You are viewing the Russian Vogue website. If you prefer another country’s Vogue website, select from the list

Хотите получать уведомления о самых важных новостях из мира моды? Да, подписаться
Журнал

Зачарованный странник

Супермодель Наталья Водянова — лицо новогодней премьеры «Щелкунчик. Опера» — о новой жизни в Париже и благотворительной работе в России

20 Ноября 2014 Анастасия Соколова

Платье из неопрена с аппликацией из виниловых, шелковых, шерстяных и кружевных цветов и стразами, Chanel Haute Couture; кольцо Plume Poire из белого золота  с бриллиантами, Chanel Joaillerie; кольцо Piaget Rose из белого золота  с бриллиантами, Piaget
Платье из неопрена с аппликацией из виниловых, шелковых, шерстяных и кружевных цветов и стразами, Chanel Haute Couture; кольцо Plume Poire из белого золота с бриллиантами, Chanel Joaillerie; кольцо Piaget Rose из белого золота с бриллиантами, Piaget

«Это была любовь с первого взгляда, самая важная встреча в моей жизни. До сих пор, когда еду через площадь Согласия на левый берег Сены, от красоты у меня замирает сердце. Нужно прожить в этом городе какое-то время, чтобы понять: в Париже всегда сказочное небо, эти симфонии облаков и света — не случайность». О романе Натальи Водяновой с Парижем мы с ней говорим в Москве. Сегодня на ней пышная юбка ниже колена мятного оттенка Ulyana Sergeenko, белая блузка и босоножки Louis Vuitton, тренч Stella McCartney. Но завтра Наташа вернется в Париж, где на съемке с другом семьи фотографом Паоло Роверси примерит шитый пыльным золотом камзол и треуголку Щелкунчика, созданную для нее художником Павлом Каплевичем, задумавшим к Новому году превратить известный балет на музыку Чайковского в оперу и пригласившим Водянову стать лицом проекта. После премьеры треуголка, камзол и эскизы к остальным костюмам будут выставлены на лондонском аукционе MacDougall’s — все вырученные деньги пойдут в фонд «Обнаженные сердца». 

Пока наш автомобиль ползет по московским пробкам, Наташа вспоминает этапы ее встреч и разлук с Парижем. Пятнадцать лет назад она приехала туда настороженной голодной девчонкой, по ее собственному выражению, «прямым рейсом из Нижнего Новгорода». Подписала многомиллионные контракты с L’Oréal Paris и Calvin Klein. Вышла замуж за лорда Джастина Портмана и родила троих детей. Жила в Нью-Йорке, затем переехала в Лондон. И вот десять лет спустя она снова в Париже — уже в статусе суперзвезды, которая может выходить на подиумы только тогда, когда хочет — для Стеллы Маккартни и Рикардо Тиши, — и сниматься в рекламе тех Домов, с которыми, как с Guerlain, давно дружит. Она переехала с тремя детьми, с чьим отцом развелась, ради новой любви  — ее роман с парижанином Антуаном Арно, наследником империи LVMH, длится уже около трех лет, в мае 2014 года родился их сын Максим. 

Бархатное пальто с вышивкой, Dior Haute Couture; кружевное жабо, Kaplevich; кольцо Panthère из белого золота с изумрудами, бриллиантами  и ониксом, Cartier
Бархатное пальто с вышивкой, Dior Haute Couture; кружевное жабо, Kaplevich; кольцо Panthère из белого золота с изумрудами, бриллиантами и ониксом, Cartier


Страна детей

«В Париже мы всей семьей любим гулять на набережной у моста Александра III, там недавно разбили парк и построили чудесную детскую площадку. В хорошую погоду на старом семейном фургоне приезжает мороженщик. Себе я покупаю ванильное мороженое, а дети обожают манговое». Игровые площадки для Водяновой не только точка на карте многодетной матери, а своего рода барометр справедливости мироустройства. В ее собственном детстве в Нижнем Новгороде площадок не было — только дворы с качелями, но они были не убежищем, а еще одним испытанием. Известный факт: Водянова росла в неполной семье и помогала маме с сестрой Оксаной, страдающей церебральным параличом и тяжелой формой аутизма. Оксана очень любила гулять, и Наташа проводила с ней на улице по шесть часов кряду. При первой же возможности, всего четыре года спустя после старта модельной карьеры, Водянова принялась конвертировать мировую славу в исправление мироустройства. За десять лет созданный ею фонд «Обнаженные сердца» построил в России почти сто тридцать объектов: в Нижнем Новгороде, в Якутске, в подмосковном онкологическом центре и в следственном изоляторе Питера, а еще в Беслане. 

Я помню нашу встречу с Наташей в 2011 году накануне ее поездки в пострадавший от наводнения Крымск: она прилетела в Москву по другим делам, но бросила все, снарядила колонну КамАЗов с самым необходимым и поехала. Я видела, какой она в такие моменты бывает: решительной и неумолимой, в голубых глазах вспыхивает стальной огонь. Та поездка многим показала: супермодель, освоившая рупор XXI века — социальные сети, — в хаосе чрезвычайной ситуации может быть не менее эффективна, чем профессиональные спасатели. 

Платье из тюля с вышивкой, стразами и блестками, вуаль из сетки  и бархата, все Armani Privé
Платье из тюля с вышивкой, стразами и блестками, вуаль из сетки и бархата, все Armani Privé


План «Перехват»

Когда Водянова говорит о своем фонде, она уже давно имеет в виду не площадки. Они строятся и будут строиться впредь: на них охотно жертвуют деньги, алгоритм их создания отработан как дважды два. Но три года назад фонд запустил программу «Каждый ребенок достоин семьи» — и замахнулся на одну из самых болезненных для российского общества тем. Ее задачи: улучшить отношение россиян к детям с ментальными нарушениями, поддержать их родителей и снизить число отказов от таких детей в роддомах, увеличить количество специалистов, умеющих учить и лечить, и прочее, прочее, прочее. 

Как вышло, что от такого понятного прикладного проекта Наталья перешла к столь глобальным задачам? «Начиная с 2004 года меня постоянно спрашивали: почему вы не помогаете больным детям? А я не понимала вопроса: я хотела сделать счастливыми всех детей, а не только больных. Потому что самым счастливым человеком в нашей семье была именно Оксана: для меня и мамы было важнее накормить ее, а потом уже себя, сестра росла в любви и не знала тягот жизни. Но потом я прочитала книгу Алана Филпса, и это все изменило». 

Пальто из парчи, кожаный пояс, все Valentino Haute Couture; головной убор из хлопка с вискозой, тафты, парчи  и перьев, Kaplevich; платиновая брошь со шпинелью и бриллиантами, Cartier
Пальто из парчи, кожаный пояс, все Valentino Haute Couture; головной убор из хлопка с вискозой, тафты, парчи и перьев, Kaplevich; платиновая брошь со шпинелью и бриллиантами, Cartier


Иваново детство 

Корреспондент Daily Telegraph британец Алан Филпс проработал в России несколько лет, а по возвращении на родину написал книгу «Мальчик из дома ребенка номер десять». Это книгу он прислал Водяновой, приложив к ней записку: «Наталья, я хочу поблагодарить вас и вашу маму за то, что вы не оставили Оксану в интернате. К сожалению, не всем детям повезло так, как ей». Главный герой его книги — мальчик Ваня, с которым во время посещения российского детского дома познакомилась жена Алана Сара. В возрасте шести лет страдающий церебральным параличом Ваня был признан необучаемым («Его спросили, что такое светофор, а он не знал, потому что редко бывал на улице, понимаете?» — говорит Водянова) и переведен в дом инвалидов. Там мальчика нельзя было навестить, оттуда его нельзя было усыновить. Когда Сара все-таки сумела увидеть ребенка, испытала шок: раньше Ваня ползал, а теперь не вставал, прежде ел твердую пищу, теперь — из бутылочки. Мальчик, когда-то выучивший для общения с ней несколько слов на английском, свою гостью не узнал. К счастью, Алан и Сара сумели помочь Ване и он навсегда уехал из интернатов. 

«Пока читала книгу, всю дорогу плакала. Я просто не представляла, что бывает с особенными детьми, если от них отказываются родители, — говорит Наташа. — Но кроме ужаса почувствовала негодование. Потому что, если бы я не попала в Париж, с Оксаной случилась бы беда. Мы тогда заложили квартиру, и, если бы не деньги, которые принесла моя работа, нам негде было бы жить и пришлось бы отдать Оксану в интернат. Она бы погибла».

vg_N472-05_026_.jpg
Шелковое платье, расшитое блестками и стеклярусом, вуаль из тюля, серьги из стекла и металла, все Maison Martin Margiela Artisanal; кольца Limelight Cocktail из белого золота с изумрудами, цаворитами, сапфирами, шпинелью, морганитами, халцедоном, опалами и топазами, Piaget


Водянова немедленно встретилась с Филпсом, он познакомил ее с горсткой российских волонтеров, и у нее сложился план. А я представляю, каким огнем горели тогда ее голубые глаза. «Я сказала: если буду заниматься спасением одного конкретного ребенка, эмоционально не выдержу. По натуре я системный человек и решила действовать масштабно». Так появилась программа «Каждый ребенок достоин семьи». В этом году в Москве в третий раз прошел одноименный форум: на нем встретились ведущие специалисты по детскому развитию со всей страны и зарубежные эксперты с мировыми именами, врачи, учителя, чиновники и родители. Задача форума — говорить о проблемах в этой сфере, учиться их решать и в конечном итоге объединиться, чтобы изменить ситуацию. «Кроме того, что проводим форум, мы выделяем гранты на поддержку некоммерческих организаций, которые работают с детьми. А еще немного реформируем, чтобы они не только занимались их досугом, но могли готовить к школе, развивать необходимые для самостоятельной жизни навыки». 

Водянова не только движущая сила программы, но и конечный потребитель: второй год она берет своих старших детей и вместе с мамой и Оксаной едет на неделю в инклюзивный летний лагерь под Нижним Новгородом, где вместе отдыхают дети с особенностями развития и без них. «В этом году мама сопротивлялась: в прошлый раз поездка прошла тяжело — аутисты плохо адаптируются к новым условиям, незнакомым людям, поначалу Оксана много плакала, мало ела. Мама расстраивалась: «Я же говорила тебе, говорила». В этом году она наотрез отказалась ехать. «Тогда я сказала: «Ты как хочешь, а мы с детьми возьмем Оксану и поедем!» Мама сдалась, и поездка была изумительной: Оксана прекрасно помнила лагерь, была счастлива, играла с другими детьми, постоянно целовала нас и смеялась. Было очень хорошо. Вот так нужно вытаскивать всех мам — подобные поездки на пользу семье». 

Хлопковая накидка, Viktor & Rolf Haute Couture; платиновый браслет Odyssee de Cartier c гранатами, танзанитами, турмалинами и бриллиантами, Cartier
Хлопковая накидка, Viktor & Rolf Haute Couture; платиновый браслет Odyssee de Cartier c гранатами, танзанитами, турмалинами и бриллиантами, Cartier


Сказка странствий 

Мы разговариваем второй час, а я так и не могу понять, что же в ней изменилось. В ее облике появилось что-то новое, но что? «Я тоже чувствую, что стала другой, внутренне ощущаю себя иначе. Наверное, это связано с тем, что я теперь мать четверых детей, а еще и с работой фонда. Парки давали чувство удовлетворения: ты задумал построить площадку, ты ее построил, на открытии увидел счастливых детей — и сложил это в сердце, как в копилочку. А сейчас копилка стала такой огромной, мы туда бросили несколько монеток, а она пустая. Усилия огромные, и я чувствую эту тяжесть. Это отражается, как оказалось, даже на платьях: в вещах, которые я прежде любила, мне некомфортно. Я помню, как умирала по платьицам ­школьницы от Ульяны Сергеенко. Но сейчас я просто не могу это надеть, больше не чувствую себя девочкой, которая прыгала от радости на открытии парков». 

Каждый человек по-разному проживает свои детские травмы — кто-то старается забыть, кто-то использует как топливо для творчества, кто-то всю жизнь вознаграждает себя за боль, кто-то стремится искоренить причину. Последнее про Водянову. Поэтому она снова и снова на всевозможных круглых столах и форумах, на американских, российских и бог весть каких еще ток-шоу рассказывает свою историю. Как свидетельство, как заклятие. Потому что у нее есть возможность быть услышанной — в отличие от всех тех безголосых, кто сегодня по шесть часов гуляет с сестренкой на холодных улицах неприветливых городов. Поэтому она снова и снова оставляет Париж и свою семью. В бытовой психологии это называют «закрыть гештальт» — снять с себя давно принятое обязательство. А для этого, как в сказке, нужно износить три пары железных башмаков, три посоха железных изломать. 

Художник Павел Каплевич познакомился с Наташей в этом году через общих друзей в Париже — и пригласил стать лицом грядущей премьеры: «Во-первых, мы хотели поддержать фонд «Обнаженные сердца». А во-вторых, ведь Водянова — воплощение Маши из сказки, красивая, волшебная девочка». Я возражаю: мне в Наташе видится скорее Щелкунчик — маленький рыцарь с сабелькой, один против всех. «Знаете, — говорит Каплевич, — а ведь я так и не смог сделать для нее костюм Маши, как планировал. Я сшил для нее камзол и треуголку». 



Стиль: Robbie Spencer. Прически: Yannick D’Is/Management + Artists. Макияж: Marie Duhart/Atomo Management. Модель: Natalia Vodianova/Viva. Сет-дизайн: Jean-Hugues de Chatillon. Ассистенты фотографа: Mélanie Rey; Felix Seiler Fedi; Barbara Marangon; Matteo Miani/Dtouch. Ассистент стилиста: Katy Fox. Продюсеры: Marion Nobleaux; Perrine Leclert/Art + Commerce; Elena Serova.

еще в разделе Журнал

Ангелы ночи

Ангелы ночи

Предупредите дворецкого: в полночь на балу появятся опасные и прекрасные создания в полупрозрачных кружевах

комментарии / 0

оставить комментарий

самое популярное

Все, что нужно знать об оливковом масле
Новости Все, что нужно знать об оливковом масле

Нестандартные способы использования привычного продукта

Феномен новой «бабулиной» сумки
Тенденции Феномен новой «бабулиной» сумки

Почему мы отдаем за «ретроридикюли» Céline и Vetements сотни тысяч, когда на барахолке такие можно купить за копейки?


подписка на журнал

Для Вас все самое интересное
и свежее в мире моды

VOGUE на планшете

Свежий номер журнала
по специальной цене

VOGUE на iphone

Скачайте
по специальной цене!

VOGUE коллекции

Для iPhone
и iPad

Vogue Россия
в Facebook

Vogue Россия
в Vkontakte

Vogue Россия
в Twitter

Видео-канал
VOGUE Россия

vogue россия
в instagram

Instagram

Самые яркие
фото VOGUE.ru