Как важно быть серьезной

Креативный директор Дома моды Gucci Фрида Джаннини работает и днем и ночью. И даже когда отдыхает. Редактор моды русского VOGUE Полина Сохранова может в этом поклясться: видела все собственными глазами
Фрида Джанини фото интервью и биография креативного директора Gucci

На Фриде Джаннини: жакет из шерсти, рубашкаиз хлопка, брюки из шерсти с эластаном, сапоги из кожи, все **Gucci. На коне: попона из шерсти и хлопка, **Gucci.

Рим, 11 часов дня. Сегодня у дизайнера Gucci Фриды Джаннини выходной. Она едет кататься на лошадях и сниматься для русского Vogue. Таких дней у Фриды в году не больше пятнадцати, да и те удается выкроить с трудом. Ее огромный «мерседес» с водителем, похожим на охранника в ночном клубе, останавливается у конюшен неподалеку от виллы Боргезе. «Доброе утро, — улыбается Фрида, выходя из машины, и вытаскивает за собой огромную брезентовую сумку — Gucci, да, Gucci, — набитую вещами. — Не удивляйтесь, я вынуждена все время таскать с собой эти баулы, чтобы вместить свои четыре телефона, iPad, косметичку и прочие мелочи. В изящную дамскую сумку они просто не влезают».

В юности Джаннини училась конкуру и даже выступала на соревнованиях. «Мне прочили чемпионское будущее, но лет в семнадцать пришлось бросить. Учеба в университете стала отнимать столько времени, что на тренировки его не оставалось». Искреннее сожаление или дежурная грусть? С тех пор Фрида ездит верхом, как говорится, по праздникам, но мастерство наездницы ничуть не утратила. Вот она уже в парадном жокейском пиджаке с вышитым гербом уверенно ведет вороного скакуна к открытому манежу. Вставляет ногу в стремя, взлетает в седло и трогается рысью. «Я выбрала конный спорт случайно. По крайней мере, так мне казалось. Лошади — чрезвычайно умные создания, и успех в общении с ними зависит от твоего характера. Рядом с ними нужно все время доказывать свое превосходство. А это именно то, что мне хорошо удается». Нескромно? Ну да, но скромных не назначают главными дизайнерами легендарных марок, их удел — шестки пониже.

Безупречно уложенные волосы, очень аккуратный внешний вид, острые черты лица, слегка поджатые губы. Такие бывают только у серьезных, если не сказать строгих женщин. И капризных, кстати говоря. И чуть кокетливых. Но Фрида никогда не заигрывает, не отводит глаза, а всегда смотрит прямо на вас и говорит только правду. Во всяком случае, кажется, что только ее.

Впервые мир услышал имя гордой римлянки в 2004 году. Том Форд объявил тогда об уходе с поста креативного директора Дома Gucci, и руководство Gucci Group возвело на престол тогдашнего директора по дизайну сумок — Фриду Джаннини. Широкой публике о ней было известно немного: папа — архитектор, мама — искусствовед, окончила римскую Академию моды, c 1997 года работала под руководством Карла Лагерфельда в Доме Fendi, а с 2002‑го — трудилась в Gucci. Пресса встретила Джаннини холодно. Тома Форда в то время почитали пророком номер один, самым стильным и успешным человеком в моде. И фигура неизвестной 32-летней итальянки на его фоне выглядела, скажем так, не слишком убедительно. Некоторые просто не могли смириться с отставкой Форда и прочили славному Дому скорый конец.

Отзвук тех событий погас не до конца. Пресс-служба Gucci до сих пор советует не увлекаться вопросами о предшественнике. Но даже если увлечься (нам же только скажи «не делай» — и мы точно сделаем наоборот), Фрида отвечает на них сухо. Не «подчеркнуто сухо», а именно сухо. «Я счастлива, что работала с Томом, у нас были прекрасные отношения». Читай: «Волга впадает в Каспийское море».

В марте 2005 года ей только предстояло доказать, что она первоклассный дизайнер и что женщина может управлять таким модным гигантом, как Gucci, не хуже мужчины. Пять лет спустя в этом нет сомнений даже у самых яростных ее оппонентов. А руководство компании так доверяет Фриде, что в прошлом году даже разрешило ей перевезти дизайнерскую команду в Рим. Теперь главный офис Gucci располагается в палаццо Альберини XVI века, а совсем не в дивном особнячке на задах отеля Diana Majestic в Милане на виале Пьяве. Сама же Фрида въехала в двухэтажный особняк 1930-х годов на зеленом холме в районе Gianocolo. Всех, кто проживает здесь, обычные римляне называют королями. «Я убежденная римлянка и хочу жить только в этом городе. Здесь самая правильная атмосфера для творчества: старинные здания прекрасно сочетаются с модными ночными клубами, чистое небо и солнце светит больше половины года, потрясающе вкусная еда».

Вкусная-то вкусная, но в ресторане при конюшнях с типичной римской кухней — баклажанами, запеченными с томатами и моцареллой, артишоками в оливковом масле — Фрида просит приготовить шпинат, которого в меню нет. Закуривает крепкий Philip Morris и прищуривает глаза. Кажется, ей лучше этого не делать: черты ее лица становятся еще острее.

«Я никогда не отключаю мобильные телефоны, иначе не могу уснуть. Вдруг партнеры из Японии позвонят? Вы удивитесь, но без моего ведома в компании ничего не происходит».

На Фриде Джаннини: поло из хлопка, брюки из эластана, сапоги из кожи, все **Gucci.

А вообще в компании происходит много чего. Судите сами: Фрида контролирует мужскую и женскую коллекции, вникает в разработку каждого нового аромата, выбирает команду для съемок рекламной кампании, придумывает дизайн магазинов Gucci и руководит всеми благотворительными проектами. И занимается инновациями. «Прямо перед Каннским кинофестивалем мы открыли ателье по пошиву платьев для красной дорожки Gucci Première. Мы не хотим заработать на этой линии денег. Служба работает так: несколько раз в год перед крупными церемониями («Золотой глобус» или «Оскар», например) мы шьем новые вечерние платья. Актриса или певица выбирает то, что ей понравилось, выходит в нем на красную дорожку, а потом возвращает нам. Пока эти платья продаваться не будут. С этих нарядов начнется архив Gucci новейших времен».

Архив, музей, новые проекты и возрождение старых традиций — чем еще запомнится эпоха Джаннини? С одной стороны, Фрида — убежденная традиционалистка, прикладывает все силы для того, чтобы производить все — от шуб до перчаток — в Италии на тех же фабриках, что и сорок лет назад. Финансовый кризис заставил дизайнера вспомнить популярные вещи прошлых лет, проверенную кассой классику, возродить сумки с бамбуковыми ручками и платки с цветочным принтом Flora. В своей последней коллекции Фрида очевидно старалась показать все величие итальянского портновского искусства. На подиум вышли модели в знаменитых узких и чуть расклешенных книзу брюках по моде конца 1960‑х. Женщины не раздумывая сметают их в бутиках Gucci, а еще — платья с вырезами на самых неожиданных местах, идеальные рубашки для офиса и жакеты из пушистой лисы. Все это Фрида собрала на подиуме во время последнего показа в Милане. И это не говоря о сумках с переплетенными буквами G и мокасинах с фирменной красно-зеленой репсовой лентой, которые мы находим в коллекции прет-а-порте.

С другой стороны, Джаннини правит в то время, когда в интернете зарегистрировано шесть фальшивых Фрид. Они пишут от ее лица «всякие глупости». Через месяц после показа, проходя по виа деи Кондотти, в витринах магазинов она видит дешевые копии своих трудов, а ее день состоит из встреч с мерчандайзерами, а совсем не из сидения на солнышке на пьяцца ди Спанья. «Конечно, иногда мне нужно запереться у себя дома с сигаретой и бокалом вина, чтобы сконцентрироваться и подумать, куда двигаться дальше, но в остальном сегодняшний дизайнер совсем не похож на дизайнера двадцатилетней давности. Новый дизайнер — лишь гайка, пусть и очень важная, в огромном механизме моды».

И попадание в этот механизм абсолютно безжалостно к личному пространству счастливчика. «Я не знаю, где кончается моя работа и начинается личная жизнь. Моя профессия и есть моя жизнь». Тем не менее, уже работая в Gucci, Фрида Джаннини успела выйти замуж и... развестись. Но у нее остались тихие вечера в кругу семьи, гигантская музыкальная коллекция и любимые лошади. И доказательства собственного превосходства, которые ей действительно отлично удаются.

378_RV_09_10_01.p1.jpg

На Фриде Джаннини: поло из хлопка, курткаиз нейлона, **Gucci.

Фото: Luca Stoppini. Стиль: Frida Giannini. Прическа: Antonio Zinni. Макияж: Luciano Squeo.
Журнал Vogue благодарит центр верховой езды Casale San Nicola Di Roma за помощь в организации съемки.

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.