You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Химия любви

Секс как в медовый месяц, страсть на века – благодаря иссле­дованию гормонов наука вплотную прибли­зилась к формуле семейного счастья

7 Января 2015 Мария Шувалова

На Аманде: кожаные брюки, Philipp Plein. На Уилле: джинсы, Boss
На Аманде: кожаные брюки, Philipp Plein. На Уилле: джинсы, Boss

В «Мастерах секса», одном из самых популярных сериалов прошлого года, доктор Мас­терс и его секретарша Вирджиния Джонсон занимаются сексом подолгу и в разных позах. К их телам прикреплены датчики, после оргазма любовники надевают белые халаты и вновь становятся учеными: расшифровывают эхограммы,­ конспектируют свои ощущения, стетоскопом­ и микроскопом пытаются разъять таинство секса ради науки и счастья семей, пускай и в ущерб собственным. Из биографии настоящего доктора Мастерса (гинеколога из Луизианы, который в 1960-е первым в мире задался вопросом, что происходит с организмом человека во время секса) я знаю, что скоро он разведется с женой и сделает предложение Вирджинии. И в отличие и от героя, и от самого доктора я знаю, почему это произошло: во время секса в кровь попадает гормон окситоцин, который усиливает привязанность, а при условии, что у партнеров есть симпатия и сексом они занимаются достаточно часто, он способен вызвать любовь. Если бы в 1960-е Мастерс знал о такой роли гормонов — стал бы он рис­ковать своей семьей и ставить лабораторные опыты с Вирджинией? 

Сегодня мы знаем о своем теле гораздо больше, чем даже двадцать лет назад. Одно из открытий ученых в постмастерскую эпоху — представление о гормонах как о регуляторах поведения человека. Про гиперсексуального мужчину мы говорим, что «у него избыток тес­тостерона». Когда чувствуем себя несчастными — вспоминаем о гормоне радости серотонине. Но самое главное — мы можем разложить на ингре­диенты любовь. Более того: знаем, что разные формы, которые она принимает, обусловлены биохимией. 

Есть любовь-страсть, где бал правят половые гормоны эстроген и тестостерон. Существует и другая форма любви — влюбленность: зацикленность на объекте своих чувств, потеря аппетита и сна. На этой стадии в организме бушует коктейль из дофамина (причем в том же отделе мозга, который реагирует на кокаин и никотин, — еще немного, и страдающих от несчастной любви начнут отправлять к наркологу), норадрена­лина (и вот уже нас бросает в жар, и сердце бьется чаще) и серотонина. А еще бывает любовь-привязанность: крепость семей охраняют окситоцин и вазопрессин. 

Неужели проблемы, которые раньше можно было решить только на кушетке у психоаналитика — измены и угасание страсти, дилемму «один любит, а другой позволяет себя любить», — теперь можно снять с помощью фармакологии, ведь нам известны все нужные ингредиенты! Действительно ли мир находится на пороге создания таблеток от измен, чтобы влюбиться, для долгого счастливого брака? 

О гормонах в контексте любви мир заговорил благодаря животным. Два вида мышей-полевок, степные и луговые, живут в одинаковых условиях, но первая моногамна и честно выполняет родительские обязанности, а вот вторая — злостный изменщик и плохой семьянин, в гнезде с детенышами она почти не появляется. Ученые выяснили: у видов по-разному работает система окситоцина и вазопрессина — у степных она активнее, чем у луговых. 

Дальнейшее расследование показало: вазопрессин и окситоцин действительно можно назвать гормонами счастливой семьи (уменьшение окситоцина уменьшает родительскую опеку, повышение — усиливает). «Это очень важное открытие, — говорит доктор биологических наук Дмитрий Жуков, автор книги «Стой, кто ведет? Биология поведения человека и других зверей». — Прежде считалось, что социальное поведение человека основано исключительно на нейрональных механизмах. А тут обнаружилось, что есть гормоны-регуляторы. То есть теоретически можно сделать анализ и составить прогноз: будет ли мужчина хорошим отцом, будет ли он склонен к разводу». 

Согласитесь, от таких перспектив кружится голова. И в лаборатории наверняка выстроятся очереди — прежде чем сказать «да», невесты захотят гарантий, что перед ними «полевка степная». Потому что ученые знают: полигамность не лечится. Ни одна мышь из рода полигамистов, воспитанная моногамными родителями, не стала моногамной во взрослой жизни, то есть воспитание, положительный пример — все это против биохимии бессильно. 

Значительный вклад в создание формулы любви сделала американка Хелен Фишер, доктор биологической антропологии, профессор Университета Ратгерса в Нью-Джерси. На аппарате МРТ она просканировала мозг десятков влюбленных и установила: в формировании романтического чувства напрямую участвуют дофамин, норадреналин и серотонин. В написанной по следам исследования книге «Как мы любим?» Фишер утверждает, что романтичес­кая любовь — это не эмоция, а влечение, примерно как желание съесть пирожное после месячной диеты. Кроме того, ученая объяснила, каким образом в результате эволюции современному человеку досталось столько форм любви: «Сексуальное влечение появилось для того, чтобы мы вышли на поиски партнеров, влюбленность — чтобы экономили время для спаривания, любовь-привязанность — чтобы не прогнали партнера, пока растите общего ребенка». То есть можно быть влюбленным в одного, но сексуальное влечение испытывать к другому, мы можем быть влюблены в нескольких человек одновременно. Вряд ли кто-то увидит во всех этих фактах какие-то новые возможности. Скорее — страх, что это может разрушить семью. 

Но подавляющее большинство женщин теоретизированию на тему многоликости любви предпочитают поиск практических решений. Нас скорее интересует, как поддерживать интерес к сексу в браке — и чтобы не просто огонек теплился, а искры летели. Оказывается, тестостерон и эстроген никак на уровень либидо не влияют. Тогда — что? 

Возможно, это гонадоли­берин — малоизвестный гормон, который, однако, является центральным гормоном репродуктивной системы человека. Именно гонадолиберин стимулиру­ет половое поведение — проще говоря, настраивает на секс. Проблема в том, что экспериментальное вве­де­ние гонадолиберина человеку невозможно по этическим соображениям, и пока на свете не появился очередной доктор Мастерс, готовый вызвать огонь на себя, мы не сможем свободно им управлять. Но есть и хорошая новость: на уровень гонадолиберина в организме можно влиять естественными методами. 

Известно, что весной либидо усиливается. Световой день удлиняется, это тормозит выработку мелатонина и повышает секрецию гонадолиберина. Не дожидаясь весны, улучшите освещенность квартиры: вместо одного источника света включайте полную иллюминацию — и ваша сексуальная жизнь станет ярче. 

Еще крайне важно знать о связи гонадолиберина и стресса. Проблемы в постели зачастую связаны не с охлаждением партнеров друг к другу, а с биохимией их мозга: при стрессе синтез гонадолиберина замедляется. «Когда человек испытывает стресс, тормозятся многие функции — мы не хотим есть, не замечаем, что простыли, не чувствуем сексуального влечения», — говорит Дмитрий Жуков. Так что иногда рецептом секса как в медовый месяц может стать собственно медовый месяц — совместная поездка в отпуск. Если же возможности уехать нет, то — барабанная дробь — используйте алкоголь. Звучит банально, но единственный известный способ не дать стрессу ударить по гормональному балансу в организме, — а затяжной стресс нарушает работу всех систем, — выпить (главное, не много и не регулярно). Это единственный способ расслабиться. 

А вот если стресса нет и секса нет, что делать — разводиться? Ни в коем случае. «Есть такое понятие, как доминирующая мотивация. У молодоженов доминантой является секс, они зациклены друг на друге, и никакие производственные проблемы их не волнуют. Если же в данный момент своей жизни человек увлечен карьерой, то все другие формы активности отходят на задний план», — поясняет Жуков. 

И тут произошедшее между доктором Мастерсом и Вирджинией Джонсон в сериале предстает перед нами в абсолютно ином свете. Доктор Мастерс влюбился в свою секретаршу потому, что она разделяла его увлеченность наукой. А от страсти к общему делу до просто страсти оказался всего шаг.



СТИЛЬ: OLGA DUNINA. ПРИЧЕСКИ: JAMES BROWN/PREMIER HAIR & MAKEUP. МАКИЯЖ: ZOE TAYLOR/JED ROOT. МОДЕЛИ: AMANDA WELLSH/IMG LONDON, WILL CHALKER/MODELS 1. АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА: MAX MENA-CHER, SCOTT ARCHIBALD, ROBERT SELF. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: PAU AVIA. ПРОДЮСЕРЫ: AMELIA JACOBSEN, STACEY HUNTER/LOCATION SCOTLAND, ELENA SEROVA. АССИСТЕНТЫ ПРОДЮСЕРОВ: ED SMITH, ELLIOT NEAVE/LOCATION SCOTLAND.

еще в разделе Журнал

Тело как улика

Тело как улика

Ремни, шнуровка, сетка и блестящая влажная кожа танцовщиц – в париж­ском каба­ре Crazy Horse знают, как пробудить чувства

Города и смеси

Города и смеси

Последняя мода из Силиконовой долины: порошки вместо стейков. Что это — путь к вечной молодости или новый психоз?

комментарии /


самое популярное

Кто такая Саша Беляева
Модельный бизнес Кто такая Саша Беляева

Зеленоволосая модель с ангельским голосом, которая скоро покорит весь мир

Белые купальники для тех, кто уже загорел
Выбор VOGUE Белые купальники для тех, кто уже загорел

Не самый простой, но очень красивый пляжный тренд

Неожиданно: русалочий цвет волос Рианны
Новости Неожиданно: русалочий цвет волос Рианны

Пока начальство в отпуске — равнение на главного трендсеттера нашего времени


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru