Мода

Россия, которую не потеряли

Специально для VOGUE британский визажист Линда Кантелло сотворила кутюрный макияж в самом модном стиле этого сезона – русском

На Ирис: рубашка из шелка, Alexis Mabille; жилет из шелка, расшитый жемчугом, Maison Martin Margielа Artisanal.

Макияж (здесь и далее): средство для сияния кожи Fluid Sheer № 0; тональный крем Luminous Silk Foundation № 2; рассыпчатая пудра Loose Powder № 0; румяна Sheer Blush № 5,все Giorgio ArmaniCosmetics.На фото: водостойкий карандаш для глаз Waterproof Eye Pencil № 4; палитра теней для век Eye to Kill № 6; помада Rouge d’Armani № 401; карандаш для бровей Brow Defining Pencil № 3, все Giorgio Armani Cosmetics.

Прическа (здесь и далее): гель для укладки волос Rock Hard Gelee; защитный спрей для волос Silk Therapy Cure Soyeuse, все Biosilk.
«А это точно опубликуют?» Звезда британского макияжа, арт-директор Giorgio Armani Cosmetics, визажист Линда Кантелло и знаменитый итальянский фотограф Паоло Роверси сидят в парижской Studio Luce перед монитором компьютера и смотрят на только что снятый кадр. Оба — профи, каких поискать, за спиной у каждого по тридцать лет модных и рекламных съемок — а все равно волнуются. Съемка началась двенадцать часов назад, и в ноутбуке Линды с Паоло уже девять отснятых beauty-образов.

Сейчас их взоры устремлены на черно-белую фотографию, на которой австрийскую топ-модель, красавицу и умницу Ирис Штрубеггер узнать практически нереально. На голове — стриженый парик из жестких волос. Правая и левая стороны лица закрашены плотным слоем жирной черной краски, Т-зона выбелена, на носу и губах — черные зигзаги. «C’est parfait! Превосходно!» — сами Линда и Паоло очень довольны своей работой: фотография получилась провокационной, интеллектуальной и очень модной. Черный кутюрный комбинезон Maison Martin Margiela тоже пришелся как нельзя кстати: в нем Ирис — вылитая Кикимора из балета «Русские сказки» 1917 года с участием Вацлава Нижинского. Страшная, конечно, — и все же обаятельная и привлекательная.

И это не случайное совпадение. Последние кутюрные показы в Париже каждый на свой манер цитировали славную эпоху Нижинского, Фокина и Карсавиной. Перья, тонкие косы и растительные орнаменты на платьях были замечены у Jean Paul Gaultier. Топы цвета обнаженной кожи и полупрозрачные пластиковые повязки на глазах — у Valentino. Бледные, выбеленные лица и «лунный» макияж — на Armani Privé. Винтажные банты и броши с жемчугом — на кутюрном шоу Chanel.

Впрочем, у мастеров Высокой моды, у которых все — от сценографии до крошечных сережек-«гвоздиков» в ушах модели — подчиняется единому замыслу и доведенному до перфекционизма чуткому отношению к деталям, наследие родившегося в селе под Новгородом театрального антрепренера Сергея Дягилева никогда не теряло актуальности.

Сто лет назад этот очень энергичный русский человек совершил революцию в классическом балете, сделал его экспрессивным и чувственным. Снял с балерин пачки, вывел на сцену сюрреалиста Жана Кокто и авангардиста Игоря Стравинского. Костюмы для его балетов шили Коко Шанель и Поль Пуаре, а лица танцовщикам разрисовывали Бакст и Бенуа.

Во времена Дягилева примы Павлова, Спесивцева, Карсавина, Хохлова и премьеры Нижинский, Фокин, Мясин, Лифарь, Баланчин были возведены в статус законодателей моды подобно топ-моделям конца XX века. Ювелирные украшения с крупными камнями, стразы, перья, пайетки, кокошники... моду на все это положили именно участники «Русского балета». Тогда же белить лица и рисовать жирные стрелки и угольные брови стали не только балерины, но и танцовщики-мужчины. А женщины впервые начали носить короткие мальчиковые стрижки — зализанные назад при помощи бриолина волосы.

Перед нашей съемкой стилист Шейла Симс специально поехала в Берлин, где провела сутки в лучшем в Европе театральном архиве Berlin Theater Kunst. Оттуда она привезла старинные ювелирные украшения, головные уборы, перья, короны, броши и подвески невиданной красоты. Они идеально подошли к нарядам Haute Couture, которые примеряли на себя великолепные красотки, модели Ирис и Хайди. Та самая Ирис Штрубеггер, которая открывала последний показ Armani Privé, и та самая Хайди Маунт, которая участвовала в кутюрных шоу Elie Saab, Chanel, Armani Privé и Dior.

Все образы, созданные при помощи макияжа Линдой Кантелло, — это цитаты из самых ярких балетов дягилевских сезонов. «Жар-птица» (1910), «Послеполуденный отдых фавна» (1912), «Карнавал» (1910), «Половецкие пляски» (1909) — этим спектаклям рукоплескали парижские театры Шатле и Опера, лондонский Театр Его Высочества и Театр Монте-Карло. О некоторых я узнала, только увидев у Линды старые фотографии. Например, о балете «Кошка», который в 1927 году поставил Джордж Баланчин в остромодной для того времени конструктивистской стилистике.

Накануне съемки визажисту Линде Кантелло на глаза попался мужской портрет, написанный Сергеем Судейкиным в 1921 году. На нем изображен Борис Кохно — поэт, либреттист и личный секретарь Дягилева — в белой крахмальной сорочке, с зачесанными назад волосами и каплей запекшейся крови за левым ухом. «Это то, что надо!» — Линда тут же захотела примерить этот образ на модель Ирис. Только вместо крови — смелый росчерк алой помады. Фантазию на тему андрогинной красоты вы видите на первой странице этой фотосессии.

— Эта съемка не научит вас рисовать стрелки — тут другая задача, — говорит визажист Линда Кантелло. — Кутюрный макияж и кутюрные наряды нужны, чтобы двигать моду и beauty вперед. Чтобы показать, что в нашем деле нет правил и запретов, нет границ и рамок. Что эксперименты с макияжем могут завести как угодно далеко — и это прекрасно. Макияж — это тоже искусство, как живопись или балет. И его не обязательно присваивать — им можно просто любоваться.

— Почему же сегодня все вспоминают именно дягилевские балеты?

— Дело в том, что сто лет прошло, а все, что было во времена Дягилева, восхищает нас до сих пор.

— Как думаете, что-то из актуальной культуры сможет вдохновить вас подобным образом или времена уже не те?

— Конечно! Вы видели фильм «Аватар»?

Бледность, как у нимфы из балета «Послеполуденный отдых фавна», создается при помощи жемчужной пудры.

RV02331@0005_324.jpg

На Ирис: платье из органзы, Armani Privé; серьги из металла и кристаллов, Privilege Paris; колье из металла и кристаллов, Karry’O; головной убор из шелка, расшитый пайетками, vintage, 1920-е годы.Макияж: тени Maestro Eye Shadow № 37, 12; помада Rouge d’Armani № 601, все Giorgio Armani Cosmetics.

Угольная подводка

и белая пудра – слагаемые образа Кикиморы из балета «Русские сказки».

На Ирис: комбинезон из шелка, Maison Martin Margiela Artisanal.

Макияж: водостойкий карандаш для глаз Waterproof Eye Pencil № 4; средство для сияния кожи Fluid Sheer № 0; тени Maestro Eye Shadow № 37, все Giorgio Armani Cosmetics.

Примерьте на себя роль Ивана-царевича из балета «Жар-птица»: понадобятся «чистый» макияж и пусть маленькая, но корона.

На Ирис: платье из атласа, расшитое пайетками, Chanel Haute Couture; головной убор из бархата с вуалью, vintage, 1910‑е годы.

Макияж: румяна Sheer Blush № 10; корректор High Precision Retouch № 2; тени Maestro Eye Shadow № 38; помада Rouge d’Armani № 401, все Giorgio Armani Cosmetics.

Жар-птица из одноименного балета – это черные стрелки, перья и пайетки.

На Хайди: платье из шелка, расшитое пайетками, Chanel Haute Couture; головной убор из атласа, кристаллов и перьев, vintage, 1920-е годы.

Макияж: румяна Sheer Blush № 6; водостойкий карандаш для глаз Waterproof Eye Pencil № 4; тени Maestro Eye Shadow № 11, 15; помада Rouge d’Armani № 100, все Giorgio Armani Cosmetics.

Черный пигмент для век и прозрачный пластик – футуристический макияж в духе балета «Кошка» (1927).

На Ирис: платье из атласа и органзы, Givenchy Haute Couture by Riccardo Tisci.

Макияж: карандаш для глаз Smooth Silk Eye Pencil № 4; тени Maestro Eye Shadow № 37, все Giorgio Armani Cosmetics.

Перламутр на висках, золото на мочках ушей – Пьеро из балета «Карнавал» грустен, но богат.

На Хайди: платье из шелка, Maison Martin Margiela Artisanal; головной убор из шелка, расшитый бус**инами, vintage, 1920-е годы.

Макияж: корректор High Precision Retouch № 2; тени Maestro Eye Shadow № 37; румяна Sheer Blush № 2; помада Sheer Lipstick № 54, все Giorgio Armani Cosmetics.

Еще одно воплощение Жар-птицы: яркий румянец и бледные губы.

На Хайди: топ из шелка, декорированный перьями и кристаллами, Valentino Haute Couture; головной убор из перьев, Maison Legeron; головной убор из перьев, vintage, 1920-е годы; колье из металла и лебединых перьев с золотым напылением, Aurélie Bidermann.

Макияж: карандаш для глаз Smooth Silk Eye Pencil № 4; тени Maestro Eye Shadow № 16; помада Sheer Lipstick № 55, все Giorgio Armani Cosmetics.

Желтые тени, синие стрелки и пунцовые губы – современные отзвуки «Половецких плясок».

На Хайди: корсет из тафты, Gaultier Paris; головной убор из шелка и бархата, vintage, Maison Legeron.

Макияж: тональное средство Fluid Sheer № 7; румяна Sheer Blush № 2; тени Maestro Eye Shadow № 3, 17; помада Rouge d’Armani № 403, все Giorgio Armani Cosmetics.

Фото: Paolo Roversi. Стиль: Sheila Single. Макияж: Linda Cantello/B Agency для Giorgio Armani. Прически: Sebastien Richard/Jed Root. Маникюр: Anatole Rainey/B Agency. Ассистент стилиста: Gaelle Bon. Ассистент визажиста: Cedric Jolivet. Модели: Iris Strubegger/Women, Heidi Mount/IMG.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

Читайте также

Мода

Самые модные стритстайл-образы этой зимы

Красота

Как заплетать косы прямо сейчас

Мода

Какая юбка будет самой модной в наступающем весеннем сезоне

Edition