You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Птичка певчая

Во французский дом Cacharel пришли китайские дизайнеры. Что это значит в переводе на язык моды?

2 Декабря 2012 Нана Джапаридзе

Птичка певчая
Лин Лю и Давэй Сунь — отнюдь не неофиты в парижской модной индустрии. Тридцати­четырехлетняя Лин и тридцатиоднолетний­ Давэй познакомились десять лет назад во время учебы в местной школе Синдиката высокой моды. Быстро подружились — оба родом из близлежащих городов Харбин и Далянь на севере Китая, по первому образованию — художники. Они давно свободно говорят по-французски, живут на правом берегу Сены, носят, как все здешние дизайнеры, минималистичную черно-белую одежду, вот только на вечеринки не ходят, предпочитая образ жизни скромных ремесленников: «Светская шумиха и грохот дискотек не для нас. Наше любимое занятие после напряженного рабочего дня — отдых дома в окружении наших дорогих кошек». До Cacharel они успели вместе поработать в Balenciaga под руководством Николя Гескьера («Там мы узнали, что слово «аллюр» может характеризовать не только походку, но и одежду — красивую, дорогую, женственную») и основать собственную марку Belle Ninon — вещи простого кроя с большим количеством кружева и шифона для романтических молодых особ.

Давэй Сунь и Лин Лю в шоу-руме Cacharel. Шерстяной кардиган, хлопковая блузка, замшевые туфли, кожаный ремень, все Cacharel

«Словосочетание «парижский шик» для них не пустой звук, а мантра, которую они твердят каждый день. Это именно то, что нам надо», — прокомментировал назначение восьмидесятидвухлетний президент Cacharel Жан Буске. Он не первый, кто взялся возрождать старин­ный парижский Дом моды: все хотят повторить успех Balenciaga и Balmain, которые до Гескьера и Декарнена помнили бабушки и историки моды. Однако история Буске — особенная: это именно он, тогда молодой портной, в 1958 году отправился из Нима в Париж попытать счастья, как д’Артаньян, открыл собственную марку одежды и назвал ее по имени редкой птички кашарель, обитающей в Провансе. Успех не заставил себя ждать — в 1963 году розовые блузки из крепа Cacharel носил вместе с Брижит Бардо весь богемный Левый берег. Как раз тогда рождалась prêt-à-porter, новая, революционная, молодежная мода, и Cacharel вместе с Yves Saint Laurent, Rive Gauche и Chloé стала ее символом. Тогда же окончательно оформился и стиль марки — блузки и расклешенные платья с мелким цветочным принтом Liberty.

Шерстяное платье, кожаный ремень

В середине семидесятых Буске отошел от дизайна, сосредоточившись на коммерции, — приоритетом для Сacharel стало производство парфюмерии, а одежда постепенно отошла на задний план. Лишь в 2000 году Дом провел первый после двадцатилетнего перерыва показ в «Карусель дю Лувр». Возвращение критики сочли состоявшимся, но констатировали: Cacharel заигрывает с прошлым, а марке следовало бы заглянуть в будущее. Поэтому, приглашая Лин Лю и Давэй Суня к сотрудничеству, месье Буске, который за это время успел попробовать силы и в политике, сделал ставку на их умение делать романтичную девичью, но современную одежду — такую же, как он сам предложил полвека назад парижанкам.

Осенью Лю и Сунь вывели на подиум вещи — визитные карточки Cacharel: короткие расклешенные пальто и платья, узкие брюки, комбинезоны и нежные блузки. Однако подали их неожиданно — украсили не привычным цветочным узором, а актуальным в этом сезоне психоделическим принтом. Его появление дизайнеры объяснили следующим образом: «Представьте, что стиль Cacharel — это множество разных кодов. У нас нет цели их взламывать — мы же не хакеры. Нам просто нравится подбирать различные комбинации и наблюдать за тем, как они работают».

Боди из полиэстера, кожаная шапка. все Cacharel

Трикотажные платьица по фигуре и короткие свитеры крупной вязки родом из шестидесятых китайцы дополнили шлемами и бомберами вроде тех, что носила американская летчица Амелия Эрхарт, — получился образ, созвучный одной из главных тем сезона — военной. Не забыл дуэт и о Востоке, объединив кардиганы и шелковые платья с объемными кожаными поясами наподобие японских оби. «Это Азия вырывается наружу, кричит сквозь нас!» — смеется Лин. Как они вместе работают? «Я больше с цветом, а Давэй — с кроем», — отвечает Лю. «Мы как атлеты, — подхватывает Сунь. — Постоянно тренируемся в разных дисциплинах». Если они имеют в виду китайских спортсменов, то Cacharel определенно ждет большое будущее.

Стиль: Francesca Parise. Прически: Tomohiro Inotsume. Макияж: Marielle Loubet/calliste. Модель: Emilia Nawarecka/next. Ассистент фотографа: Anaelle Leroy. Продюсер: Elena Serova.
комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad