You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться

В танце

Сергея Даниляна называют новым Дягилевым. В честь юбилея нью-йоркского импресарио в Москве выступят лучшие танцовщики мира

В танце

На Диане Вишневой: платье из вискозы, H&M; на Марсело Гомесе: легинсы, Yumiko

Кто-то зовет его Дягилевым льстиво, кто-то — с неприкрытой иронией. Некоторые — искренне. Иные — со злобой. Однако сопоставление Сергея Дягилева и Сергея Даниляна не шутка. Никто из сегодняшних импресарио не производит оригинального сценического продукта — все занимаются только прокатом. А этот выпускник отделения экономики советского ГИТИСа, ставший крупнейшим балетным продюсером США, придумывает и возит по разным странам мира проект за проектом, объединяя в них культовых артистов, хореографов, художников, композиторов. Шума, конечно, меньше, чем у Дягилева. Но Данилян вообще человек негромкий. Хотя вот Америку, например, открыл. Или, наоборот, Америке — новую Россию.

Случилось это в ноябре 1997-го. Никому за пределами Москвы не известная фирма «Aрдани», состоящая из самого Даниляна и его жены Гаи, в разгар сезона устроила в Нью-Йорке дни русского балета «Памяти Сергея Дягилева». Про память — это для красного словца: ничего дягилевского не было в традиционных гала с классической программой. Зато в них выступила молодежь двух главных театров России — Большого и Мариинского — во главе с Лопаткиной, Вишневой, Цискаридзе и совсем юной Захаровой. Гала прошли с аншлагом в лучшем зале Нью-Йорка — Линкольн-центре на 2600 мест. Как такое удалось провернуть скромному семейному дуэту из России — непонятно до сих пор. «А что такого? — делает большие глаза Данилян. — Сняли зал, показали наше новое поколение талантливых артистов. Зрителям понравилось».


Гая и Сергей Данилян



Данилян подсадил американцев на Бориса Эйфмана. Любовь к этому хореографу, дешифровщику загадочной русской души, поглотила Америку. Критики ­будут петь дифирамбы, залы — ломиться от публики, а самая стильная труппа New York City Ballet, презрев всех американцев, позовет Бориса Эйфмана ставить балет в честь столетия своего основателя — Джорджа Баланчина. Импресарио Данилян только пожимает плечами: «Просто таких балетов в Штатах не делают. А публика соскучилась по эмоциям». 

cmyk_19679-RVO-01E-PD-R1F12T30_DT01S11-2.jpg
Слева направо: Десмонд Ричардсон, Мария Кочеткова в Donna Karan, Иван Васильев, Херман Корнехо, Сергей Данилян в Brioni,
Гая Данилян в Dolce & Gabbana, Полина Семионова в Organic by John Patrick, Марсело Гомес, Гийом Коте, Диана Вишнева в J. Mendel


Послушать его, так все получается как-то само собой — от женитьбы до смены художественного курса балетных театров. Гаю, студентку театроведческого факультета ГИТИСа, он встретил в коридоре института: «Красивая девушка сломала каблук, как не помочь? Через год поженились». Испанского хореографа Начо Дуато, ставшего первым иностранным худруком российского балетного театра — петербургского Михайловского, — уговорить было труднее: «Приезжаю в ресторан, он сидит в окружении друзей. «Хочешь стать художественным руководителем Михайловского балета?» А он про такой даже не слышал и только посмеялся. Ну, выпили, еще поговорили, и я ему: «Я тебе серьезно говорю, поехали в Питер». Он говорит: «Поехали в клуб, там и поговорим». Оказалось — гей-клуб. Я, когда все это увидел, подумал:
«Блин, ну тут мы точно не договоримся. И вдруг он поворачивается и выдает: «Cогласен, нужно съездить и посмотреть». И вот мы приезжаем в Санкт-Петербург на премьеру «Лауренсии», он увидел все это и говорит: «Интересное у вас представление об Испании...» Но после спектак­ля  случился банкет на пароходе, он присмотрелся к артистам, пообщался. Было так весело, что на следующее утро Начо проспал визит в балетную академию. Подумал пару месяцев у себя в Мадриде, приехал в Россию, мы подписали контракт — и сразу на пресс-конференцию». И на три сезона, пока этой осенью не отправился в Берлин, Начо Дуато стал главным ньюсмейкером Петербурга, щедро поставляя свои балеты в Михайловский театр и Вагановскую академию и размягчая ими классическую сталь позвоночников, рук и ног.



5fad0e370f2e058d0f40bb6e190ef071.jpg
На Полине Семионовой: платье из вискозы, H&M; на Гийоме Коте: легинсы, Yumiko. На Диане Вишневой: шелковое платье, Versace; на Десмонде Ричардсоне: шорты, Yumiko

Данилян же между тем взял под опеку балет Михайловского — теперь он вывозит его в Америку. Мариинка состоит в его клиентах уже двенадцать лет, балет Монте- Карло — с конца 1990-х. В 2016-м прибавится лондонский Королевский Ковент-Гарден. «Скажем, в нечетные годы у меня будут гастролировать российская и французская компании, в четные — две российские или Королевский балет», — строит он планы. Как ему удалось залучить в свои сети гордых и замкнутых англичан? «Так с большими компаниями никто не хочет возиться: денег много не заработаешь», — поясняет он так бесхитростно, будто подобрал всех на большой дороге.


cmyk_19679-RVO-05C-PD-R1F21T30_DT01S11.jpg
На Марии Кочетковой: платье из вискозы, Organic by John Patrick; на Хермане Корнехо: легинсы, Yumiko


О деньгах Данилян говорит небрежно, не скрывая цифр, но не бравируя заработками. О том, как продал свою квартиру в Москве, чтобы провернуть (еще в России) свой первый масштабный проект — постановку оперы «Руслан и Людмила», коммерческого успеха не имевшую, — предпочитает не вспоминать. Зато охотно рассказывает про квартиру нью-йоркскую, что рядом с Карнеги-холлом и «Русской чайной»: «Вообще-то мы выбирали квартиру поближе к работе — мой офис прямо через дорогу. И только потом оказалось, что этот дом популярен у знаменитостей. Когда Дженнифер Лопес жила здесь с мужем Марком Энтони, они врубали музыку на весь дом по утрам, не давали людям выспаться. Но никто не жаловался — здесь не принято. Как-то встречаю в лифте красотку, слышу, у нее странный акцент, начинаю спрашивать, кто она. Та смеется и говорит: «В следующий раз сам мне скажешь, как меня зовут». Сутки спустя вылетаю в Лос-Анджелес, еду в гостиницу и вижу огромный билборд, на котором Адриана Лима. Узнаю свою соседку и думаю: «Господи, ну я и лох!» Потом, когда у нее родился ребенок, мы с ней стали тесно общаться — у меня внук такого же возраста. Ну а соседа Роберто Кавалли не узнать сложно: он всегда ходит с двумя высоченными девушками-моделями, может, ангелами? А еще в моем доме есть «клубная зона», куда я могу пригласить артистов и хореографов обсудить новые проекты, где мы можем устроить семейный праздник».


cmyk_19679-RVO-09C-PD-R1F21T30_DT01S11.jpg
На Хермане Корнехо и Марсело Гомесе: легинсы, Yumiko; металлические короны со стразами, Dolce & Gabbana


Семейный — это и значит артистический. Потому что продюсер Данилян, под чьей эгидой строят личную карьеру мировые знаменитости, считает семьей всех своих ребят — Диану Вишневу, Полину Семионову, Наталью Осипову, Ивана Васильева. В его доме на Манхэттене  «божественные» и «короли танца» чувствуют себя как в гостях у родного дядюшки, а мировые турне и репетиции новых проектов превращаются в этакий пионерлагерь — с совместными обедами-ужинами, трудом-отдыхом и балетным классом вместо утренней линейки. «В этом году в «Королях танца» у нас впервые появился Роберто Болле — кумир Ла Скала, бог, красавец, лицо Dolce & Gabbana. Он сначала не понимал, что мы — как маленькая семья, что все наши парни открыты и дружелюбны, хотя каждый из них премьер и звезда. Что мы каждый вечер после спектакля ужинаем вместе — это у нас традиция такая».

Эта развеселая тусовка на самом деле самый успешный проект Даниляна. Потому что «Короли танца» могут жить как королевские династии — десятилетиями и даже столетиями. Идея осенила Даниляна лет девять назад, когда два премьера Американского балетного театра — американец Итан Стифел и испанец Анхель Корелья — поведали ему о желании станцевать что-нибудь сверх программы родной труппы. Продюсер затеял собрать балетный интернационал из лучших представителей классических школ (за Россию отвечал Николай Цискаридзе, за Данию — Йохан Кобборг), устроив чисто мужской вечер, что при повсеместном царствовании балерин уже выглядело оригинальным. Придуманная продюсером конструкция королевского выступления оказалась универсальной и пригодной на все времена: один эксклюзивный балет для всех четверых, другой, который можно танцевать по очереди и максимум с одной балериной, — из классики XX века и на закуску дивертисмент — в нем каждый мог станцевать что-то свое, коронное. За прошедшие восемь лет первых королей сменили преемники, количество монарших особ увеличилось, балеты и номера дивертисмента ротируются в зависимости от исполнителей и конъюнктуры, а в результате проект всегда выглядит как новый. В этом году «Королям» покорился привередливый Лондон. А девятого декабря их увидит Москва — в Музыкальном театре им. Станиславского. 


cmyk_19679-RVO-06C-PD-R1F21T30_DT01S11.jpg
На Диане Вишневой: платье из вискозы, H&M; на Марсело Гомесе: легинсы, Yumiko

Вот с королевами Даниляну не повезло, хотя каждая в отдельности была сущим сокровищем: Наталья Осипова из Ковент-Гарден, Полина Семионова из Американского театра балета, Екатерина Крысанова и Екатерина Шипулина из Большого театра, Мария Кочеткова — балет Сан-Франциско. Проект «Отражения» для пяти молодых прим — первая сопродукция Даниляна с участием Большого — вышел комом. Выстроен он был по лекалу «Королей», но личные номера дивертисмента, созданные специально для балерин именитыми американскими дамами-хореографами, подтвердили известную истину: женщина женщине не друг, товарищ и брат — ничего выигрышного американки своим подопечным не предложили. Проект выручил итальянец Мауро Бигонцетти: для молодых звезд, одетых Игорем Чапуриным в кожаные пачки, он поставил балет- перепалку Сinque, до сих пор числящийся в репертуаре Большого. Однако после этого опыта импресарио больше не пытался взрастить женский цветник, предпочитая пестовать свои орхидеи поштучно. 

Главная из них — Диана Вишнева, которую Данилян еще в 1995 году сделал первой среди «божественных». Премию с таким куртуазным названием придумал тоже он, хотя мало кто помнит, что вечный эпитет «божественная» к Ульяне Лопаткиной  приклеил всего-навсего начинающий импресарио. Диана же предпочла уклониться от места на небесах: уже в шестнадцать лет она понимала ценность мирской карьеры. И с помощью Даниляна заняла центральное место на мировом балеринском  Олимпе. Прима двух ведущих мировых трупп — Мариинского и Aмериканского балетного театров, — guest star всех ведущих компаний, она сама себе театр, и, пожалуй, только француженка Сильви Гиллем может похвастаться таким обилием эксклюзивных постановок. Три проекта Дианы, спродюсированные Даниляном, — «Красота в движении», «Диалоги» и «Грани», — прогремев по миру, принесли авторам не только художественный, но и светский успех. С балериной начали сотрудничать ведущие дизайнеры и марки. Кавалли подарил ей дивное персиковое платье для премьеры «Красоты», а Дом Louis Vuitton презентовал спецсундук: кофр для шести пачек, восемнадцати пуантов и прочих сценических необходимостей. 

cmyk_19679-RVO-12C-PD-R1F21T30_DT01S11.jpg
На Диане Вишневой слева: шелковое платье, Michael Kors; справа: хлопковое боди, Wolford

Ходить «на Диану» стало модно: политики, интеллектуальная и актерская элита разных стран не пропускают ее премьер и презентаций. Переводчиком балерины неизменно служит сам Данилян. Внимание сильных мира сего к проектам Ardani Artists ему, конечно, льстит, однако снобизм вроде бы не одолел продюсера: «Я никогда не имел отношений с людьми, которые стоят у власти, но всегда благодарен за то, что моих артистов они поддерживают словом и делом». Хотя, конечно, не упускает случая ввернуть в разговор громкие имена давних знакомых: «С министром иностранных дел Сергеем Лавровым мы подружились лет восемнадцать назад. К пятидесятилетию он наградил меня медалью Министерства иностранных дел «За вклад в международное сотрудничество». Заметь: не за вклад в культурное сотрудничество, а именно за международное — это важное различие. Это единственная награда, которая у меня есть, и я ею дорожу». 

Вообще-то он дорожит каждым моментом своей увлекательной жизни, выстроенной им самим. В последний год посыпались круглые даты: двадцатипятилетие компании, тридцатилетие свадьбы, которое Сергей и Гая отметили венчанием в армянском кафедральном соборе Святого Вартана в Нью-Йорке. «Было пятьдесят человек друзей и родственников, Гая — в потрясающем платье Badgley Mischka, я — в Brioni, трехлетний внук — в смокинге. И представь: в Нью-Йорке среди гостей были почти все, кто гулял у нас в Москве тридцать лет назад».


cmyk_19679-RVO-08C-PD-R1F21T30_DT01S11.jpg
На Иване Васильеве и Гийоме Коте: легинсы, Yumiko; металлические  короны со стразами, Dolce & Gabbana


СТИЛЬ: KATERINA ZOLOTOTRUBOVA. ПРИЧЕСКИ: FERNANDO TORRENT/L’ATELIER NYC. МАКИЯЖ И ГРУМИНГ: YUMI/L’ATELIER NYC. МАНИКЮР: MEGUMI YAMAMOTO/SUSAN PRICE NYC. АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА: MARGARET GIBBONS; EVAN LEE; JORDIE TURNER; BRENDAN BURKE. АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: MELANIE SCHEINER. АССИСТЕНТ ПАРИКМАХЕРА: SHINYA NAKAGAWA. АССИСТЕНТ ВИЗАЖИСТА: RIE STUKI. ПРОДЮСЕР: ELENA SEROVA.

комментарии / 0

оставить комментарий