You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Ключ к замку

Часовщик и изобретатель Ги Семон провел нас по cво­ему фамильному замку Бурнель на востоке Франции

Ключ к замку

Ги Семон у ворот поместья Бурнель


Не стоит ждать рассказа о том, как Ги Семон мечтал о собственном замке и наконец его купил. Да, желающих стать хозяином недвижимости во Франции и пожить настоящим маркизом немало. Но он свой замок не покупал — его семья живет здесь последние восемьсот лет — и к самой Франции относится свысока. «Вольное графство» Франш-Конте, расположенное на самой границе со Швейцарией, Людовик XIV, чтобы присоединить к Франции, завоевывал дважды. «Что тогда творили! — говорит Ги. — Это были настоящие варвары. У бабушки было даже выражение «злой, как француз».

Мы добирались до места на поезде из Парижа, хозяин встречал нас на станции. Через полчаса мы оказались на холме, где и стоит замок, вернее, два замка. Бурнель строился в два приема: старый замок — в XVIII веке, новый — уже в XIX. Чтобы добраться от одного до другого, нужен автомобиль для гольфа. Но Ги Семон показывает свое поместье так, как другие — гостиную. Просто вместо мебели у него здания, вместо декора — лес с кедрами и секвойями, посаженными полтора века назад, рощи, лужайки, цветники, пруды и фонтаны. 


vg_IMG_6641.jpg
Архитектор Нового замка в неоготическом стиле – Клеман Парен. Его работы –  настоящее пособие по французской готике


Я познакомился с Ги лет десять назад — не как с землевладельцем и удельным сеньором, а как с вице-президентом знаменитой швейцарской часовой марки TAG Heuer, принадлежащей французскому концерну LVMH. Она существует с 1860 года, но прославилась, когда в 1971-м квадратные часы «Монако» надел Стив Маккуин в фильме «Ле-Ман» про двадцатичетырехчасовой марафон автогонщиков. С тех пор TAG Heuer является покровителем самых зрелищных спортивных искусств (лица марки — гольфисты, теннисисты, футболисты), выпускает модели для фанатов регат и гонок и имеет в своем активе массу инновационных достижений. Мануфактура марки расположена в швейцарском городе Невшатель. Ги бывает там каждый день, поэтому живет непода­леку. А в родовой Бурнель, что в двух часах езды, приезжает на выходные или тогда, когда ему нужно что-то придумать: «Проведешь здесь субботу и воскресенье в заботах о хозяйстве — увезешь идей на год».

Вообще-то замок был построен маркизами де Мустье. Эта семья до сих пор украшает свои постройки девизом времен крестовых походов: Moustier sera maugré le Sarrazin — «Род Мустье продлится вопреки сарацинам» (надо сказать, что здесь, среди лесов и полей, ни одного сарацина я и вправду не встретил). Ги Семон не маркиз, он из зажиточных землевладельцев, которым принадлежали окрестности. Всего три сотни гектаров: леса, пашни, озера, река, холмы, дороги. Две семьи сущест­вовали бок о бок, наконец в XVIII веке породнились и с тех пор живут в собственном замке и охотятся в собственных окрестных лесах. 


vg_IMG_7928-copie_.jpg
Современная продукция TAG Heuer связана с историей замка Бурнель:
все инженерные открытия рождаются именно здесь


Чтобы содержать Бурнель, предыдущее поколение владельцев открыло при замке гольф-клуб, а на старинной ферме неподалеку — гостиницу. Сам Ги к этому относится скорее скептически: ну да, не им заведено, не ему и менять. Будучи человеком не интерьерным, он ничего не менял даже в своей собственной жилой части, расположенной в башне старого замка, — уж слишком она велика, провел только электричество и интернет, но это не в счет. Со стен замка можно наблюдать за тем, как внизу играют гольфисты. Но на соседнем бастионе висит надпись «Частная собственность, вход воспрещен», и это «мой дом — моя крепость» Ги Семона и его родственников


vg_IMG_8213-copie_.jpg
В башне Старого замка находятся  личные апартаменты  хозяина поместья


Новый замок в неоготическом стиле несколько запущен, как будто бы владелец отбыл в крестовый поход, а управляющий обленился. Зато его сад и лес в образцовом порядке, и Ги пользуется роскошью, которой лишены самые богатые нынешние богатеи: гуляет один в своем собственном лесу, куда можно войти только по его персональному разрешению. И это разрешение мало кому дается. «Мне не нужно быть очень состоятельным, — говорит он, — потому что у меня есть то, что нельзя купить за деньги. Можно купить замок, но не воспоминания и эмоции, которые я испытываю, находясь здесь». Он рассказывает мне о своем детстве в замке, об отце, у которого он научился готовить, и матери, которая показала, как ухаживать за цветами. «Это было счастье! А в школу я ходил с отвращением и при первой возможности сбегал оттуда в лес. В конце концов меня, как неисправимого, отдали в училище слесарей. Там я узнал, как разбирать и собирать моторы».

vg_IMG_8116-copie_.jpg
В одной из гостевых спален старого замка стоят комод и ломберный столик в стиле Людовика XV,
кровать  середины XVIII века


А как же он попал в часовой бизнес? О, это история словно со страниц авантюр­ного романа! Есть такой известный часовщик Рюшонне, который придумал меха­низм с ременной передачей вместо зубчатой. Придумать придумал, а сделать не смог, долго бился над этим вместе с другими специалистами, пока однажды не пожало­вался на судьбу пилоту частного самолета, который подвозил его на очередное аварийное совещание. «Горю твоему помочь не трудно», — отвечал ему Семон. Конечно же, это он сидел за штурвалом! После слесар­ного училища, по-русски говоря ПТУ, он поступил в военную академию, окончив, служил летчиком во французском флоте (ушел в отставку в должности капитан-лейтенанта), преподавал математику в университете Безансона, был конструктором управляемых ракет, главой фирмы, производившей авиасимуляторы для военно-воздушных сил, наконец, просто пилотом.

vg_IMG_8000-copie_.jpg
В колонном вестибюле замка лежат старые турецкие ковры:
при Наполеоне III хозяин  был послом Франции  в Константинополе


Семон мало похож на часовщика — он настолько высокий и мощный, что представить, как он своими огромными ручищами манипулирует колесиками и пружинками, крайне сложно. Но он часовщик, да не часовщик. В TAG Heuer Ги Семон — глава отдела новых разработок. Он подошел к созданию часов с той стороны, о которой лучшие профессионалы этой области и не подозревали, они ходили тайной тропой, он им открыл ворота. С приходом Семона марка выпускает вещи, которые обычным рыцарям шестеренки и не снились, научно-фантастические приборы, которые и часами-то не всегда назовешь: не только затеянную Рюшонне модель Monaco V4, но хронограф, измеряющий тысячную долю секунды, и часы с магнитным балансом вместо пружины. 

vg_IMG_8274-copie_.jpg


Сейчас он обещает создать что-то невероятное, внести невиданное усовершенствование в самое сердце часового механизма, а потом забросить все это дело и заняться чем-нибудь другим. Например, хозяйством, а то лесники совсем отбились от рук: «Деревья надо пересаживать, каждое поколение должно треть леса вырубить и столько же насадить, иначе лес погибнет». 

В замке он, как чернокнижник, занимает башню, хотя синей бороды не носит. Ги одинок, сын и дочка изредка приезжают погостить, но они уже взрослые, у них своя жизнь. В обстановке никаких научных приборов не увидишь. «Я математик, мне хватит бумаги и карандаша», — говорит Семон. Он ходит с ружьем по лесу («убивать зверей я не собираюсь»), разводит в саду пионы и пишет маслом букеты: «Люблю все цветы, но пионы особенно — это непричесанные, непослушные розы». Иногда по субботам устраивает вечера для винолюбов, Ги — известный в своем кругу коллекционер бургундских вин, других потомок подданных бургундских графов (о тех временах напоминает разве что название региона) не признает.


vg_IMG_8007-copie_.jpg
В каминном зале, завершающем вестибюль, как полагается, портреты предков по линии де Мустье


Через пару часов он простится с замком и уедет в Нев­шатель, где купил дом XIX века над озером. Как человек хозяйственный, он его отреставрировал, но считает временным пристанищем. «Мой дом — Бурнель, я тут родился и вырос и буду проводить здесь столько времени, сколько смогу. Даже если судьба забросит меня за океан, полгода буду там, полгода здесь».


vg_IMG_6598-copie_.jpg
Часовня сделана по образцу часовни замка Амбуаз, где был похоронен Леонардо да Винчи



CТИЛЬ: PAU AVIA. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: CLEMENCE RENE-BAZIN. ПРОДЮСЕР: ELENA SEROVA. АССИСТЕНТ ПРОДЮСЕРА: KSENIA FINOGEEVA.

комментарии / 0

оставить комментарий