You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Движение «Наши»

Новые российские кремы составят конкуренцию швейцарским

10 Мая 2013 Маргарита Королева

Если в России лучшие в мире хоккеисты и балерины, почему не может быть лучших производителей косметики?» Слова президента фармацевтической компании «Фарм-синтез» Анны Назаренко, может, звучали бы чересчур самонадеянно, если бы она говорила их в «Brasserie Мост» за бокалом шампанского, но не в государственной лаборатории Научно-исследовательского института химии и технологии элементоорганических соединений. Здесь нас окружает множество людей в белых комбинезонах и масках: все они работают над проектом Назаренко — первой российской клеточной косметикой класса люкс Excellance Moscow.

История клеточной косметики началась со швейцарской клиники La Prairie, клиенткой которой, кстати, является и Назаренко. Ровно сто лет назад доктор клиники Поль Ниханс начал колоть пациентам препараты из эмбриональных клеток овец — после курса таких инъекций улучшалось самочувствие, становился более крепким сон, прибавлялось сил. «Побочным эффектом» стало заметное улучшение качества кожи — она начинала сиять, разглаживались мелкие морщинки. После этого открытия клеточный материал стали использовать в косметике — в авангарде были швейцарские бренды La Prairie и Cellcosmet.

Похожая история произошла с рож­дением российской марки Excellance. Перед домохозяйкой Анной Назаренко, которой четыре года назад достался фармацевтический бизнес мужа после его скоропостижной смерти от сердечного приступа, стояла непростая задача — встать у руля дела, которым она никогда не занималась. Тем не менее она справилась, не только не растеряв, но и приумножив семейный капитал. При участии известного клинического фармаколога, в прошлом заведующего отделением неврологии больницы Центросоюза РФ, Михаила Соколова, Анна запустила на рынок революционный лекарственный препарат «Целлекс» для лечения острых инсультов и других неврологических заболеваний. В его составе — пептиды и белки, выделенные из эмбриональной ткани ягнят, и полинуклеотиды из молок осетровых рыб. Этот инъекционный препарат изготавливается в России, а животные и рыба для производства лекарства берутся в известных подмосковных и сибирских фермах и хозяйствах.

В линии Excellance Moscow двадцать восемь средств для домашнего ухода и двадцать семь для салонного – они отличаются по концентрации.  Среди них пилинги, лосьоны, маски, сыворотки, дневные и ночные кремы. Приобрести продукцию можно в московской клинике Лии Гавашели. www.gavasheli.ru
 
Так же, как Поль Ниханс, Михаил Соколов с коллегами обратили внимание, что после инъекций «Целекса», кроме всего прочего, становится заметно лучше кожа. Это наблюдение и стало отправной точкой для создания косметологической линии Excellance Moscow, в основу которой лег инновационный белково-пептидный комплекс. «Себестоимость этого комплекса очень высока — один грамм обходится компании в четыре тысячи евро. Выпускать кремы с такими затратами амбициозно и рискованно, но мы идем на этот риск — чтобы доказать, что возможно и в России создать качественную и инновационную косметику», — говорит Назаренко. Це­ны на средства Excellance Moscow не низкие — самая дорогая сыворотка стоит десять тысяч рублей. Но это значительно дешевле швейцарских аналогов.

Марка Назаренко — не единственный пример того, как современная Россия заявляет о себе в индустрии красоты. В прошлом году в московских клиниках появились средства Hyamatrix оренбургского ученого Рамиля Рахматуллина — в их составе наномолекулы гиалуроновой кислоты. До выпуска инновационной косметики Рахматуллин занимался разработкой биокожи.

Теперь Назаренко всерьез подумывает о выводе Excellance Moscow на мировую арену. Она уже вручила образцы средств известному французскому косметологу Бернару Айо, на прием к которому регулярно ходят Дженнифер Анистон и Сандра Баллок. Протестировав кремы, гуру косметологии сделал Анне лучший комплимент — начал продавать Excellance Moscow в своей парижской клинике.
Увлажняющий крем Ultra Facial, 1 010 руб., Kiehl’s.
Лесной городок

Для американской марки Kiehl’s Россия – еще и источник вдохновения. Москвичку Лесю Парамонову, основавшую марку Les, в Kiehl’s попросили придумать дизайн лимитированного флакона для увлажняющего крема Ultra Facial, любимого Бейонсе и Риз Уизерспун.
комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad