Валентино Гаравани.

Однажды набрав правильную высоту, он шел в фарватере своих идей точно выбранным курсом. Интересно, что среди клиенток Valentino оказывались женщины столь разных типов и вкусов, что, казалось, они в принципе не могли встретиться в салоне одного кутюрье: воплощение новой элегантности Марелла Аньелли и избыточная, на грани вульгарности Элизабет Тейлор, породистая холодноватая Бейб Палей и эксцентричная Диана Вриланд, икона богемных семидесятых Мариса Беренсон и воплощение знойной Италии София Лорен.

из

Платье Valentino Couture Collection

Платье Valentino Couture Collection

Платье Valentino Couture Collection


Эти же качества его моды в хорошем смысле эксплуатируют его преемники Мария Грация Кьюри и Пьер Паоло Пиччоли. Их вещи все так же аристократически просты по форме и так же драгоценны по отделке и материалам. Сегодня, как и тогда, они кажутся современными и модными без прямых цитат из актуальных трендов, в них по-прежнему есть драгоценный кутюрный дух и энергия современной жизни.

Своей современностью поражают и платья, выставленные в Сомерсет-хаусе. Разглядывая их, ловишь себя на крамольной мысли: неважен год, когда они были сделаны, — десять лет назад, двадцать или, наоборот, вчера. А если принять во внимание, что в следующем весенне-летнем сезоне мода явно возвращается к шестидесятым, то становится очевидным: выставка Валентино опять оказалась вне времени и точно вовремя!
комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad