You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Арт-хаус

Миланская квартира Консуэло Кастильони, креативного директора Marni, такая же, как и ее мода: авангардная и жизнерадостная

Арт-хаус

Проволочные куз­нечик и ослик переехали из дома на Форментере

Если кто-то скажет, что нельзя быть одновременно буйным и сдержанным, отвечу: можно, и я видела это собственными глазами. Только такое парадоксальное определение подходит к миланскому жилищу дизайнера Marni Консуэло Кастильони и ее мужа, исполнительного директора итальянской марки Джанни Кастильони. В каждой комнате — мощные цветовые пятна, например баклажанные полы, красный ковер, изумрудная столешница, но при этом квартира кажется светлой и воздушной. И в этом безошибочно угадывается почерк хозяйки: Marni — марка авангардная, и цвет — часть ее ДНК.



Обитые овчиной кресла середины 1960-х и торшер с оригинальными плафонами в гостиной — находки с блошиного рынка



Консуэло встречает меня в гостиной, и мы садимся на один из диванов шоколадного цвета. «Вообще-то по моей задумке они должны были быть зелеными — я выбрала обивку красивого, как мне казалось, бутылочного оттенка, но когда их привезли из мастерской, наша дочь Каролина воскликнула: «Какой ужас!» И была абсолютно права! Так я поняла, что маленькие образцы ткани часто обманывают».



Консуэло Кастиль­они в гостиной рядом со скульп­турой «Девушка со спины» итальянского натуралиста
Джузеппе Бергоми: «Ее прическа, фасон пуловера и его цвет — все это так похоже на меня!»


Мы осматриваем дом, но Консуэло по большей части комментирует не обстановку, а содержимое рамок на стенах: вот семейные снимки, вот работа ее ­любимой фотохудожницы, американки Синди Шерман. На стене в столовой — фреска с изображением младенца. «Она напоминает мне детские фотографии Джанни», — смеется дизайнер.



Письменный стол 1950-х годов куплен на блоши­ном рынке в Милане, лампы — в Лондоне.



Свою биографию здесь имеют почти все предметы интерьера — хозяйка дома регулярно отправляется в экспедиции на антикварные или блошиные рынки, но поиски не всегда связаны с необходимостью закончить оформление одного из семейных домов (еще есть дома в Форте-деи-Марми и на Форментере).



Окна кабинета выходят в сад — от бурлящего города его отделяет чугунная ограда.


«Мы живем в этой квартире уже пятнадцать лет, но я не могу сказать, что ее интерьер закончен. Я постоянно перевожу вещи с одного адреса на другой, чтобы освободить место для новых приобретений». Когда мы заходим в спальню, Консуэло, показывая мне стул датчанина Арне Якобсена с брошенной на него темно-зеленой шкурой пони, говорит: «Красивый мех, да? Нужно будет сшить из него сумку или даже пальто».



«Мое рабочее место всегда у мудборда — из вдохновивших меня фотографий, образцов ткани,

журнальных вырезок делаю коллаж и после этого приступаю к созданию коллекции».



В холле любимые арт-объекты хозяйки дома — коллаж примитивиста Гэри Хьюма из серии Sister Troop и скульптура итальянца Валерио Беррути.
Лиловая оттоманка — первый предмет, который был куплен для этой квартиры.

комментарии