You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

Тело небесное

Облегающие идеальное тело платья в духе Аззедина Алайи — гвоздь сезона

10 Марта 2014 Ольга Михайловская

Модели в платьях из коллекции Azzedine Alaïa, весна–лето 1990

Прошлой осенью, одновременно с Неделями prêt-à-porter, парижский музей моды Palais Galliera открылся после реконструкции выставкой, посвященной Аззедину Алайе. Дизайнер, чье имя стало символом золотой эры 1980‑х и который по сей день не просто вызывает восхищение, но и влияет на моду: коллекции весна–лето 2014 доказали, что дело его живет и побеждает на подиумах.


W Magazine, 1984

В некоторых случаях цитаты из Алайи читались едва ли не буквально. В коллекции Lanvin золотое мини-платье словно собрано из металлических лент, и кажется, будто тело забинтовано. У Chanel мягкие трикотажные ленты обернуты вокруг фигуры и демонстрируют все ее линии и изгибы, а у Anthony Vaccarello крошечные черные платья асимметрично открывают тело, напоминая одно из хрестоматийных творений Алайи, где блестящее трикотажное полотно, словно разорванное на полосы, завязывалось узлами на боку.


У молодого американского дуэта Cushnie et Ochs облегающие платья и купальники тоже списаны с Azzedine Alaïa — ткань буквально разрезана на полосы, которые затягивают талию, создавая подчеркивающий фигуру силуэт. Купальный костюм с африканским узором под зебру DSquared² тоже вызывает в памяти анималистские принты Алайи, в которых африканская грация всегда выглядела магически привлекательной и нисколько не вульгарной.



Именно Аззедину Алайе 1980-е обязаны культом идеального тела, точеной скульптурностью форм, беззастенчивой сексуальностью, которая ассоциировалась с животной грацией его родной Африки, использованием новых материалов, позволяющих вещам облегать тело подобно второй коже. Работа с тканями напоминала ему занятия в École des Beaux-Arts в Тунисе, где он изучал скульптуру. Полученное там знание человеческого тела превратило его в скульптора, который не шьет платья, а лепит их по форме тела или режет, как из мрамора, отсекая все лишнее. Поэтому его одежда безупречно смотрится с любого ракурса — сбоку, сзади, сверху. Каждую линию, каждый шов, каждый вырез дизайнер усиливает строчкой, молнией, кантом, превращая их в идеальные объекты, практически независимые от того, кто их наденет.


Аззедин Алайя с моделью, Париж, 1986

Среди тех, кто носил и носит одежду Алайи, — многие славные героини нашего времени. Культовые фигуры 1980-х Грейс Джонс и Тина Тернер, оперная дива Джесси Норман, давняя подруга Карла Соццани, и, разумеется, Наоми Кэмпбелл. Его одежда абсолютно самодостаточна, она не терпит присутствия стилис­та — только сам кутюрье и его героиня создают историю каждого платья, которое представляет собой законченное произведение искусства.


VOGUE US, 1986

Этот на первый взгляд старомодный, бескомпромиссный кутюрный подход к одежде кажется невозможным в современном суетливом мире. Но именно он обеспечивает Аззедину Алайе долгую профессиональную жизнь и коммерческий успех, независимый от смены настроений модного сообщества и меняющихся тенденций. Глядя на нынешние цитаты классического наследия дизайнера, понимаешь, что оно идеально вписывается в контекст любого времени, потому что сам Алайя никогда не пытался подстроиться под модные тренды. Он создавал одежду, которая будет жить во времени. Она и живет — и в музейных залах, и на подиумах, и на полках бутиков.

комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad