You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Журнал

В стиле Зен

Художница и модель Женя Севастьянова — о своих эскизах для VOGUE и не только

3 Сентября 2014 Мария Сидельникова

Эскизы Жени к принту на футболке для VOGUE Fashion’s Night Out 2014

«Как модель я всегда была частью чужой картины. Мне же хотелось воплощать в жизнь свои идеи». Женя Севастьянова, известная от Нью-Йорка до Милана как Zen Sevastyanova, тщательно подбирает слова и извиняется, если у нее выходит не совсем литературно. 

С той же требовательностью, как к самой себе, она подошла и к предложению русского VOGUE придумать футболку для Fashion’s Night Out. «Идея корсета родилась благодаря выпускам VOGUE 1930–1940-х годов. В то время в моде была женственность. Желание быть стройной, эффектной и сексуальной — на все времена, поэтому я решила нарисовать на майке корсет. Если надеть ее с кожаными брюками и пиджаком, каждая девушка будет выглядеть как с обложки VOGUE». 

Свою первую Fashion’s Night Out в Нью-Йорке Женя вспоминает с улыбкой. Говорит, что попала как будто на карнавал: «Ближе к вечеру в городе становится невозможно проехать — и все спускаются в метро. В одном вагоне могут оказаться и знаменитости в дорогущих платьях до пола, и модные фрики в безумных розовых шубах, найденных в комиссионках. «Модная ночь» стирает социальные границы». 

Ее семья уехала из России в Польшу, когда девочке было семь лет. В отличие от сверстников ее не интересовали радужные картинки «домик-девочка-солнце-кошка». Женя рисовала то, что взрослые обычно называют каракулями: странные лабиринты, в которых блуждали еще более странные существа — глаза отдельно, руки отдельно. Мама поощряла и поддерживала увлечение девочки. 
Эскизы Жени к принту на футболке для VOGUE Fashion’s Night Out 2014
Она вновь возьмется за карандаш только много лет спустя. Ей девятнадцать, за окнами — Нью-Йорк, модельная карьера идет вверх, впереди — контракт с IMG, показы Prada, Hermès, Chanel, Haider Ackermann, съемки с Патриком Демаршелье для русского VOGUE. Но чем больше она отдается профессии и чужим эмоциям, тем сильнее ей хочется уйти в свой собственный мир — сюрреалистический, манящий, непредсказуемый. «Я оптимист, не боюсь трудностей, но все равно где-то внутри скапливаются маленькие разочарования, неудачи — и я переношу их на бумагу. Я была в Нью-Йорке одна, и он вернул мне творчество». 

Впрочем, одна Женя оставалась недолго. Сердце кинопродюсера из Пуэрто-Рико не устояло перед холодной красотой русской полячки. В первом альбоме для рисования, который ей подарил молодой человек, было написано: «Я надеюсь, что расстояние между твоими фантазиями и рисунками с каждым альбомом будет все меньше». 

Женя предпочитает писать тушью. Говорит, что черно-белое точнее передает сущность. Главный объект ее размышлений и фантазий — женское тело, но вместо того, чтобы запирать женщин в мастерской и часами заставлять их позировать, она смотрит на них на съемках и подиуме. «Работая своим телом и часто оказываясь в окружении обнаженных женщин, я начала осознавать, насколько это может быть красиво. Только я намеренно искажаю эту красоту. Мои рисунки — это игра воображения, я называю их подсознательной символикой». 

Широкие плечи на бумаге становятся еще шире, узкие талии скручиваются тугими узлами, острые ребра выстреливают наружу, высокие скулы и пухлые губы выходят за границы лица. Свои работы Женя дарит друзьям, было и несколько продаж. О персональной выставке мечтает, но аккуратно: «Я не хочу торопиться, пока я — девочка из моды, а не художница. Мне предстоит еще работать и работать». 

Сегодня она в Париже. Утром — бикрам-йога, днем — съемки и кастинги, вечером — время для себя. Здесь ей хочется быть романтичной, носить длинные юбки и белые блузки, винтажные наряды Chanel, скульптурные платья Аzzedine Alaïa. Завтра вернется в Нью-Йорк, переоденется в рокерские вещи Isabel Marant и Saint Laurent Paris и станет де­вушкой гранж, живущей наперегонки с городом. «Нью-Йорк не ждет. Стоит выйти из дома, как ты тут же включаешься в этот безумный ритм». 

Куда дальше — пока не знает. Хотела бы пожить в Европе, говорит, там тише, а тишина ей необходима как воздух. С другой стороны, девушке по имени Зен будет спокойно в любой точке мира. Главное, чтобы под рукой оказались карандаш и бумага. 


Музеи мира 
Куда модель ходит за вдохновением 

  • Эрмитаж. Восхищаюсь его масштабами и роскошными интерьерами. В нем вековая история и моя любовь к России. 
  • Музей Сальвадора Дали, Сент-Питерсберг, Флорида. Здесь собрана уникальная коллекция великого сюрреалиста — от черновиков до шедевров. 
  • Галерея Тейт, Лондон. Здесь я впервые увидела работы Фрэнсиса Бэкона и Уильяма Тернера.



Выбор Zen
В чем Женя встречает осенне-зимний сезон 
из

Hermès

Дубленка из искусственного меха, 9 990 руб., H&M Studio

Хлопковое платье, 69 600 руб., Balmain

Металлические серьги со стразами, 24 300 руб., Givenchy by Riccardo Tisci

Сапоги из лакированной кожи, 59 600 руб., Balenciaga

  • Белое длинное пальто Hermès — элегантная вещь на все времена.
  • Дубленка — универсальная вещь для холодов. Я ношу ее и с платьями в цветочек, и с кожаными брюками.
  • Люблю одежду в военном стиле. Платье Balmain цвета хаки — приталенное и поэтому женственное. И к тому же подчеркивает мои зеленые глаза. 
  • Сережка в стиле винтажных восточных украшений — яркий акцент для лаконичного стиля.
  • Я просто влюбилась в сапоги Balenciaga — высокие и лаковые. 
комментарии

подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad