You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Сделано в Китае

Китай стремительно становится главной страной на карте моды. Это не первый раз, когда мир увлекается Поднебесной. Но на этот раз все более масштабно и драматично

7 Апреля 2013 2 комментария

Шелковое платье, расшитое блестками и бисером; металлический пояс, все Christian Dior.
Шелковое платье, расшитое блестками и бисером; металлический пояс, все Christian Dior.
Призрак Китая бродит по Европе и Америке. Даже в прошлогоднем назначении Эди Слимана на пост креативного директора Saint Laurent Paris критики разглядели геополитический подтекст: фирменный узкий силуэт дизайнера как нельзя точно соответствует пропорциям жителей стран Азии. Мишель Обама вновь выбрала для инаугурации своего супруга платье Джейсона Ву, молодого американского дизайнера, родившегося на Тайване. А потом пришла в другом, тоже работы Ву, на оглашение обращения президента к нации. А когда в конце ноября Дом Balenciaga возглавил американец тайваньского происхождения Александр Вэнг, гранд-дама мировой фэшн-критики Сьюзи Менкес без обиняков объяснила это назначение: «Он говорит по-китайски, а у Balenciaga в Китае десять магазинов».

Первое, что впечатляет европейца в Пекине или Шанхае, — количество и масштабы модных бутиков. Так говорят все, кто возвращается оттуда. Chanel, Lоuis Vuitton, Burberry — все последние коллекции представлены в таком изобилии, какое в Европе не везде найдешь. Одна марка Miu Miu только за последние полгода открыла в разных частях Китая четыре бутика, включая флагманский в Пекине. Роберто Кавалли пришел в Поднебесную лишь год назад, а у него уже два магазина.

Прямые и косвенные цитаты из китайского костюма — главный этнический акцент нынешнего сезона. В гранжевой коллекции Dries Van Noten и барочной Dolce & Gabbana, у Альбера Эльбаза и Хай­дера Акерманна — повсюду присутствует дальневосточный колорит, который выражается и в крое на манер кимоно, и в принтах с диковинными цветами, и в коротких брюках свободного кроя, как будто взятых у мастеров тай-цзи. Желтый — цвет одеяний монахов Шаолиня — царит на подиумах.

Но самое интересное даже не это. Главными триумфаторами прошедших только что Недель моды сезона осень–зима 2013/14 единодушно называют американских дизайнеров китайского происхождения, главные среди которых — Александр Вэнг (родители родом с Тайваня, он до восемнадцати жил в Сан-Франциско), Филлип Лим — китаец, родившийся в Таиланде и выросший в Калифорнии, и Дерек Лэм, китаец из Сан-Франциско, чей прадед — эмигрант в первом поколении шил подвенечные платья, а отец импортировал ширпотреб из Гонконга.

Эти лидеры моды вдохновляются не восточной тематикой, а наоборот — утонченными сюжетами и виражами европейской культурной истории. Наследники семей, где пестовались портновские традиции и трудолюбие, показали сложные, но при этом удобные практичные вещи. У Лима самым ярким элементом шоу были широкие асимметричные пальто с контрастными лацканами, у Вэнга — мохеровые пальто с заниженной линией талии и накладными карманами. Лэм, расставшийся год назад с Домом Tod’s, представил коллекцию на тему богемно-интеллектуального шика в духе Калифорнии или Парижа семидесятых: накидки цвета кэмел и морские бушлаты.
Жакет из шерсти с шелком, расшитый блестками и бисером, металлический пояс, все Christian Dior.
Жакет из шерсти с шелком, расшитый блестками и бисером, металлический пояс, все Christian Dior.
Китай в моде. Китай повсюду. Китай — это будущее. Так уже было — примерно век назад, когда наш поэт Александр Блок предупреждал о тьмах с раскосыми и жадными глазами, которые вот-вот нахлынут с Востока. Тогда обошлось — XX век стал все-таки не китайским, а русским и американским. Но сейчас ситуация другая: Китай — одновременно и поставщик образов и идей, и родина самых передовых дизайнеров.

Заморская страна, подарившая Европе чуть ли не весь ее быт — от бумаги, фарфора и чая до лакированных столиков, вееров и зонтиков, — уже внушала страх и при этом была прекрасным источником вдохновения для европейских гениев. Популяризатор ориенталистики Поль Пуаре создавал короткие шелковые кимоно с кушаками и набивными цветами, расшивал пальто-халаты медальонами с иероглифом шоу, означающим долголетие, использовал петли из шнура. Китайские техники — резьбу по жадеиту, лакировку с инкрустацией перламутром, — как и анималистические сюжеты, ввела в ювелирную моду семья Картье. И сам Пабло Пикассо создал костюм китайского мага для дягилевского балета «Парад» 1917 года.

Кристиан Диор, когда делал свою самую первую коллекцию 1947 года, тоже собирался включить в нее ансамбль со шляпкой по мотивам традиционной китайской конической дуоли. У модели было название «Шанхай», но наряд из коллекции Диор в итоге почему-то убрал. Зато в следующих появлялись платья «Китай», «Пекин», «Китайская ночь», «Китайский голубой», «Гонконг». Коко Шанель коллекционировала старинные китайские экраны-ширмы, была увлечена стилем шинуазри и, говорят, даже знаменитую прострочку для своей сумки «2.55» придумала, имея в виду традиционные китайские стеганые одеяния.

Следующее пришествие Китая в моду началось с «Красного мая» 1968 года. На Китай смотрела вся европейская интеллектуальная молодежь. Властитель умов своего поколения Жан-Люк Годар в 1967 году снял об этом фильм, который так и назвал — «Китаянка». «В Париже каждый уважающий себя юноша или девушка мечтает иметь френч в стиле Мао», — писал американский Vogue в сентябре того же года. Эмануэль Унгаро создавал объемные шали из набивного шелкового жаккарда с бахромой, «двойки» из удлиненных туник и брюк из розового атласа. Сен-Лоран — вечерние платья насыщенных, императорских цветов, но скроенные лаконично, как чонсамы, жакеты с плечами-пагодами, шелковые вечерние пижамы. В 1977 году дизайнер представил аромат Opium — для вечеринки в честь этого корабль «Пекин» в бухте Нью-Йорка декорировали в золотые и пурпурные цвета.
из
Осень–зима 1997/1998, Dior.

Осень–зима 1997/1998, Dior.

Ккитайские артисты в национальных костюмах, фото Эдварда Штайхена, VOGUE US, 1939.

Ккитайские артисты в национальных костюмах, фото Эдварда Штайхена, VOGUE US, 1939.

Марина Линчук в Dior Haute Couture осень–зима 2001/2002, фото Патрика Демаршелье, VOGUE Россия, 2011.

Марина Линчук в Dior Haute Couture осень–зима 2001/2002, фото Патрика Демаршелье, VOGUE Россия, 2011.

Келли Леброк в Emanuel Ungaro, фото Франческо Скавулло, VOGUE US, 1981.

Келли Леброк в Emanuel Ungaro, фото Франческо Скавулло, VOGUE US, 1981.

Шалом Харлоу в Dior, фото Питера Линдберга, VOGUE US, 1997.

Шалом Харлоу в Dior, фото Питера Линдберга, VOGUE US, 1997.

Мода вдохновлялась Китаем, но сам Китай, коммунистический и отгородившийся от всего мира Великой стеной, модой не занимался и не интересовался. Занавес прорвался только в 1986 году, когда в Пекине прошел первый показ западной марки — Фредерик Кастет демонстрировал свою коллекцию мехов для Dior. Чуть позже в стране начали продаваться Ermenegildo Zegna и Dunhill. В 1992 году французский Дом Louis Vuitton первым среди западных фэшн-грандов открыл в Пекине свой бутик. «В то время в городе не было машин, одни велосипеды, — вспоминает Бернар Арно, глава холдинга LVMH. — Не было никаких строек. В отеле, где я жил, вода из крана текла через раз». Спустя двадцать лет Louis Vuitton откроет в Шанхае свой самый большой магазин в мире, который работает только по предварительной записи.

Повернутый реформатором Дэн Сяопином лицом к миру Китай вставал с колен, и самые дальновидные отправились посмотреть на это своими глазами. В 2002 году Джон Гальяно провел там месяц: вел подробнейшие дневники, фотопротоколировал каждую мелочь, даже побывал за кулисами китайской национальной оперы, чтобы изучить особенности работы гримеров. А по возвращении представил китайскую коллекцию Haute Couture: виртуозные платья с драконами, вышитыми на корсетах. Гальяно привез в Париж на показ китайских бойцов кунг-фу, циркачей, танцоров. Спустя пять лет Dior провел в пекинском центре современного искусства Ullens выставку работ двух десятков китайских художников, переосмысливавших наследие Дома на свой лад. И ангажировал Вонга Кар Вая снять сначала рекламное видео косметики Capture Totale с Шэрон Стоун, а потом аромата Midnight Poison с Евой Грин.

Неизменно чуткий к духу времени Карл Лагерфельд в 2007 году устроил шоу Fendi на Великой Китайской стене. Моделей было восемьдесят восемь: по счастливому для китайцев числу. Открывала и закрывала дефиле модель Ду Жуан: первым нарядом было ярко-красное платье (красный — символ богатства), последним — черный императорский чонсам. На тот момент первый бутик итальянской марки работал в стране уже девять лет. Сейчас президент Fendi Франсуа-Ксавье Северин вспоминает те годы с ностальгической иронией: «Раньше китаянкам не нужны были остромодные дизайнеры, их не волновали тренды. Теперь они готовы рисковать, потому что их вкус сформировался, и им уже не хочется быть похожими друг на друга или на кого-то еще. Китайцам интересна история, стоящая за маркой».

«Про любовь китаянок к брендам ходят легенды, которые постоянно подкрепляются очередями в бутик Louis Vuitton на Елисейских Полях, — соглашается с ним президент и редакционный директор Brand Development Condé Nast International Карина Добротворская, которая в последнее время треть своего времени проводит в Азии, запуская новые глянцевые журналы в Китае, Таиланде и на Тайване. — Но когда смотришь на китайских нарядно одетых девушек в их естественной обстановке — на показах в Шанхае или на вечеринках, — то остается только гадать, куда они прячут все эти сумочки. В одежде обязательно есть какой-нибудь традиционный элемент — иногда в покрое, иногда в цвете. Причем похоже, что каждая из китаянок пришла к этой мысли самостоятельно».
из
Модели в Yves Saint Laurent Rive Gauche, фото Паоло Роверси, VOGUE Italia, 2004.

Модели в Yves Saint Laurent Rive Gauche, фото Паоло Роверси, VOGUE Italia, 2004.

Первая обложка VOGUE China, фото Патрика Демаршелье, 2005.

Первая обложка VOGUE China, фото Патрика Демаршелье, 2005.

Стеф Ван дер Лан в Jean Paul Gaultier, VOGUE Россия, февраль 2013.

Стеф Ван дер Лан в Jean Paul Gaultier, VOGUE Россия, февраль 2013.

В 2005 году в Китае открылся свой Vogue, потом версия шоу America’s Next Top Model — начался бум китайских моделей. Одну из них, семнадцатилетнюю Тянь Ици, вы наверняка видели этой весной в рекламе Louis Vuitton. Двадцатидвухлетняя Шу Пэй — звезда с постеров Maybelline: три года назад она стала первой азиаткой — лицом этой американской косметической компании. А двадцатитрехлетняя Суй Хэ, снявшаяся в рекламе Roberto Cavalli этого сезона, теперь еще и новое лицо косметического гиганта Shiseido, что тоже для марки в новинку. В январе этого года итальянский Vogue впервые отдал свою обложку китайской модели — двадцатичетырехлетней Фей Фей Сан. Надпись на обложке гласила: «Глобальная жизнь», на снимке Стивена Майзела Сан символично одета в твидовый жакет Chanel — олицетворение системы ценностей западной буржуазии. Ее каре с начесом и густые стрелки — дань первой азиатской манекенщице Чине Мачадо, музе Ричарда Аведона и Юбера де Живанши в пятидесятые.

«Китайские модели на подиумах и в рекламных кампаниях способствуют увеличению продаж для марок, работающих в Китае, — поясняет главный редактор Vogue China Анжелика Чанг. — Однако понять китайские эталоны красоты — задача сложнее, чем просто использовать на своих показах китаянок. Китаянки перекрашиваются в блондинок или вообще в голубой цвет, делают себе татуировки — сочетают то, что модно на Западе, и то, что поможет им выделиться из миллиардной массы кареглазых брюнеток. Я люблю говорить, что меньше чем за десятилетие Китай прошел путь от Карла Маркса до Карла Лагерфельда».

Причем к освоению моды китайцы подошли так же основательно, как во время «культурной революции» Мао — к истреблению воробьев. Начиная с девяностых ведущие школы дизайна — от нью-йоркских Парсонса и Fashion Institute of Technology — заполонили студенты из Китая, Таиланда и Кореи: по данным ректората Парсонса, семьдесят процентов студентов-иностранцев, которые поступили сюда в прошлом году, — именно китайцы. Со свойственной им дотошностью они осваивают нюансы профессии, чем заслуживают похвалы критиков. Самая распространенная шутка в Нью-Йорке: если раньше моду контролировали евреи, наследники портных-эмигрантов из Европы — Кэлвин Кляйн, Донна Каран, Ральф Лорен, Марк Джейкобс, Майкл Корс, — то теперь на их место пришли китайцы. Тоже эмигранты или их дети.

Шутки шутками, а Китай — крупнейший рынок в мире. На него уже сейчас приходится более четверти всех продаж товаров класса люкс — страна догнала и перегнала Америку, а по прогнозам, к 2020 году станет самым большим их потребителем на земле. Через пятнадцать лет три четверти населения Китая — то есть миллиард людей — будет жить в городах. Их доход, к слову, за последнюю четверть века вырос в семь раз. Почти сорок миллиардов долларов в год китайцы тратят на роскошь. Это в десять раз больше, чем главные покупатели люкса прошлого десятилетия — русские. Дом Hermès даже запустил в Китае свой специальный лейбл Shang Xia. «Это не вторая линия Hermès и не клон для Китая, — комментирует глава марки Патрик Тома. — Наша идея — пересадить философию Hermès на китайскую почву, создать китайский Hermès». Shang Xia выпускает традиционные китайские платья — из цельного отреза кашемира без раскроя, скульптурно сложенные. Этой весной запланировано открытие первого магазина в Париже.

Где, напомним, с недавних пор трудится американец китайского происхождения Александр Вэнг. Покорив Нью-Йорк, китайцы берут историческую столицу моды. Вернее, это Париж сдается им без боя — как в начале XX века Дягилеву и Баксту. И точно так же, как тогда, моде это пойдет только на пользу.

Прически: James Pecis/ D+V Management. Макияж: Alice Lane/ Jed Root. Тональный крем Affinitone HD, 02; пудра Affinitone, 03; карандаш для бровей Expression Eyebrow, 01; тени Colorama, 101 и 301; тушь One by One, Black; карандаш для губ Color Sensational, 338; помада Color Sensational, 175, все Maybelline New York. 
Маникюр: Casey Herman для Essie/Kate Ryan Inc.  Модель: Shu Pei/Next. Ассистенты фотографа: Andy Boyle, James Schieberl, Michel Andreo. Ассистент стилиста: Ekaterina Zolototrubova.  Ассистент парикмахера: Kiyo Igarashi. Ассистент визажиста: Tayler Treadwell. Продюсеры: Mark Day, Elena Serova. Редакция благодарит китайский оперный ансамбль Tong Xiao Ling за предоставленные для съемки аксессуары.

еще в разделе Журнал

Раз ковбой

Раз ковбой

Одежда для города приобретает ковбойский акцент: дело в шляпе и еще пяти вещах

За звездой кочевой

За звездой кочевой

Модель Руби Олдридж следует за своим кумиром Энтони Кидисом из Red Hot Chili Peppers повсюду. Кожаные куртки и черные шляпы подчеркивают родство душ

комментарии /

смотрите ТАКЖЕ

Чертова дюжина
Журнал

Чертова дюжина

Уже четвертый год VOGUE выпускает тринадцатый номер. В этом году он — о кино и моде

Streetstyle на парижской Неделе моды. Часть 1
STREETSTYLE

Streetstyle на парижской Неделе моды. Часть 1

Наглядный мастер-класс от модных француженок на тему, как правильно носить oversized

Streetstyle на миланской Неделе моды. Часть 1
STREETSTYLE

Streetstyle на миланской Неделе моды. Часть 1

Сложные сочетания принтов и подиумные тренды, вышедшие на улицы Италии, — в первой части отчета с Недели моды в Милане



подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru