You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Одежда восходящего солнца

Великому Дому моды исполняется 40 лет. Русский VOGUE достает из его архивов платье-кимоно, каракулевую шапку и кашемировый шарф и расспрашивает нынешнего креативного директора Kenzo Антонио Марраса о том, что нас ждет в будущем

18 Августа 2010

Одежда восходящего солнца
Накидка и комбинезон из хлопка и шерсти, шляпа из шерсти, перчатки из овчины, все Kenzo.

Прошу прощения, я, наверное, шизофреник…

Милое начало, не правда ли? Отвечая на мои вопросы, Антонио Маррас быстрыми штрихами рисует в своем ежедневнике окно. Блокнот забит вырезанными из журналов картинками, каждая страница — причудливый психоделический коллаж. Допив кофе, Антонио роняет несколько капель тягучей жидкости с чайной ложки на свой набросок. Темные капли падают на бумагу, окрашивая оконную раму, и незатейливый рисунок вдруг приобретает почти художественные очертания.

Милан. Раннее субботнее утро. Но в Circolo Marras — так модельер окрестил свое рабочее пространство (в которое входит и сад с растениями с его любимой Сардинии) — кипит жизнь. Для дизайнера и его команды сейчас горячее время: они работают над новой коллекцией и готовятся к празднованию 40-летнего юбилея Kenzo. Да, с тех пор, когда Кензо Такада создал свой Дом моды, прошло уже четыре долгих десятилетия.

По этому случаю мы отправились в архивы Дома, нашли там самое замечательное из прошлых коллекций, смешали с новыми вещами, а фотограф Мэтт Ирвин для нас все это увековечил на фотопленке. Вышло так, что и жакет из твида, и легинсы с принтом зебры 1986 года, и платье из шелка, усыпанное цветами, 1981 года выглядят едва ли не лучше, чем когда они вышли. Поэтому счастливые обладатели пиджаков с пестрой подкладкой и пальто с набивными цветами могут смело стряхнуть пыль со своего бесценного винтажа (где это сделать? Читайте текст «Вот теперь тебя люблю я» в этом номере Vogue) и отправляться раскрашивать серую от осени Москву. Вещи Kenzo, как и их создатель, с вечной мальчишеской улыбкой на  лице, никогда не стареют. Они сшиты для того, чтобы создавать хорошее настроение, а не отражать запросы времени.

Такада родился в 1939 году в провинции Хиого, в деревушке у подножия древнего замка Химейи. Кензо был пятым и последним ребенком в семье. Он впервые заинтересовался модой, читая журналы своих сестер. Потом стал одним из первых студентов токийского Bunka Fashion College, в 1964 году приехал в Париж и в 1970-м открыл свой первый бутик c одеждой Jungle Jap. Такада уже тогда вынашивал планы совершить революцию в мире моды: не зря же дал своему бутику такое название! А оно действительно было «с двойным дном». Jungle Jap: можно понять как «засада в джунглях», а можно — как «япошка из джунглей», причем Jap — не просто сокращение от Japan, а сокращение уничижительное. Вскоре Такада основал собственный Дом моды. Он точно знал, чего хочет: создать свой, особенный стиль, в котором сочетались бы японское и парижское начала. «Кензо всегда был представителем «антикутюр», но он мог сшить традиционное кимоно из лучшего французского трикотажа и вывязать на нем изображение тигра», — утверждает Маррас.

После таких экспериментов земляки назвали Кензо самым западным из всех японских дизайнеров. Смешение разных культур и индивидуальных черт — от скандинавских свитеров до мексиканских накидок, декоративные элементы, заимствованные у американских индейцев, египтян, африканцев, тирольские и боливийские костюмы — он создавал новую географию, не знающую границ. В конце 1970-х Кензо Такада явил миру празднество безудержной фантазии и смешения культур: один из его показов, проводившийся в цирковом шатре, венчал парад наездниц, а сам дизайнер выезжал на слоне. Такада оказался настоящим «фэшн-туристом». В 1986 году он назвал свою коллекцию мужской одежды «Вокруг света за 80 дней». 

До России марка доехала только в 1995 году, ее первый бутик открыла компания Bosco di Ciliegi в ГУМе в День милиции 10 ноября. «С тех пор все начало меняться. Новые краски, ткани и люди стали занимать свое место в облике новой Москвы. Kenzo для меня тогда был прорывом. Праздник это был — вот что! Когда открылся Kenzo, газета «Коммерсантъ» вышла с передовицей: «Состоялось главное событие этой осени», – вспоминает Михаил Куснирович. – Теперь таких передовиц не бывает, пообвыклись». Очень скоро, в 1999 году, Такада решил уйти на покой, передав дела Жилю Розье. В августе 2004 года креативным директором компании стал Антонио Маррас.

Внимание парижского Дома моды к дизайнеру с Сардинии привлекла коллекция, при разработке которой Маррас уделил первостепенное внимание орнаментам стран Восточной Европы, особенный успех имели два бордовых платья макси с цветочным принтом. Маррас начал работу в Доме Kenzo с посещения архивов. «Есть люди — так называемые книжные черви. Это я. При виде старых библиотек я впадаю в транс и забываю обо всем на свете», — усмехается Маррас. Чем больше Маррас копался в архивах Kenzo, тем лучше понимал: он и Такада не такие уж разные, как кажется на первый взгляд. Во-первых, у них общая страсть к технике лоскутного шитья и к смешению тканей, во-вторых, они оба — выходцы с островов. В-третьих, в работах и того и другого прослеживается связь с выдающимися произведениями искусства. Кензо черпал вдохновение в полотнах Василия Кандинского и Дэвида Хокни. А в июне в парижской Studio 55 он выставлял серию автопортретов, на которых предстал в кимоно, выполненных из тканей с цветами, птицами и прочими культовыми персонажами его коллекций. А в коллекциях, которые Маррас придумывает для Kenzo, легко узнать мотивы Льва Бакста — насыщенный синий и зеленый цвета, роскошная парча в сочетании с новомодным бохостилем.

В коллекции осень–зима 2010/2011 многоцветная палитра национальных костюмов восточно-европейских стран сочетается с иконописным стилем а-ля Мария Шнайдер из «Последнего танго в Париже». «Я люблю живопись, театр и кино, они всегда становятся частью моей работы, и идеи коллекций Kenzo обычно возникают из образа, книги, картины или фильма. Обожаю Дэвида Линча. Ну разве не здорово было бы увидеть историю Kenzo в стиле «Твин Пикс»? — Антонио улыбается. — С удовольствием посмотрел бы, как режиссер-мистик вроде Линча взглянул бы на Kenzo со своей собственной, революционной точки зрения».

На ближайшее будущее Маррас ставит себе одну-единственную цель — двигать Дом вперед. «Последние семь лет были самыми сложными в моей жизни, но в награду за бессонные ночи и поседевшую голову я получил целую вселенную, мир чудес, — говорит он. — Каждый раз, когда я прихожу в студию Kenzo, чувствую себя как ребенок в магазине игрушек. Есть только я и километры дорогущей парчи и шелка. А если серьезно, то этим юбилеем мы закрываем очередную главу в истории Kenzo и начинаем новую».

Маррас возвращается к своему рисунку. Капли кофе высохли; небрежно начерченная в блокноте оконная рама стала блекло-коричневой. Антонио откладывает ручку в сторону и умолкает, хотя, кажется, на губах его блуждает улыбка. Наверное, сквозь это воображаемое окно путешественник Маррас уже видит новые диковинные страны, умопомрачительные платья, фантастические образы безграничной вселенной Kenzo.

347_RV_09_10_01.p1.jpg

Шарф и жакет из шерсти и хлопка, почно из хлопка, 
очки из пластика, ботинки из замши, все Kenzo.

348_RV_09_10_01.p1.jpg

Жакет, жилет и шляпа из твида; топ и легинсы 
из шерсти, все коллекция осень-зима 1986, Kenzo; туфли 
из кожи и меха норки, Christian Louboutin.

350_RV_09_10_01.p1.jpg

Слева: платье из шелка и атласа, шапка из каракуля, 
сумка из соломки, все коллекция осень-зима 1981, Kenzo
На странице справа: платье и шаль из шелка, все 
коллекция осень-зима 1982, Kenzo; ботинки из замши, 
Kenzo; серьги, золото, бриллианты, Chopard.

352_RV_09_10_01.p1.jpg

Справа: пальто, шарф и шапка из искусственного меха, кардиган и джемпер из шерсти, шарф из шелка и кашемира, все коллекция осень-зима 1979, Kenzo; бра, шорты, пояс из кружева и чулки из лайкры, все Agent Provocateur; ботинки из замши, Kenzo; серьги, платина, бриллианты, изумруды, Cartier. 
Слева: блузка, брюки и пояс из хлопка и льна, все коллекция весна-лето 1984, Kenzo; серьги, платина, бриллианты, Cartier.

Текст: Anna Battista. Фото: Matt Irwin. 
Стиль: Victoria Young. Макияж: Hiromi Ueda/Julian Watson. Прически: James Pecis/D+V for Bumble+Bumble. Маникюр: Sophy Robson/Streeters London. Ассистент стилиста: Carlos Nazario. Модель: Ana Beatriz Barros/Elite NY. Ретушь: 
www.studioprivate.co.uk
комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad