You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

Корс доллара

Король американского спортивного шика Майкл Корс открывает в России свой первый бутик

Корс доллара

ХЛОПКОВЫЕ ПАЛЬТО, ПУЛОВЕР И ШОРТЫ, МЕТАЛЛИЧЕСКАЯ ЦЕПЬ. ВСЕ MICHAEL KORS


«Мои ребята нашли тут первую статью обо мне. Мне было два­дцать два, а написала ее Анна Винтур, — голос Майкла Корса доносится из глубины его нью-йоркского офиса. — Молодая Винтур тогда сказала: «Корс собирается делать шикарную и при этом функциональную одежду. Cексуальную, но не вычурную». Тридцать лет спустя мы можем констатировать — все так и есть!»

Теннис и яхты, кашемир и шелк, девушки с Парк-Лейн и преппи-модники из престижных колледжей: все это — квинтэссенция американского успеха, которую Корс переложил на язык моды — и так преуспел. Сам дизайнер однажды назвал свои вещи «практичным капризом»: наряды от Майкла — частые гости и на ковровых дорожках. Вот Эмили Блант в роскошном золотом платье с вырезами на талии и спине на прошлогодней церемонии вручения «Золотого глобуса», Миранда Керр в провокационном черном платье с бандажным верхом и Фрида Пинто, которая, казалось, сейчас упорхнет в своем нежном персиковом наряде со шлейфом из страусиных перьев на церемонии в ­Каннах 2014-го.

«Конечно, коллекции начала восьмидесятых и то, что я делаю сейчас, — небо и земля, — продолжает рассуждать Корс, помахивая старой вырезкой из Vogue. — Но я всегда был убежден, что в любом из нас сошлись инь и ян, поэтому можно выглядеть шикарно и небрежно одновременно. И неотступно следовал этой философии. Правда, ассортимент с тех пор значительно расширил — в моей первой коллекции было шестнадцать вещей». В коллекции весна–лето 2015 фирменные элегантность и сдержанность все так же соседствуют с яркостью и игривостью: кипенно-белые приталенные блузки, расклешенные юбки миди, полупрозрачные юбки в пол с редкими вкраплениями пастели, солнечно-желтые тренчи и расцветающие на платьях нарциссы, глицинии, герань.


vg_Courtesy-of-Michael-Kors_By-Victor-Demarchelier-1_.jpg


Империя Корса все время расширяется. В апреле в Москве, в Столешниковом переулке, откроется его флагманский магазин — два этажа, сто семьдесят квадратных мет­ров для одежды, обуви и аксессуаров. Тогда же в ГУМе начнет работу парфюмерный корнер, где можно будет купить коллекцию макияжа и ароматов, созданную Корсом вместе с американским гигантом Estée Lauder. Эрин Лаудер — его давняя подруга, а работают они вместе уже двенадцать лет. «Майкл шьет одежду для таких, как я. Приходишь к нему в магазин, а готовые комплекты уже висят на плечиках, ничего не нужно подбирать, советоваться со стилистом. Да и на показах у него все идеально сочетается — и, что важно, именно для жизни. Я могу одеться в «Корса» с головы до ног и выглядеть безукоризненно», — говорит она.

Что касается макияжа, то базовые туши и тональные кремы он не предлагает, зато дарит настроение. «Чувствуете себя сексуальной? спортивной? гламурной? — сыплет эпитетами Корс. — Подходите к прилавку и говорите: «Хочу свежести, какая помада подойдет?» Название коллекции Sporty.Sexy.Glam говорит само за себя — это ода его любимому спорту, калифорнийским пляжам и рос­кошному загару круглый год, ведь, как пела Шер, в юной Калифорнии никогда не бывает дождей. Помимо солнечных лаков, блесков для губ и помад в коллекции есть и натуральные бежевые оттенки, чтобы подчеркнуть загар, и бронзатор с кистью для его создания. Для ухода за телом Майкл придумал шарики для ванны и мерцающий крем. А еще в линию вошли три аромата — спортивный цитрус, чувственная амбра и гламурный жасмин.

Качество жизни во всех областях — то, чему недавно ставший миллиардером (важное событие в жизни каждого, не говоря уже о дизайнере) Корс уделяет особенное внимание. В вестибюле его офиса сидит помощник среди белых парфюмированных свечей и вазочек с пионами, а Майкл встречает меня и ведет в самые недра — на нем темно-зеленые брюки карго и черная футболка с длинными рукавами. Кабинет идеально чистый и минималис­тичный — квадратный стеклянный стол для совещаний, рабочий стол тоже из стекла и с пионами (цветов, правда, больше, чем у помощника). Низкие полки заставлены фотографиями, на них самые яркие моменты карьеры — вот он с супермоделями Кристи и Наоми, вот его знаменитые рекламные кампании, вот обложки с его нарядами. «Я не делаю бюстгальтеры и корсеты, потому что есть те, у кого это действительно классно получается. Я — за трансформацию», — говорит дизайнер, переходя от фотографии к фотографии.


vg_141119_02_0081_A_CMYK_.jpg
Шелковые блузка и юбка, кожаный ремень. Кардиган из мохера, шелковые блузка и брюки. Все Michael Kors


Корс вырос среди роскошных особняков Лонг-Айленда и был обречен стать дизайнером. Его мать Джоана — известная модель, уже в пять лет мальчик помог ей выбрать свадебное платье и ходил по кастингам. В детстве он мечтал стать актером, снялся в рекламе хлопьев, а подростком открыл в подвале собственного дома магазин Iron Butterfly, где продавал свои первые творения. Позже поступил в нью-йоркский Институт моды и технологии, но бросил через девять месяцев.  «Я никогда не подчинялся модным правилам. Никогда не работал на другого дизайнера». Так Майкл стал продавцом андеграундного бутика Lothar’s в верхнем Ист-Сайде.

«К нам ходили все звезды — от Джеки Кеннеди до Джона Леннона и Йоко Оно, но потряс меня Рудольф Нуреев», — вспоминает Майкл. Именно здесь он познакомился и подружился с Верой Ванг, бывшей тогда редактором моды Vogue: «Все эти женщины будто проносятся в моей голове: с кем я вырос, работал, кого одевал. У меня своя галерея характеров. И никаких привязок к возрасту или фигуре — это может быть кто угодно, от Блейк Лайвли до Сигурни Уивер, от Мишель Обамы до Дженнифер Лопес. Но все они уверенные в себе, активные, знающие, что им нужно. Они обожают моду, но не ее жертвы».

Корс любит вспоминать времена, когда родной Нью-Йорк был дерзким, задиристым, не таким прилизанным. Скучает ли он по своим любимым восьмидесятым, которые так часто воспевает в коллекциях? «Конечно. Когда я только приехал в колледж, то, выходя из общежития, всегда брал с собой двадцатку — на всякий пожарный, вдруг окажусь не в том квартале, — смеется он. — В сегодняшнем Нью-Йорке мне не хватает открытий. Нет больше бунтарских районов, все чинно и благопристойно».

После успеха в Штатах с 1997 года Корс семь лет был креативным директором французского Дома Сéline. «Пожив в Париже, я заметил: парижанки носят зимой белое, пьют за обедом красное вино и едят фуа-гра, — он отчаянно жестикулирует и улыбается. — А в Нью-Йорке все в черном, съедают на ланч листик салата и пьют минералку. И я подумал: «А у француженок есть секрет, они умеют забыть о практичности и побаловать себя».


vg_141119_07_0386_B_CMYK_.jpg
Шелковый топ Michael Kors


«Люди зацикливаются на размере, а надо смотреть, как вещь сидит, и не важно, какая на ней бирка, — продолжает свою исповедь за заданную тему Корс. — И не надо бояться идти в ателье — даже футболки и джинсы нужно шить только там. В эпоху ежедневных фотографий не остается никаких оправданий — мы видим себя со всех сторон и знаем, в чем выглядим хорошо. Попросите друзей сфотографировать вас с разных ракурсов, распечатайте и поймите, какой вам подходит силуэт и цвет. Надо просто почувствовать свой стиль и развивать его. Держите свой образ в голове, но при этом будьте готовы пробовать что-то новенькое. Но люди сегодня боятся экспериментировать».

Кредо дизайнера гласит: создавать одежду — значит постоянно быть начеку, смотреть по сторонам, быть в курсе. Майкл — сова, а не жаворонок. «В офис я прихожу не раньше десяти, могу, конечно, прийти и в девять, но буду не в восторге», — смеется он. Зато они с командой частенько засиживаются допоздна. А после напряженной работы, считает Корс, надо уметь отдохнуть: «Пус­тынный пляж с бульварной газеткой или пикантными мемуарами — вот это мой вариант. Или прокатиться на Запад, в Юту, в калифорнийские горы, на побережье Биг-Сур».


vg_141119_06_0368_C_CMYK_.jpg
Шелковое платье, хлопковая сорочка, шелковая юбка, кожаный ремень и туфли. Все Michael Kors


Мы говорим о путешествиях, и я вспоминаю Диану Вриланд, легендарного редактора моды, которая создавала свои волшебные съемки, не выезжая из Штатов. Она обожала Россию. «Я про нее ничего не знаю, но так люблю», — говорила Вриланд. У Корса похожие чувства: «Я очень долго мечтал о России. Каждые праздники мы ходили в Russian Tea Room — знаменитую нью-йоркскую «Русскую чайную». В красном зале Рождество было круглый год, а в час ночи подавали яичницу с икрой». Его глаза загораются: «Это был шик, блеск, красота. Я первый раз посмотрел «Доктора Живаго», когда был совсем маленьким, но помню, как меня закружил вихрь этой страсти».

Ему нравится русский уют в сочетании с шиком и комфортом — чем не его философия? А русские клиентки? «Они повсюду, даже я столько не путешествую, — в устах Майкла это серьезный комплимент. — На юге Франции, на Пхукете, в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе я встречаю русских девушек в моих магазинах или в вещах Michael Kors. Русские клиентки прекрасно чувствуют баланс между роскошью и удобством. Могут надеть мужские туфли с платьем, изобретают другие, порой самые невероятные сочетания. Просто мечта дизайнера! Отлично, когда люди знают себя, но при этом все равно хотят экспериментировать. Тем более что в эпоху инстаграма больше нет никаких заповедей и скрижалей, которые кто-то один спустил со священной горы».

Хорошо ли это? Может, как говорят иные критики и историки моды, ей стоит чуть сбавить темп, чтобы не утерять творческое начало? «Не знаю. Это как спрашивать, была ли жизнь лучше до появления мобильных телефонов. Да, возможно, но если ты застрял в бурю посреди дороги, у тебя не заводится машина, а до ближайшей автомастерской километры, то куда лучше, если есть возможность достать телефон и позвать помощь. Да я и не уверен, что мы можем вернуться назад, — философствует Корс. — Хотя в моде мы вечно оглядываемся назад. Люди очень хотят найти что-то вечное. Я помню, что поколение моих родителей верило, что вещи — это инвестиция, а уже мы, подростки семидесятых, надевали майку или джемпер один раз на вечеринку и выбрасывали. А теперь все снова поняли, что нам не так уж много и нужно, и стали более избирательно подходить к одежде. Но это не значит, что мода замедлит ход».

Я выключаю диктофон — Майкл оживляется и смеется, вспоминает курьезы из мира моды, истории из жизни супермоделей до того, как они стали знаменитыми, показы восьмидесятых, где для каждой девушки подбирали наряд, который ей шел. «Мир ускорился, мода ускорилась, — в заключение говорит дизайнер. — Это как бег на выносливость. Я понял это и научился думать и действовать как олимпийский атлет».



ПРИЧЕСКИ: JENNIFER YEPEZ ДЛЯ KÉRASTASE/THE WALL GROUP. МАКИЯЖ: FREDRIK STAMBRO/STREETERS.
МОДЕЛИ: MAGDALENA JASEK/THE SOCIETY MANAGEMENT; MADISON STUBBINGTON/IMG.
АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА: ROBERT PETRIE; DUNCAN BALL; KENNY ULLOA. 
АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: PAU AVIA. АССИСТЕНТ ВИЗАЖИСТА: LAURA STIASSNI.
ПРОДЮСЕРЫ: GREG FORBES; ELENA SEROVA.


комментарии / 0

оставить комментарий