Мода

Все в дом

Дочери Джейн Биркин, сводные сестры Шарлотта Генсбур и Лу Дуайон, стали музами главных ароматов этой весны.

Если мама была секс-символом 1960-х, а ее именем названа сумка, за которой первые модницы планеты стоят по два года в очереди, дочке вряд ли суждено прожить жизнь в безвестности — ну разве что она очень сильно постарается. Две дочери Джейн Биркин, 39-летняя Шарлотта Генсбур и 28-летняя Лу Дуайон — представительницы парижской богемы, талантливые актрисы и певицы — по этой кривой дорожке не пошли. Этой весной они заставят говорить о себе даже людей, далеких от независимых кино и музыки.

«Я давно мечтал сделать парфюм вместе с Шарлоттой», — признается дизайнер Balenciaga Николя Гескьер, в чьем платье актриса в 2009-м получала «Золотую ветвь» за роль в «Антихристе». — Мы познакомились десять лет назад за кулисами моего показа в Париже. С тех пор она мой лучший друг. Для меня Шарлотта — стопроцентная девушка Balenciaga».

Основатель модного Дома Кристобаль Баленсиага еще в конце 1940-х прославился именно ароматами. Один из них, Le Dix, считался тогда даже конкурентом Chanel № 5 (к сожалению, его давно сняли с производства). И вот полвека спустя по просьбе Николя Гескьера молодой парфюмер Оливье Польж (сын шанелевского «носа» Жака Польжа и создатель аромата-хита Eau Mega от Viktor & Rolf) представил около сотни вариаций на тему фиалки. Придирчивый Николя выбрал два, а лучший из них назвала Шарлотта. Ей понравилось сочетание фиалковых листьев с бергамотом, дубовым мхом, пачулями и маслом лабданума.

«До сих пор я вообще не пользовалась духами, — говорит она. — А вот все мои близкие ассоциируются с каким-то конкретным ароматом. Когда я была маленькой, мама носила Shalimar, и он до сих пор мне этим дорог. Запахом отца, Сержа Генсбура, был Van Cleef. И сейчас, когда я слышу его на ком-то еще, это меня шокирует. Здорово, что теперь и у меня есть свой аромат».

Нонконформистский стиль младшей сестры — Лу Дуайон — вдохновляет показы Vanessa Bruno и концерты группы Elephant. Но музой парфюмера Дуайон стала случайно. «Мы встретились на вечеринке. Мое внимание привлекло, что на ней был один из моих ароматов, — говорит Романо Риччи, праправнук Нины Риччи и создатель нишевого парфюмерного бренда Juliette Has a Gun. — Я рассказал Лу, что задумал новый аромат Calamity J. (по имени Джейн Каламити — американской кавалерист-девицы XIX века). А когда она достала из сумки книгу писем Джейн Каламити, которую тогда читала, готовясь к будущей театральной постановке, я понял: это судьба».

Мама сводных сестер, Джейн Биркин, тем временем записала новый диск и вместе с британским парфюмером Лин Харрис запускает аромат Un Petit Rien («Маленькое ничто»). Это слова из песни Сержа Генсбура, отца Шарлотты. Он умер, но дело его живет — и, как видим, приносит дивиденды.

Джейн Биркин

Джейн Биркин участвовала в создании двух ароматов Miller Harris (L’Air de Rien и Un Petit Rien): рисованные нимфы на флаконах – результат ее творчества.

Packshot Calamity J 300dpi_320.jpg

Лу Дуайон

Парфюмер Романо Риччи уверен: Лу идеально подходит, чтобы рекламировать аромат с нотами ириса, амбры и мускуса, «из числа тех, что смелые девчонки одалживают у своих парней».

28-01-10 9820VP_320.jpg28-01-10 9820VP_320.jpg

Шарлотта Генсбур

«Я не знаю никого, кто обладал бы подобной харизмой», – говорит дизайнер Николя Гескьер о Шарлотте. Стивен Майзел, снявший рекламу аромата Balenciaga Paris, с ним согласен.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Красота

Деним-макияж — модное решение на будущую осень

Украшения

Chanel выпустили драгоценные часы-манжеты Mademoiselle Privé Bouton