You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Друзья в полосочку

Александр Родченко и Варвара Степанова как нежные супруги и изобретатели современной моды – на выставке в Пушкинском музее

17 Декабря 2014 Анна Федина

Родченко и Степанова на пробах к фильму Эйзенштейна «Старое и новое», 1926
Родченко и Степанова на пробах к фильму Эйзенштейна «Старое и новое», 1926

«Комбинезончик твой — осиная модель», — писал Андрей Вознесенский. Поэт-шестидесятник имел в виду вовсе не Ива Сен-Лорана, хотя кутюрье тогда же выпустил на подиум комбинезон цвета хаки. А русского авангардиста Александра Родченко — художника, знаменитого тем, что создавал картины с помощью линейки и циркуля, и фотографа, который первым стал снимать с неожиданных, очень резких ракурсов, превращая репортажную фотографию в авангардную. Родченко как художника-конструктивиста знают многие, а вот о том, что он и его жена, Варвара Степанова, хотели стать создателями советской моды и щедро разбросали по своим эскизам идеи, которыми с тех пор вовсю пользуются современные дизайнеры, известно далеко не каждому. Этот пробел и призвана восполнить выставка в Пушкинском. 

В 1920 году левые художники постановили, что пора перейти от абстрактных чертежей к реальным делам и поставить искусство на службу производству. Родченко пошел преподавать на металлообрабатывающий факультет ВХУТЕМАСа, Степанова — на текстильный. Пришедшему к власти пролетариату требовалась одежда для работы, занятий спортом и отдыха — практичная, комфортная, осмысленная. И не только пролетариату, и не только в России: век новых технологий и эмансипации в принципе требовал новой моды. И они взялись за дело. 

из
Рисунок для ткани, В. Степанова, 1924

Рисунок для ткани, В. Степанова, 1924

Варвара Степанова в платье с принтом по своему рисунку, 1924

Варвара Степанова в платье с принтом по своему рисунку, 1924

Варвара Степанова в платке из ткани  по рисунку Любови Поповой, 1925

Варвара Степанова в платке из ткани по рисунку Любови Поповой, 1925


«Как одевались первые летчики? Как ямщики: тулуп, кожаная кепка, примотанная шарфом, мотоциклетные очки и краги, — рассказывает внук Родченко и Степановой, профессор Строгановского училища Александр Лаврентьев. — А конструктивисты считали: раз есть техника, нужна подобающая экипировка. И сами они, кстати, одевались в духе эпохи — то ли как шоферы, то ли как пилоты: кожаная куртка, шлем, галифе». 

Это Родченко и Степанова без малого сто лет назад стали выделять молнии, швы и карманы, придав им еще и декоративную функцию. Они же разработали комбинезон инженера-конструктора с огромными карманами, кожаными вставками и узким поясом. Вставки, защипы, складки, манжеты — все, что требовало излишка ткани, — Степанова убрала, взамен предложив скроенные по прямой платья-рубашки с яркими оптическими рисунками. Такие принты появились на подиумах в 1960-е, а Дрис ван Нотен и Миучча Прада и сейчас их большие поклонники. 

Студенты в спортивной форме  по эскизам В. Степановой, 1924
Студенты в спортивной форме по эскизам В. Степановой, 1924

В 1925 году Родченко делегировали на Всемирную парижскую выставку оформлять павильон СССР. Пролетарский художник отчаянно скучал и строчил письма своей возлюбленной Степановой, описывая местные моды, нравы и новую шляпу, которую пришлось купить, чтобы не выделяться из толпы: «Женщины совсем сзади ходят обтянутые... Одеваются одинаково, так, что своей жены не найдешь... Они здесь действительно хуже вещи, форменным образом сделаны, все: руки, походка, тело. Сегодня мода, чтобы не было грудей, и ни у одной их нет...» Париж он критиковал, но тенденции подмечал зорко: «Здесь выпускают текстиль не только с тем, чему у нас так любят подражать, — фантазии, — а и геометрические рисунки я видел. Такими же рисунками обклеены все комнаты. Ты скажи на фабрике — от трусости они опять плетутся сзади». 

Родченко бранит начальников Первой ситценабивной фабрики, куда художницы Варвара Степанова и Любовь Попова тележками возили эскизы с геометрическими принтами в духе конструктивизма, который вывел советский дизайн в мировые лидеры. На выставке в Париже построенный Родченко Рабочий клуб пользовался не меньшим успехом, чем проекты Корбюзье. А ткани, аналогичные степановским, делала родившаяся в Полтавской губернии и переехавшая во Францию художница Соня Делоне. 

из
Рисунок для ткани, В. Степанова, 1924

Рисунок для ткани, В. Степанова, 1924

Рисунок для ткани, В. Степанова, 1924

Рисунок для ткани, В. Степанова, 1924

Эскиз спортивного костюма, В. Степанова, 1923

Эскиз спортивного костюма, В. Степанова, 1923

Супруги в мастерской, 1920

Супруги в мастерской, 1920

Александр Родченко с трубкой,  фото: Михаил Кауфман, 1924

Александр Родченко с трубкой, фото: Михаил Кауфман, 1924

Эскиз комбинезона, А. Родченко, 1922

Эскиз комбинезона, А. Родченко, 1922


Продуманность и практичность были важны не только в одежде, но и в мебели. В уплотненных квартирах и общежитиях не развернешься, и Родченко придумывал складные стулья, кресла-кровати и обеденный стол, который мог превращаться в чертежный, а внутри был встроен рулон со скатертью. Сегодня, будто по чертежам Родченко, работают шведы из «ИКЕА». 

Мобиль, 1920; стул для  спектакля «Инга», 1929, все дерево, Александр Родченко
Мобиль, 1920; стул для спектакля «Инга», 1929, все дерево, Александр Родченко

Увы, платья с ромбами, кругами, зигзагами не были поставлены на поток — далекие от авангарда покупательницы требовали романтичных цветочков. Тему конструктивизма в театре, одежде и дизайне окончательно в 1929 году закрыл спектакль Всеволода Мейерхольда «Клоп», в котором Родченко оформлял сцены будущего. У мужчин — клеенчатые комбинезоны, у женщин — короткие прямые платья с отстегивающимися фартуками и карманами. Через полгода после премьеры застрелился Маяковский, над театром Мейерхольда начали сгущаться тучи, эксперименты прекратились. Родченко с головой ушел в фотографию, Степанова делала книжные обложки и афиши. Незадолго до смерти, в 1956 году, «формалиста» Родченко исключили из Московского союза художников. «Мама спрашивала бабушку: «Почему дедушка всегда такой сердитый?» — вспоминает Александр Лаврентьев. — А Степанова ей объясняла: «Представь себе машину, которая все может, а работы для нее нет». От депрессии спасали только дом и семья — выставка в Пушкинском не зря называется «В гостях у Родченко и Степановой». Основанная на коллекции, которую Лаврентьев передал в дар ГМИИ в 1992 году, экспозиция воссоздаст обстановку квартиры художников, где они жили, работали, играли в маджонг с Маяковским, Крученых, Бриками. Где Степанова шила на машинке «Зингер», а Родченко проявлял снимки. Будут на выставке и личные письма, которые правнуки для нашего удобства переписали более разборчивым почерком.


еще в разделе Журнал

Дочка силы

Дочка силы

Двадцатидвухлетняя модель Джорджия Мэй Джаггер – о папе Мике Джаггере и маме Джерри Холл, моде, любимых духах, инста­граме и всём-всём-всём

Золотой стандарт

Золотой стандарт

Такого не было еще никогда: новейшие технологии позволяют стать красавицей абсолютно любой женщине. Какие из них лучшие и во сколько обойдется красота?

комментарии /


самое популярное

Все, что вам нужно знать о Катрин Денев
Новости Все, что вам нужно знать о Катрин Денев

В день рождения «золотой девочки» французского кино вспоминаем, за что ее так полюбил весь мир

Мальчишеская стрижка Марины Вакт
Новости Мальчишеская стрижка Марины Вакт

Французский томбой — это очень сексуально


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru