You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Тришкин кафтан

Русская мода никак не может превратиться из хобби в бизнес. VOGUE выяснял у дизайнеров, что мешает им научиться торговать

1 Мая 2010

Тришкин кафтан
Гоша Рубчинский и Ольга Карпуть

RV02337@0001_640.jpg

Для начала расскажем одну поучительную историю. Когда в 1969 году начинающий дизайнер Кэлвин Кляйн продавал свою первую коллекцию — это были пальто — байеру из универмага Bonwit Teller, он очень боялся, что вещи не купят. И поэтому назвал заниженную цену — такую, которая не позволила бы ему даже вернуть затраченное. Сорок долларов. 

— Не надо рыть себе могилу, — сказали Кляйну. — Иначе вы никогда не заработаете. А если так, то зачем вообще взялись за это? 

Вопрос справедливый — но не для наших дизайнеров. Все они хотят сначала реализовать творческий потенциал и прославиться, ну а если получится — то и заработать. И часто говорят: мол, ведь и на Западе не все дизайнеры — акулы бизнеса. Это так, однако там мода является прибыльной индустрией. А у нас остается на уровне кружка благотворительной взаимопомощи. 

Почему наши таланты не зарабатывают тысяч долларов, а наши модницы, располагая этими тысячами, не желают спускать их на платья от российских дизайнеров? За последние годы редакторы русского Vogue неоднократно задавали этот вопрос нашим дизайнерам. И вот что слышали в ответ. 

«В наших институтах не учат шить, я уже не говорю о тонкостях предпринимательства и знании деталей производства. Зато оттуда выходят прекрасные художники», — говорит дизайнер Султанна Французова, которая в свое время прошла школу Вячеслава Зайцева. Сейчас она живет в Гонконге и там налаживает работу новой марки Anybody’s Blonde. Зачем Султанна уехала в Китай? «Только там возможно производить качественную одежду за небольшие деньги». 

«Чтобы перенести производство в теплые страны, нужно иметь за спиной крупный заказ. Китайцы производят партии от 100 единиц чего угодно», — возражает Сергей Теплов. В 2010 году снова повысили пошлины на ввоз товара из-за границы, и шить вещи там станет ненамного дешевле. Уже сейчас произвести пальто в Китае стоит 40 долларов, а растаможить его в Москве — еще 30. При этом вы на два месяца, пока вещи едут в Россию, а потом лежат на таможне, замораживаете вложения. 

«Да, с таможней проблемы. Если так пойдет и дальше, я перенесу часть производства под Москву, там можно шить чуть дороже, чем в Китае. Но это уже не то. В России в субботу выходной, а китайцы, если надо, будут работать», — говорит Султанна Французова. 

К слову, она взялась самостоятельно продавать свою одежду и уже летом планирует открыть свой первый магазин в Туле. «Нас не видят байеры», — говорит Константин Гайдай. Вот большинство дизайнеров и ждет, когда их заметят. Ждать приходится долго: к тому моменту, как осенние коллекции российских дизайнеров будут готовы, байеры уже потратят бюджет в Милане и Париже. Наши Недели моды проходят слишком поздно. Поэтому некоторые спешат устроить презентации в Европе. Например, Александр Терехов, который в прошлом сезоне выставил свои вещи в номере отеля Ritz в Париже, получил заказы от западных магазинов. По его стопам пошли Константин Гайдай, который попал на выставку Tranoï, и Вика Газинская, которая привезла во Францию коллекцию платьев. 

«В Париже я показываюсь для бизнеса, а в Москве для того, чтобы помнили, — признается Константин Гайдай и добавляет: — Хотя деньги, которые уйдут на пятнадцать минут зрелища, правильнее было бы вложить в рекламу марки или производство». 

«Русский человек не готов отдавать деньги за вещь от русских дизайнеров», — предполагает Наталья Туровникова, представительница Saga Furs. Несмотря на то что в столице образовалась группа «продвинутых» модников, готовых ходить в пальто от Гоши Рубчинского, погоды они не делают. К тому же все как один претендуют на скидки. 

«У русских дизайнеров мало точек продаж», — считает Анастасия Сартан, байер интернет-магазина Look At Me Store. Правда, их становится больше. В Le Form с незапамятных времен привозят одежду Nina Donis, Poustovit, Biryukov. В «Магазине Кузнецкий Мост, 20» продают коллекцию Nina Donis, сделанную специально для бутика, и вещи Гоши Рубчинского. Mood Swings Apartment Store продает вещи Arngoldt. Есть еще несколько мест. Но — с другой стороны — на пятнадцать дизайнеров, чьи имена все время на слуху, приходится не больше восьми байеров. 

«Бизнес — это риски. Не многие готовы рисковать своими деньгами ради закупки одежды русских дизайнеров», — честно говорит Сергей Теплов. Поэтому некоторые магазины не покупают одежду, а берут на реализацию. Так пока делают ЦУМ или «Русская улица» — скорее для поддержания имиджа, чем с целью заработать. Впрочем, с имиджем у дизайнеров проблем и так нет, они честно выходят на поклон после показа по два раза в год и снимаются в глянцевых журналах. Вот только денег от этого ни у кого не прибавляется. 

Фотография Гоши Рубчинского и Ольги Курпуть: Виктор Бойко

еще в разделе Журнал

Личная неприязнь

Личная неприязнь

На Западе за бабушкиными платьями гоняются, а у нас их выбрасывают. VOGUE выясняет, отчего у русских аллергия на винтаж и когда она пройдет

Письмо редактора

Письмо редактора

Алена Долецкая о майском номере VOGUE

комментарии /

смотрите ТАКЖЕ

Наши в Нью-Йорке
Новости

Наши в Нью-Йорке

Российские марки ZDDZ и Tigran Avetisyan стали двумя из четырех участников  проекта VFiles Made Fashion, показ которого прошел вчера в рамках New York Fashion Week



подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru