You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Россия, которую не потеряли

Специально для VOGUE британский визажист Линда Кантелло сотворила кутюрный макияж в самом модном стиле этого сезона – русском

30 Апреля 2010

Россия, которую не потеряли
На Ирис: рубашка из шелка, Alexis Mabille; жилет из шелка, расшитый жемчугом, Maison Martin Margielа Artisanal. 

Макияж (здесь и далее): средство для сияния кожи Fluid Sheer № 0; тональный крем Luminous Silk Foundation № 2; рассыпчатая пудра Loose Powder № 0; румяна Sheer Blush № 5, 
все Giorgio Armani 
Cosmetics. 
На фото: водостойкий карандаш для глаз Waterproof Eye Pencil № 4; палитра теней для век Eye to Kill № 6; помада Rouge d’Armani № 401; карандаш для бровей Brow Defining Pencil № 3, все Giorgio Armani Cosmetics.
 
Прическа (здесь и далее): гель для укладки волос Rock Hard Gelee; защитный спрей для волос Silk Therapy Cure Soyeuse, все Biosilk.

«А это точно опубликуют?» Звезда британского макияжа, арт-директор Giorgio Armani Cosmetics, визажист Линда Кантелло и знаменитый итальянский фотограф Паоло Роверси сидят в парижской Studio Luce перед монитором компьютера и смотрят на только что снятый кадр. Оба — профи, каких поискать, за спиной у каждого по тридцать лет модных и рекламных съемок — а все равно волнуются. Съемка началась двенадцать часов назад, и в ноутбуке Линды с Паоло уже девять отснятых beauty-образов. 

Сейчас их взоры устремлены на черно-белую фотографию, на которой австрийскую топ-модель, красавицу и умницу Ирис Штрубеггер узнать практически нереально. На голове — стриженый парик из жестких волос. Правая и левая стороны лица закрашены плотным слоем жирной черной краски, Т-зона выбелена, на носу и губах — черные зигзаги. «C’est parfait! Превосходно!» — сами Линда и Паоло очень довольны своей работой: фотография получилась провокационной, интеллектуальной и очень модной. Черный кутюрный комбинезон Maison Martin Margiela тоже пришелся как нельзя кстати: в нем Ирис — вылитая Кикимора из балета «Русские сказки» 1917 года с участием Вацлава Нижинского. Страшная, конечно, — и все же обаятельная и привлекательная. 

И это не случайное совпадение. Последние кутюрные показы в Париже каждый на свой манер цитировали славную эпоху Нижинского, Фокина и Карсавиной. Перья, тонкие косы и растительные орнаменты на платьях были замечены у Jean Paul Gaultier. Топы цвета обнаженной кожи и полупрозрачные пластиковые повязки на глазах — у Valentino. Бледные, выбеленные лица и «лунный» макияж — на Armani Privé. Винтажные банты и броши с жемчугом — на кутюрном шоу Chanel. 

Впрочем, у мастеров Высокой моды, у которых все — от сценографии до крошечных сережек-«гвоздиков» в ушах модели — подчиняется единому замыслу и доведенному до перфекционизма чуткому отношению к деталям, наследие родившегося в селе под Новгородом театрального антрепренера Сергея Дягилева никогда не теряло актуальности. 

Сто лет назад этот очень энергичный русский человек совершил революцию в классическом балете, сделал его экспрессивным и чувственным. Снял с балерин пачки, вывел на сцену сюрреалиста Жана Кокто и авангардиста Игоря Стравинского. Костюмы для его балетов шили Коко Шанель и Поль Пуаре, а лица танцовщикам разрисовывали Бакст и Бенуа. 

Во времена Дягилева примы Павлова, Спесивцева, Карсавина, Хохлова и премьеры Нижинский, Фокин, Мясин, Лифарь, Баланчин были возведены в статус законодателей моды подобно топ-моделям конца XX века. Ювелирные украшения с крупными камнями, стразы, перья, пайетки, кокошники... моду на все это положили именно участники «Русского балета». Тогда же белить лица и рисовать жирные стрелки и угольные брови стали не только балерины, но и танцовщики-мужчины. А женщины впервые начали носить короткие мальчиковые стрижки — зализанные назад при помощи бриолина волосы. 

Перед нашей съемкой стилист Шейла Симс специально поехала в Берлин, где провела сутки в лучшем в Европе театральном архиве Berlin Theater Kunst. Оттуда она привезла старинные ювелирные украшения, головные уборы, перья, короны, броши и подвески невиданной красоты. Они идеально подошли к нарядам Haute Couture, которые примеряли на себя великолепные красотки, модели Ирис и Хайди. Та самая Ирис Штрубеггер, которая открывала последний показ Armani Privé, и та самая Хайди Маунт, которая участвовала в кутюрных шоу Elie Saab, Chanel, Armani Privé и Dior. 

Все образы, созданные при помощи макияжа Линдой Кантелло, — это цитаты из самых ярких балетов дягилевских сезонов. «Жар-птица» (1910), «Послеполуденный отдых фавна» (1912), «Карнавал» (1910), «Половецкие пляски» (1909) — этим спектаклям рукоплескали парижские театры Шатле и Опера, лондонский Театр Его Высочества и Театр Монте-Карло. О некоторых я узнала, только увидев у Линды старые фотографии. Например, о балете «Кошка», который в 1927 году поставил Джордж Баланчин в остромодной для того времени конструктивистской стилистике. 

Накануне съемки визажисту Линде Кантелло на глаза попался мужской портрет, написанный Сергеем Судейкиным в 1921 году. На нем изображен Борис Кохно — поэт, либреттист и личный секретарь Дягилева — в белой крахмальной сорочке, с зачесанными назад волосами и каплей запекшейся крови за левым ухом. «Это то, что надо!» — Линда тут же захотела примерить этот образ на модель Ирис. Только вместо крови — смелый росчерк алой помады. Фантазию на тему андрогинной красоты вы видите на первой странице этой фотосессии. 

— Эта съемка не научит вас рисовать стрелки — тут другая задача, — говорит визажист Линда Кантелло. — Кутюрный макияж и кутюрные наряды нужны, чтобы двигать моду и beauty вперед. Чтобы показать, что в нашем деле нет правил и запретов, нет границ и рамок. Что эксперименты с макияжем могут завести как угодно далеко — и это прекрасно. Макияж — это тоже искусство, как живопись или балет. И его не обязательно присваивать — им можно просто любоваться. 

— Почему же сегодня все вспоминают именно дягилевские балеты? 

— Дело в том, что сто лет прошло, а все, что было во времена Дягилева, восхищает нас до сих пор. 

— Как думаете, что-то из актуальной культуры сможет вдохновить вас подобным образом или времена уже не те? 

 — Конечно! Вы видели фильм «Аватар»? 


Бледность, как 
у нимфы из балета «Послеполуденный отдых фавна», создается при помощи жемчужной пудры. 

RV02331@0005_324.jpg

На Ирис: платье из органзы, Armani Privé; серьги из металла и кристаллов, Privilege Paris; колье из металла и кристаллов, Karry’O; головной убор из шелка, расшитый пайетками, vintage, 1920-е годы.
Макияж: тени Maestro Eye Shadow № 37, 12; помада Rouge d’Armani № 601, все Giorgio Armani Cosmetics.

Угольная подводка 
и белая пудра – 
слагаемые образа Кикиморы из балета «Русские сказки». 

RV02331@0006_324.jpg

На Ирис: комбинезон из шелка, Maison Martin Margiela Artisanal.
 
Макияж: водостойкий карандаш для глаз Waterproof Eye Pencil № 4; средство для сияния кожи Fluid Sheer № 0; тени Maestro Eye Shadow № 37, все Giorgio Armani Cosmetics.

Примерьте на себя роль Ивана-царевича из балета «Жар-птица»: понадобятся 
«чистый» макияж и пусть маленькая, но корона. 

RV02331@0008_324.jpg

На Ирис: платье из атласа, расшитое пайетками, Chanel Haute Couture; головной убор из бархата с вуалью, vintage, 1910‑е годы.
 
Макияж: румяна Sheer Blush № 10; корректор High Precision Retouch № 2; тени Maestro Eye Shadow № 38; помада Rouge d’Armani № 401, все Giorgio Armani Cosmetics

Жар-птица из одноименного балета – это черные стрелки, перья и пайетки.

RV02331@0009_324.jpg

На Хайди: платье из шелка, расшитое пайетками, Chanel Haute Couture; головной убор из атласа, кристаллов и перьев, vintage, 1920-е годы.

Макияж: румяна Sheer Blush № 6; водостойкий карандаш для глаз Waterproof Eye Pencil № 4; тени Maestro Eye Shadow № 11, 15; помада Rouge d’Armani № 100, все Giorgio Armani Cosmetics.

Черный пигмент 
для век и прозрачный 
пластик – футуристический макияж 
в духе балета 
«Кошка» (1927). 

RV02331@0010_324.jpg

На Ирис: платье из атласа и органзы, Givenchy Haute Couture by Riccardo Tisci
Макияж: карандаш для глаз Smooth Silk Eye Pencil № 4; тени Maestro Eye Shadow № 37, все Giorgio Armani Cosmetics

Перламутр на висках, золото на мочках ушей – Пьеро из балета «Карнавал» грустен, но богат. 

RV02331@0011_324.jpg

На Хайди: платье из шелка, Maison Martin Margiela Artisanal; головной убор из шелка, расшитый бусинами, vintage, 1920-е годы.

Макияж: корректор High Precision Retouch № 2; тени Maestro Eye Shadow № 37; румяна Sheer Blush № 2; помада Sheer Lipstick № 54, все Giorgio Armani Cosmetics

Еще одно воплощение Жар-птицы: яркий румянец и бледные губы. 

RV02331@0012_324.jpg

На Хайди: топ из шелка, декорированный перьями и кристаллами, Valentino Haute Couture; головной убор из перьев, Maison Legeron; головной убор из перьев, vintage, 1920-е годы; колье из металла и лебединых перьев с золотым напылением, Aurélie Bidermann.

Макияж: карандаш для глаз Smooth Silk Eye Pencil № 4; тени Maestro Eye Shadow № 16; помада Sheer Lipstick № 55, все Giorgio Armani Cosmetics

Желтые тени, 
синие стрелки и пунцовые губы – современные отзвуки «Половецких плясок». 

RV02331@0013_324.jpg

На Хайди: корсет из тафты, Gaultier Paris; головной убор из шелка и бархата, vintage, Maison Legeron. 

Макияж: тональное средство Fluid Sheer № 7; румяна Sheer Blush № 2; тени Maestro Eye Shadow № 3, 17; помада Rouge d’Armani № 403, все Giorgio Armani Cosmetics

Фото: Paolo Roversi. Стиль: Sheila Single. Макияж: Linda Cantello/B Agency для Giorgio Armani. Прически: Sebastien Richard/Jed Root. Маникюр: Anatole Rainey/B Agency. Ассистент стилиста: Gaelle Bon. Ассистент визажиста: Cedric Jolivet. Модели: Iris Strubegger/Women, Heidi Mount/IMG.
комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad